Российская промышленность в мае 2013 года. Экономическая политика
Российская промышленность в мае 2013 года
11 Июль 2013, Сергей Цухло

Состояние российской промышленности в мае ухудшилось. Продолжается снижение продаж продукции, однако прогнозы спроса показали резкий рост оптимизма. Высокий уровень запасов готовой продукции говорит о проблемах со сбытом, а также о неуверенности в реальном оживлении спроса. Ценовая политика предприятий – абсолютное снижение отпускных цен – направлена на оживление низкого спроса, считает заведующий лабораторией конъюнктурных опросов ИЭП им. Е.Т. Гайдара Сергей ЦУХЛО


Сергей Цухло
Спрос на промышленную продукцию

В мае динамика спроса на продукцию не претерпела принципиальных изменений. И исходные, и очищенные от сезонности данные показали продолжающееся снижение продаж продукции: исходные – с темпом -6 пунктов, очищенные – с темпом -10 (см. рис. 1). В результате только в феврале–марте в промышленности было преобладание сообщений о росте спроса, которое, впрочем, исчезало после применения формальных процедур очистки.

Прогнозы спроса в мае показали резкий рост оптимизма: исходные данные улучшились на 8 пунктов, очищенные – на 6. Такой резкий пересмотр прогнозов продаж в мае в последние годы был отмечен только единожды – в 2011 году.

Запасы готовой продукции

Оценки запасов готовой продукции в промышленности продолжают сигнализировать о проблемах со сбытом и о неуверенности в реальности оживления спроса. Доля ответов «выше нормы» в последние месяцы достигла 45-месячного максимума при снижении оценок «ниже нормы» и сохранении в лидерах ответов «нормальные» (см. рис. 2). Впрочем, последние оценки уже более тринадцати лет (с марта 2000 г.) стабильно преобладают в российской промышленности, что говорит о вполне успешной политике управления запасами. Даже в январе 2009 г. (на пике последнего кризиса) они не уступили первого места в промышленности ответам «выше нормы».

Выпуск продукции

Рисунок 1.
Рисунок 1.
Рисунок 2.
Рисунок 2.
Рисунок 3.
Рисунок 3.

 

 

 

 

 

 

 

Первые данные о динамике выпуска в мае выглядят крайне пессимистично. Исходный баланс ответов (рост–снижение), который интерпретируется как темп изменения, снизился сразу на 27 пунктов. Такого резкого сброса показателя в мае до сих пор не регистрировалось. Очистка от сезонности показала усиление спада, по данным опросов ИЭП, с -7 пунктов до -16 пунктов (см. рис. 3). Эти, на первый взгляд, серьезные изменения могут объясняться переносом части выходных дней с января на май. В результате мы получили еще один сложный для интерпретации статистических данных месяц и повод для всплеска дискуссий после публикации официальных данных о промпроизводстве в мае.

Планы выпуска улучшились в мае вслед за прогнозами спроса, но в меньшей степени. В результате доля предприятий, у которых планы выпуска отстают от прогнозов продаж, возросла до 12%, хотя ранее такое соотношение регистрировалось только у 6–7%. Получается, что промышленность не сильно верит в реализацию своих же собственных прогнозов спроса, оптимизм которых явно вырос в мае. После очистки от сезонности майские планы выпуска остались в рамках достаточно узкого коридора +12 – +16 пунктов, в котором они пребывают с начала 2013 г. Заметим, что год назад за первые пять месяцев этот показатель снизился с +19 до +7 пунктов.

Цены предприятий

В мае ценовая политика предприятий вновь продемонстрировала попытки промышленности оживить слабый спрос на производимую продукцию. Баланс фактических изменений цен (темп роста) потерял еще 5 пунктов и стал отрицательным – промышленность перешла к абсолютному снижению цен (см. рис. 4). Такая динамика цен в мае – крайне нетипичная ситуация и регистрировалась только в 2009 г., когда предприятиям пришлось корректировать неоправдавшуюся стратегию быстрого выхода из кризиса 2008–2009 гг. Обычно в 2011–2012 гг. абсолютное снижение отпускных цен имело место в конце года. А в 2010 г. рукотворные (объявленный рост ставки ЕСН) и природные (засуха) факторы привели к аномальному росту цен уже в конце года и скачку в январе 2011 г. В последние месяцы рост цен продолжается только в пищевой отрасли и промышленности стройматериалов, другие сектора либо уже остановили его, либо перешли к снижению цен.

Рисунок 4.
Рисунок 4.
Рисунок 5.
Рисунок 5.
Рисунок 6.
Рисунок 6.

 

 

 

 

 

 

 

Прогнозы изменения цен в марте–апреле сохраняют рекордно низкий уровень возможного роста показателя на ближайшие месяцы. Самый существенный рост возможен в топливной отрасли, стройиндустрии и цветной металлургии. Остальные отрасли демонстрируют крайне скромные планы увеличения цен, а черная металлургия – уже намерение их снижения.

Фактическая динамика и планы увольнений

В мае российская промышленность продолжала терять работников, причем с возросшей интенсивностью. Темп сокращения персонала подскочил за месяц на 13 пунктов и достиг -19 балансовых пунктов (см. рис. 5). Такого интенсивного майского сокращения работников после кризиса 2008–2009 гг. в промышленности еще не было. Впрочем, и январские некризисные сокращения нечасто достигали подобных значений. Сейчас набора персонала не происходит ни в одном из секторов, а самые интенсивные сокращения зарегистрированы в машиностроительной, легкой, химической и нефтехимической отраслях.

Кредитование промышленности

Общие условия кредитования устраивают сейчас 72% промышленных предприятий (см. рис. 7). Это значение находится у верхней границы коридора, в котором показатель пребывает почти два года. Самая высокая удовлетворенность доступностью кредитов в апреле–мае зарегистрирована в черной металлургии (86% предприятий, предлагаемая ставка 11%), химпроме (83%, ставка 11%) и пищевой промышленности (74%, ставка 13,2%). Сложнее всего сейчас кредитоваться (как и всегда) легпрому, там удовлетворены доступностью кредитов 49% предприятий. А средняя минимальная предлагаемая банками предприятиям отрасли ставка составляет 13,4% годовых в рублях.

 

 

Сергей Цухло

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp