Российская промышленность в апреле 2013 г.. Экономическая политика
Российская промышленность в апреле 2013 г.
19 Июнь 2013, Сергей Цухло

Российская промышленность продолжает демонстрировать крайне слабые темпы роста, спрос на промышленную продукцию падает и надежды на его оживление ничтожно малы. Инвестиционные планы предприятий не смогли сохранить в апреле положительную тенденцию, зафиксированную в марте, и вновь стали нулевыми, отмечает заведующий лабораторией конъюнктурных опросов ИЭП им. Е.Т. Гайдара Сергей ЦУХЛО


Сергей Цухло
Спрос на промышленную продукцию

В апреле опросы зарегистрировали сокращение спроса на промышленную продукцию и по исходным, и по очищенным от сезонности данным. Исходные данные показали негативный баланс продаж в апреле впервые для посткризисных лет: в 2010–2012 гг. этот показатель был положителен и доходил до +11 пунктов. Сейчас его значение составляет -6 пунктов по исходным данным и -14 по очищенным от сезонности. Рекордное сокращение спроса после кризиса 2008–2009 гг. было зафиксировано предприятиями в июле 2012 г. и составляло -17 пунктов после очистки от сезонности (см. рис 1).

Прогнозы продаж снижаются третий месяц подряд и оказались худшими для апрельских результатов в 2010–2012 гг. по исходным данным и близки к переходу «в минус» по очищенным от сезонности. Надежд на оживление спроса в промышленности как никогда мало.

Запасы готовой продукции

Оценки запасов готовой продукции подтверждают слабость текущего спроса и неуверенность предприятий в его оживлении в ближайшие месяцы. Доля оценок «выше нормы» в марте–апреле 2013 г. достигла максимума с сентября 2009 г., т.е. с того момента, когда промышленность только избавилась от кризисного избытка запасов, доходившего до 35–40% ответов «выше нормы». Сейчас таких оценок в промышленности зарегистрировано 25% (см. рис 2).

Выпуск продукции

Данные об объемах выпуска промышленной продукции в апреле вновь могут стать яблоком раздора внутри экономического блока Правительства, привыкшего опираться на скромный набор индикаторов наших органов статистики. Подобное уже произошло после публикации официальных цифр об изменении выпуска в марте, когда Минэкономразвития публично упрекнуло Росстат в некорректной очистке исходных показателей от сезонности. А малая величина изменений показателя делает конечный результат заложником именно формальных методов, а не реальных процессов, происходящих в промышленности. Для описания и понимания этих процессов только сведений о росте или снижении выпуска уже явно недостаточно.

 

 

 

 

 

 

 

В апреле российская промышленность продемонстрировала крайне слабые для этого месяца темпы роста, снизив баланс изменений (темп роста) выпуска до +6 пунктов, хотя в предыдущие посткризисные годы он не опускался ниже +20 пунктов и даже в кризисном 2009 г. составлял +9 пунктов (см. рис. 3). Очистка от сезонности первых апрельских данных 2013 г. опустила баланс до 5 пунктов, что стало худшим результатом с июня 2009 г., т.е. с начала выхода российской промышленности из острой фазы последнего кризиса.

Планы выпуска после традиционного максимума в январе–феврале столь же традиционно теряют оптимизм. К апрелю потери составили 21 пункт по исходным данным и 9 пунктов – по очищенным от сезонности. В итоге планы последних месяцев стабилизировались на уровне +12 пунктов, что соответствует уровням аналогичных месяцев 2012 г. Но их совпадение с прогнозами спроса в 2013 г. увеличилось и достигло 78% (в прошлом году оно составляло 69%). Такой высокий результат опросы регистрируют нечасто (как правило, в критические для российской промышленности периоды), а более высокое совпадение планов выпуска и прогнозов спроса было получено только в ноябре–декабре 2008 г. Таким образом, сейчас промышленность определенно пребывает в сложном (предкризисном?) состоянии, но в планах пытается сгладить остроту возможного кризиса хотя бы за счет минимизации излишков запасов готовой продукции.

Цены предприятий

Ценовая политика предприятий подтверждает наличие серьезных проблем со сбытом промышленной продукции. В марте–апреле темп роста отпускных цен потерял 10 пунктов после традиционного скачка начала года и стал нулевым. Аналогичная ситуация наблюдалась и в начале 2012 г., но тогда минимальный рост фактических цен сопровождался прогнозами их высокого роста в следующие месяцы. Сейчас таких надежд в промышленности уже практически нет: баланс ценовых планов опустился до +4 пунктов, хотя еще в январе–феврале составлял +20 пунктов (см. рис. 4).

Фактическая динамика и планы увольнений

 

 

 

 

 

 

 

В феврале–апреле работники продолжали покидать промышленные предприятия. Интенсивность этого процесса была ниже январской, но по сравнению с предыдущими годами в этот раз не было зарегистрировано превышения найма над увольнениями после января. Иными словами, если в 2010–2012 гг. промышленность все-таки увеличивала численность работников в конце I кв. – начале II кв., то в 2013 г. этого не произошло. И здесь, возможно, «совпали позиции» работников и работодателей. Первые покидают предприятия из-за низких зарплат в условиях повышения размера оплаты труда в других секторах экономики. Вторые не препятствуют исходу работников, поскольку явные негативные изменения спроса и выпуска определенно требуют снижения численности занятых на производстве. А возможные сокращения в случае резких кризисных явлений будут маловероятны под давлением властей всех уровней, как это было совсем недавно. В результате в промышленности в целом сложился баланс обеспеченности предприятий работниками: доля сообщений «более чем достаточно» практически уравновешивается долей сообщений «менее чем достаточно» при абсолютном превосходстве (на уровне 75–80%) оценок «достаточно».

Инвестиционные планы предприятий

Инвестиционные планы предприятий, вышедшие было «в плюс» в марте после долгой в этот раз сезонной паузы конца одного и начала другого года, не смогли сохранить в апреле положительную тенденцию и вновь стали нулевыми – намерения увеличить инвестиции опять равны планам их сокращения в российской промышленности (см. рис. 5). Негативная корректировка инвестиционного тренда произошла в машиностроении (-5 пунктов после +7 в марте), леспроме (-12 после -3), химпроме (+7 после +14) и легпроме (-21 после -6). Положительные изменения инвестпланов зафиксированы в пищепроме (+13 пунктов в апреле после -30 в марте).

Кредитование промышленности

Суммарная доступность кредитов для российской промышленности в апреле 2013 г. осталась практически прежней. В результате на протяжении 22 месяцев (с июля 2011 г.) показатель не выходит за рамки коридора 67–72% (см. рис. 6). Средняя минимальная предлагаемая банками ставка, составляет сейчас 12,9% годовых в рублях и снизилась за два месяца на 0,2 п.п. после достижения в феврале 2013 г. уровня в 13,1%. Февральская ставка стала тридцатимесячным максимумом показателя. В апреле самые низкие ставки предлагались предприятиям черной металлургии (11,1%) и химпрома (11,2%), самые высокие – легпрома (13,4%) и стройиндустрии (14,5%).

 

Сергей Цухло

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp