Миграция нужна – точка. Что дальше?. Экономическая политика
Миграция нужна – точка. Что дальше?

Население Росси за десять лет с 2001 г. по 2011 г. сократилось на 3,4 млн чел., а при сопоставлении с 1992 г. – на 5,6 млн человек. При этом роль миграции – единственного в условиях естественной убыли населения компенсаторного механизма – снизилась. В результате стал фактически пустеть Дальний Восток. Ситуация в этом регионе может измениться не ранее середины 2020 годов, считает Жанна ЗАЙОНЧКОВСКАЯ из ИНП РАН


Жанна Зайончковская
Современные миграционные процессы необходимо оценивать, учитывая сложный период политической и социально-экономической трансформации СССР начала 1990-х годов, который сопровождался миграцией, определяемой стрессовыми факторами. Тогда внешняя миграция из бывших республик в РФ резко выросла, а вот внутренняя мобильность за несколько лет сократилась в два раза. Кроме того, потоки миграции сменили вектор – с севера и востока в центр и на юго-запад страны. Стал буквально пустеть Дальний Восток. Надо отметить, что этот регион, как и Сибирь, в ближайшие десять лет даже при благоприятном развитии событий смогут рассчитывать лишь на замедление миграционного оттока. Есть шансы на улучшение ситуации в середине 2020-х – начале 2030-х, когда убыль трудоспособного населения резко сократится, однако в долгосрочной перспективе ситуация вновь сильно обострится.

Постсоветское «переселение» народов

Диаграмма 1. Ожидаемая естественная убыль численности населения России в трудоспособном возрасте до 2050 г., тыс. чел. в год. Источник: Прогноз Института демографии НИУ ВШЭ, средний вариант
Диаграмма 1. Ожидаемая естественная убыль численности населения России в трудоспособном возрасте до 2050 г., тыс. чел. в год. Источник: Прогноз Института демографии НИУ ВШЭ, средний вариант
К началу 2000-х гг. именно рост спроса на труд в России, где экономическое развитие сопровождалось естественной убылью трудоспособного населения (к концу 2010-х гг. она достигла 1 млн чел. в год), дополненный предложением труда со стороны ряда стран СНГ, стал спусковым механизмом для роста трудовой миграции в Россию. По официальным данным доля иностранных работников в 2009 г. составила 3,1% от общей численности занятых в России. С учетом неурегулированной занятости эта доля экспертно определяется в пределах 8–10%, что сопоставимо с аналогичными показателями в Германии, Англии, Италии. Словом, «круги на воде» 90-х успокоились, и миграция вновь стала определяться привычными факторами, такими, как спрос на труд, разница в уровне жизни, заработной плате.

В 2000-е гг. нетто-миграция упала до 1,9 млн человек, т.е. до уровня 1980-х годов, но хватило ее для возмещения лишь 30% естественных потерь в численности российского населения. Ведь в 80-е миграционный прирост составлял только 20% общего прироста населения, в остальном это была естественная прибыль. Сейчас миграция стала основной возможностью компенсировать убыль населения. В 2007 г. в России началось сокращение населения в трудоспособном возрасте, и тенденция эта продолжится в перспективе (см. диагр. 1).

Утешает в некоторой степени то, что, по данным новой системы ФМС, в конце 2011 г. в России находилось 9 млн мигрантов. Из этого числа 3,3 млн чел. приехали с личными целями на непродолжительное время (в гости, на лечение, туристы и т.п.) или на учебу; 1,3 млн официально работали; оставшиеся 4,3 млн. – в основном трудовые мигранты, зарегистрированные, но работающие неформально, без разрешения. Если учтем 0,3 млн прибывших в Россию на постоянное жительство, неопределенный остаток составит 4 млн человек. Четверть от этого числа мигрантов, по данным ряда соцопросов, де-факто являются постоянными жителями России и могли бы быть зачислены в миграционный прирост, что наряду с переписной составляющей приближает миграционный прирост 2000-х к уровню 1990-х. Но и в этом случае миграция реализовала свою компенсаторную функцию всего на 60%.

Национальный вопрос

Повышение пенсионного возраста для мужчин и женщин до 64 лет способно только наполовину возместить дефицит трудовых ресурсов

Почти 40% миграционного притока в Россию обеспечивают выходцы из Средней Азии (см. рис. 1). При этом миграция из Казахстана, который долго лидировал по представительности в российском потоке, резко упала. Вклад Закавказских стран, возросший во второй половине 2000-х, в целом за 10-летие остался на уровне 90-х годов. То же можно сказать и об Украине.

С 1992 г. по 2007 г., после которого был отменен учет мигрантов по национальному признаку, Россия получила приток населения по этнической структуре близкий к собственному населению. Русские составили в нем 2/3, а вместе с украинцами, белорусами и другими российскими народами – 80%.

Доля русских вместе с другими россиянами, составляющая 3/4 в 1993–1997 гг., упала до половины в 2003–2007 гг., а процент выходцев из средней Азии возрос с 1,3% до 6,8%. Русские, во-первых, адаптировались к новым условиям на постсоветском пространстве на фоне ослабления националистических настроений, во-вторых, они стали более востребованными в профессиональном плане. При принятии в 2006 г. госпрограммы по переселению соотечественников эти тенденции не были учтены, так же, как и не были снижены административные барьеры при обустройстве новых граждан. Неудивительно, что программа провалилась.

Дипломов много, а не хватает

Часто можно слышать мнения о том, что миграция в Россию, и в первую очередь трудовая миграция, не оставляет стране шансов пополнить население образованными людьми. Действительно, в 2010 г. только 14,3% из вновь прибывших в РФ среднеазиатов (а именно с ростом их доли в миграции и связывают эту тенденцию) имели высшее образование, 23,1% – среднее профессиональное. В то же время 23% россиян в 2010 г. заявили о наличии у них дипломов о высшем образовании, что почти в 1,5 раза превышает уровень 2002 г., а 31% имели среднее специальное образование. Такой социокультурный разрыв между коренными жителями страны и гостями объективно способствует росту ксенофобии.

Рисунок 1. Структура миграционного прироста России в обмене со странами СНГ, %. Источник: http://russiancouncil.ru/common/upload/migra8.jpg
Рисунок 1. Структура миграционного прироста России в обмене со странами СНГ, %. Источник: http://russiancouncil.ru/common/upload/migra8.jpg
Но несмотря на обилие дипломированных специалистов в самой России, высококвалифицированных кадров ей не хватает едва ли не больше, чем рядового рабочего персонала. Однако планы пополнить рынок труда России квалифицированными специалистами за счет приезжих не имеют под собой оснований, и даже представителей рабочих специальностей придется обучать на месте. Влить «новую кровь» в сектор, связанный с новыми технологиями и наукой, планируется путем привлечения высококвалифицированных специалистов из дальнего зарубежья. Разрешение на работу им может быть выдано на срок до 3-х лет с возможным неоднократным продлением, для самого специалиста и членов его семьи может быть оформлен вид на жительство и др. С мая 2010 г. таким образом удалось привлечь 47,1 тыс. специалистов, в т.ч. в 2011 г. – 27,4 тыс., из них из стран с визовым режимом – 16,5 тыс. чел. Но 86% оформленных разрешений на работу таким специалистам пришлось на Московский регион.

Кто приедет?

Как ни крути, России мигранты необходимы. Не только высококвалифицированные, но и простые рабочие. Но сколько именно? Существует мнение, что закрыть дефицит труда можно было бы, используя скрытые внутренние резервы, например, повышением пенсионного возраста до 64 лет для мужчин и женщин, что, впрочем, только наполовину возместит трудовой «провал» (см. табл. 1).

Таблица 1. Естественная убыль трудоспособного населения при разных границах трудоспособного возраста, млн чел. Источник: Прогноз Института демографии НИУ ВШЭ, средний вариант

Возраст трудоспособности, лет

2009–2025

2026–2050

16–59 (54)

13

18,8

16–64 (для мужчин и женщин)

12,2

18,5

 

 

 

 

 

 

 

 

И снова смотрим в сторону границы, памятуя о потенциале миграции. Если 70% мигрантов будут находиться в трудоспособном возрасте, то нам в период до 2030 г. необходимо порядка 12 млн человек. И то только для самых перспективных в плане экономического роста регионов.

Таким образом, РФ будет вынуждена обратить взор на страны дальнего зарубежья, надеясь привлекать рабочую силу оттуда. Конкуренция за европейских работников со стороны развитых стран велика, так что Россия может рассчитывать преимущественно на страны Юго-Восточной и Южной Азии, возможно, арабские страны. Наплыв работников, резко отличных от большинства россиян в этнокультурном отношении, грозит дестабилизацией и обострением ксенофобии. Но, с другой стороны, перспективы экономического спада в результате недостатка рабочей силы не позволяют отказаться от идеи привлечения мигрантов. Собственно, то, что миграция нужна, было официально подтверждено в Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года. Вот только она не дает ответ на вопрос, как и чем привлечь мигрантов в страну и как их интегрировать в российское общество. Причем политика в сфере миграции должна строиться не только на конкретных предложениях по решению текущих экономических проблем, но и с учетом долгосрочных прогнозов. Задача миграционной политики состоит в том, чтобы опережать на шаг возможные будущие трудности, а желательно и на несколько шагов. Потому что цена вопроса и цена ошибки в этом вопросе – слишком высоки.

 

По материалам статьи Ж.А. Зайончковской «Миграция в современной России»

 

 

Подготовила к публикации Ирина Ильинская

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp