Гражданское общество поверило в возможность самоорганизации. Экономическая политика
Гражданское общество поверило в возможность самоорганизации
10 Сентябрь 2013, Леонид Полищук, Алексей Макарьин

Социальные сети способствуют гражданской политической самоорганизации. Развитие в России социальных сетей создало организационный фундамент для реализации протестных настроений, что и продемонстрировал всплеск политической активности 2011–2012 гг., доказывали на Леонтьевских чтениях – 2013 Леонид ПОЛИЩУК и Алексей МАКАРЬИН из Лаборатории прикладного анализа институтов и социального капитала НИУ ВШЭ


Леонид Полищук
Исследование «Роль гражданской культуры и социальных сетей в политической самоорганизации», результаты которого представили докладчики, было проведено в 2012 г. в соавторстве Алексеем Макарьиным и Леонидом Полищуком (НИУ ВШЭ), Марией Петровой и Рубеном Ениколоповым (РЭШ). Задача состояла в том, чтобы на основе эмпирических данных, полученных в ходе опросов в Москве и по всей России, исследовать механизмы влияния социальных сетей на политическую самоорганизацию, в частности – на самоорганизацию среднего класса. А также оценить роль давления социальной среды как фактора участия в политической деятельности. Прежде сетевые эффекты в подобных ситуациях, как правило, связывались с сокращением рисков их участников и иных издержек участия по мере роста масштабов акции, тогда как фактору возникновения новых норм участия уделялось меньше внимания. Между тем такие нормы могут дополнять и усиливать внутреннюю мотивацию, причем этот эффект, очевидно, тем сильнее, чем больше численность движения. Таким образом, в политической самоорганизации возникает эффект масштаба, в основе которого лежат социальные нормы.

Для проверки гипотезы были опрошены 3400 человек, участвовавшие в митингах 2011–2012 годов. Большую часть выборки образовали 2400 респондентов, ответивших на вопросы анкеты, размещенной на сайтах slon.ru и forbes.ru. Репрезентативную выборку в 1000 человек предоставила компания Tiburon Research, специализирующаяся на маркетинговых онлайн-исследованиях.

Катализаторы коллективной гражданской активности

Алексей Макарьин
Феномен массовых политических выступлений – это всегда «неожиданность», застающая врасплох всех: и власть, и оппозицию и общество в целом. Протесты в России зимой 2011 г., вызванные широким недовольством результатами выборов в Государственную думу, справедливость и честность которых была поставлена под сомнение, не стали исключением. Однако, по мнению авторов исследования, глубинной причиной массовых выступлений стали культурные изменения в самом российском обществе, отразившие, помимо прочего, рост благосостояния населения и укрепление среднего класса. Социальные сети – онлайн – способствовали координации протестного движения и возникновению эффекта «экономии масштаба», основанного на скорости и доступности обмена информацией. А массовость протестов в свою очередь привела к переоценке в российском обществе способности к самоорганизации и коллективным действиям.

Популярность демократических лозунгов в годы перестройки не отражала культурные ценности населения, а скорее была связана с надеждами на то, что демократия будет способствовать повышению жизненного уровня до стандартов экономически развитых стран. Затяжной спад производства в первые годы экономических и политических реформ вызвал повсеместное разочарование в демократической идее. Надежного культурного фундамента демократии в российском обществе не было ввиду отсутствия исторического опыта и преобладания «ценностей выживания», отодвигающих общественные проблемы на второй план.

С конца 1990-х гг. российская экономика росла быстрыми темпами вплоть до кризиса 2008 г., но при этом качество институтов в России постоянно ухудшалось, в значительной степени из-за того, что общество устранилось от публичной политики и не оказывало воздействия на институты. Между тем экономический рост, повышение благосостояния и укрепление среднего класса подспудно накапливали изменения в культуре и ценностях россиян и усиливали спрос на качественные государственные услуги и общественные блага. Ценности выживания стали вытесняться ценностями индивидуальной автономии и самореализации, что в свою очередь привело к росту политического сознания и развитию гражданской культуры. В последнее десятилетие в российском обществе укрепилось осознание необходимости неотложных мер по совершенствованию городской инфраструктуры, улучшению окружающей среды, образования, здравоохранения, общественной безопасности, правосудия и так далее.

Митинги 2011–2012 гг. повлияли на представления граждан: большинство из них поняли, что недооценивали способности к коллективным действиям, а участие в них обрело статус новой социальной нормы

Поскольку политическое развитие России последнего десятилетия не отвечало изменившимся ценностям, это создало в обществе подспудное политическое напряжение, которое в течение длительного времени не смогло вылиться в коллективные политические акции из-за проблемы координации действий.

Политические коллективные действия мотивируются совокупностью социальных предпочтений каждого индивида, складывающихся под влиянием комплекса факторов – внутренней и внешней мотивации (причем последняя создается давлением социальной среды). Людьми движут не только прагматические мотивы, для них самоценен и сам факт участия в общественной деятельности, при некоторых обстоятельствах это становится общественной нормой.

Политические коллективные действия обладают эффектом взаимодополняемости: чем больше участников в акции, отвечающей внутренним убеждениям группы индивидов, тем привлекательнее она для остальных. Это создает ощущение социальной нормы, которая создает давление на индивида со стороны его социального окружения и усиливает внутреннюю мотивацию.

Интернет во многих странах мира стал катализатором самоорганизующихся политических коллективных действий. С помощью Интернета потенциальные участники митинга получают необходимую для самоорганизации информацию о месте, времени и логистике коллективных действий и о других участниках. Очень важной функцией Интернета являются чувство локтя и уверенность в поддержке достаточного количества участников мероприятия, создающие ощущение безопасности и душевного комфорта.

Перечисленные механизмы сыграли свою роль и в координации политической деятельности в России на протяжении последних лет. Подозрения в нарушениях на выборах высказывались и в 2007 г., но они не вызвали столь сильного резонанса в обществе, как четырьмя годами позже. Такую заметную разницу в реакции общества следует связывать с широким распространением социальных сетей и, несомненно, с культурными сдвигами, происшедшими за эти годы.

Итог эксперимента

Диаграмма 1. Мотивы участия в митингах. Источник: Презентация авторов
Диаграмма 1. Мотивы участия в митингах. Источник: Презентация авторов
Диаграмма 2. Изменение представления людей о количестве единомышленников. Источник: Презентация авторов
Диаграмма 2. Изменение представления людей о количестве единомышленников. Источник: Презентация авторов
Есть основания предполагать, что даже в анонимных опросах респонденты, отвечая на «чувствительные вопросы», неохотно высказывают свое истинное мнение, что искажает достоверность данных опроса. Поэтому был применен известный метод – списочный эксперимент (list experiment), когда респондентам предлагают указать не конкретные варианты ответов, а только общее количество ответов, с которыми они соглашаются. Задавался один и тот же вопрос («Почему вы участвовали в митингах?»), при этом контрольной группе респондентов предлагался список из нескольких нейтральных высказываний, тогда как в «экспериментальной группе» в этот список включался и «чувствительный» вариант ответа («Хотел рассказать об этом друзьям и знакомым»). Итог эксперимента – это разность между средними значениями количества отмеченных ответов по двум группам опрашиваемых. Эта разность отражает процент респондентов, «скрыто» имевших ту или иную мотивацию для участия в протесте.

На диаграмме 1 наглядно отражены результаты опроса по методике списочного эксперимента. Около 40% респондентов были мотивированы участвовать в митинге, потому что их знакомые и друзья принимают в нем участие, а более 20% пошли на митинг только для того, чтобы потом рассказать об этом своим друзьям. Также 10% согласились с тем, что частично их мотивировала возможность написать о протесте и о своем участии в нем в социальных сетях. Подчеркнем, полученные цифры статистически далеко отличны от нуля.

Диаграмма 3. Изменение представления людей о способности общества к самоорганизации. Источник: Презентация авторов
Диаграмма 3. Изменение представления людей о способности общества к самоорганизации. Источник: Презентация авторов
Интерпретировать эти результаты можно следующим образом: помимо внутренней мотивации, важным фактором протестной активности является также социальное давление. В некотором роде это свидетельство возникновения новых социальных норм, включающих ценность участия в коллективных политических акциях.

Имели ли политические выступления 2011–2012 гг. долгосрочные последствия, помимо последовавших за ними ограниченных политических реформ? Исследование позволило получить ответ и на этот вопрос, показав, что митинги изменили представления респондентов об обществе, в котором они живут.

На вопрос, изменились ли ваши представления о числе единомышленников в вашем окружении, по репрезентативной выборке интернет-пользователей утвердительно ответило 20% респондентов (см. диагр. 2), тогда как среди участников митингов (отмечены на диаграмме более светлым цветом) доля положительных ответов составила 80%. Кроме того, как видно по результатам опроса, участники митинга значительно повысили свою оценку способности общества к самоорганизации (3 столбец, диагр. 2).

Митинги повлияли на представления граждан: большинство из них поняли, что недооценивали способности к солидарным действиям (см. диагр. 3). И лишь немногие из респондентов не разделили этой точки зрения или затруднились в ответах.

Таким образом, политические выступления стали важным сигналом для самого общества, отразив происшедшие в нем культурные изменения. Это знание станет важной реалией социального и политического развития России в ближайшие годы.

 

Алексей Макарьин, Леонид Полищук

 

По материалам докладов А.А. Макарьина и Л.И. Полищука «Роль гражданской культуры и социальных сетей в политической самоорганизации городского среднего класса» на Леонтьевских чтениях – 2013 и «Социальное давление и участие в протестах: свидетельства из России» на XIV Апрельской международной конференции НИУ ВШЭ

 

Приложение: презентация

 

Подготовила к публикации Сюзанна Гетьман

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp