Выбор в пользу ВИНК Россия сделала 20 лет назад. Экономическая политика
Выбор в пользу ВИНК Россия сделала 20 лет назад
13 Декабрь 2012, Валерий Первухин

В условиях разрушения хозяйственных связей создание вертикально интегрированных нефтяных компаний в 1990-е годы, считает советник Института энергетической стратегии Валерий ПЕРВУХИН, было едва ли не единственной возможностью обеспечить устойчивость отрасли и ее развитие. В результате приватизации российский ТЭК стал в годы реформ надежным донором государственного бюджета


В современной структуре мирового нефтяного бизнеса, которая сформировалась еще в 30-е годы прошлого века, доминируют вертикально интегрированные компании (ВИНК). Под вертикальной интеграцией понимается объединение на финансово-экономической основе различных технологически  взаимосвязанных производств. В нефтяной промышленности ВИНК – это компании, охватывающие последовательные стадии технологического процесса: разведку и добычу нефти, транспортировку, переработку, нефтехимию и сбыт нефтепродуктов.

Зарубежный опыт

В 60-70-е годы ХХ века в мировом нефтяном бизнесе произошли серьезные изменения. Страны-экспортеры нефти, входившие в ОПЕК, сумели в значительной степени установить контроль над своими нефтяными ресурсами. В 80-е годы они разнообразили свою политику, приобретая материальные и финансовые активы нефтеперерабатывающих производств и сбытовых компаний на территории стран-потребителей нефти – в Северной Америке и Западной Европе.

В странах ОПЕК вертикальная интеграция развивалась от разведки и добычи нефти к сферам ее переработки и маркетинга продукции. Важнейшими предпосылками такого процесса можно считать стремление овладеть рынками конечного спроса и добиться конкуренции в сфере нефтедобычи в условиях насыщенного рынка и снижающейся эффективности инвестиций в освоение новых нефтяных ресурсов.

Рис.1
Рис.1
По-иному шла интеграция в нефтяных компаниях стран Западной Европы, исключая «British Petroleum» и «Shell», давно входящих в число крупнейших международных компаний.

Так, во Франции и Италии сформировавшийся еще в 50-е годы мощный государственный сектор в нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности значительно зависел от крупнейших нефтяных компаний мира. Используя конкурентные противоречия между транснациональными нефтяными корпорациями и правительствами нефтедобывающих стран, прежде всего, в Северной Африке, европейские государственные и частные компании вклинились в сферу нефтедобычи на концессионных условиях. Основным двигателем этого интеграционного процесса было стремление преодолеть зависимость от поставок сырья. Так появились крупные нефтяные компании: французская «Total» и итальянская «ENI», входящие ныне в двадцатку мировых лидеров.

Сегодня в мире существует около 100 ВИНК, относительно крупных – 20, включая российские. В их числе – «Standard Oil», «Gulf», «Техасо», «Shell», «Chevron», «Mobil», «Amoco», «British Petroleum», с 2001 г. –  BP, и другие. Они установили контроль над всеми сферами нефтяного дела – сначала в национальном, а затем и международном масштабе.

Однако эти интеграционные процессы противоречивы и проявляются лишь в тенденции. Стремление компаний к контролю и участию во всех стадиях нефтяного бизнеса порой приводит к не всегда оправданному дублированию производственных и сбытовых структур. Иными словами, экономия в издержках, достигаемая внутри вертикально-интегрированных компаний, имеет своей оборотной стороной расточительное расходование ресурсов (см. рис.1).

Тяжелое наследство

Рис.2
Рис.2
Экономическое и энергетическое развитие России по сию пору опирается на потенциал, созданный в советские годы. 60-90% основных фондов во всех отраслях ТЭК – наследие СССР. Эта база определила как возможности, так и проблемы экономики и энергетики России.

Политические приоритеты зачастую доминировали при определении направлений развития сектора. В 1970-1980 гг. нефть была основным источником валютных средств. К концу 1980-х гг. доля нефти в экспортной выручке СССР составляла 44%. Правда, подавляющую часть ее государство направляло не на развитие нефтегазового комплекса, а на другие цели, включая закупку продовольствия. Вследствие такой политики возникали диспропорции в развитии. А множество правительственных решений не приводили к кардинальным переменам.

В 70-80 годы советский нефтегазовый комплекс пополнился шестью крупными  нефтеперерабатывающими заводами: в Чимкенте и Павлодаре (Казахская ССР), Мажейкяе (Литовская ССР), Чарджоу (Туркменская ССР), Лисичанске (Украинская ССР) и Мозыре (Белорусская ССР).

С распадом СССР  все они одномоментно оказались за пределами России. Добывавшая в год сотни миллионов тонн нефти страна осталась с устаревшими нефтеперерабатывающими заводами преимущественно «мазутной» специализации.

С 1992 г. в России началось падение добычи нефти и природного газа вследствие общего спада промышленного производства в стране. Негативные процессы в отрасли нарастали. В их числе: истощение крупных и высокодебитных месторождений, составлявших основу ресурсной базы; вновь приращиваемые запасы были значительно хуже по своим кондициям; сокращение финансирования геологоразведки; не хватало высокопроизводительной техники и оборудования для бурения и добычи (износ 50-70%); ухудшилось материально-техническое и финансовое обеспечение отрасли.

В 1992 г. структура российского нефтегазового комплекса насчитывала около 2 тысяч разрозненных предприятий и организаций. Неэффективность отрасли была очевидна.

В этих условиях правительство было вынуждено приступить к коренной реорганизации нефтяной промышленности.

Важной особенностью ТЭК, отличавшей его от других отраслей, было наличие внятной концепции реформ. Министерство топлива и энергетики РФ подготовило в июне 1992 г. Концепцию структурных преобразований и приватизации предприятий ТЭК (см. рис.2).

Кардинальные перемены 90-х

Реформа нефтяного комплекса в 1990-е годы шла по двум направлениям: демонополизации (разгосударствления) и приватизации. Так были заложены основы для последующего подъема в отрасли, хотя сам процесс формирования ВИНК сопровождался значительными издержками.

ВставкаС распадом СССР  Россия осталась с  устаревшими нефтеперерабатывающими заводами преимущественно «мазутной» специализации. Новейшие советские НПЗ остались за ее границами

Впрочем, следует признать, что некоторые шаги к образованию  вертикально интегрированных компаний в промышленности были сделаны еще в советские годы. Одной из попыток реорганизации промышленности в СССР было создание межотраслевых научно-технических комплексов (МНТК) и государственных концернов, объединявших по различным  принципам промышленные активы в крупные группы. В 1988-1991 гг. были сформированы государственные концерны «Газпром», «Лукойл», «Норильский никель» и ряд других. Конечно, их образование было скорее экспериментом в рамках идеологизированной «перестройки».

Реальные изменения в формировании инфраструктуры рынка, конкурентной среды и форм собственности, а также по созданию условий благоприятствования для повышения эффективности использования природных ресурсов стали происходить уже с середины 1992 г. с появлением соответствующих указов президента РФ. (См. Указ от 1 июля 1992 года – «О статусе производственных и научно-производственных объединений топливно-энергетического комплекса»; Указ от 14 августа 1992 года – «Об особенностях преобразования государственных предприятий, объединений и организаций топливно-энергетического комплекса в акционерные общества; Указ от 5 ноября 1992 года «О преобразовании Государственного газового концерна «Газпром» в Российское акционерное общество «Газпром»).

Но ключевым для создания вертикально-интегрированных нефтяных компаний стал, разумеется, Указ Президента РФ №1403 от 17 ноября 1992 г. «Об особенностях приватизации и преобразования в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно-производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечения». Он создавал рамочные условия для приватизации нефтяных компаний и стал основой для передачи прав собственности на государственные геологические, добывающие, перерабатывающие и сбытовые предприятия нескольким крупнейшим нефтяным компаниям. В соответствии с ним акционерный капитал делился на 75% обыкновенных и 25% привилегированных акций. После чего 51% обыкновенных акций передавались в федеральную собственность и закреплялись за государством на 3 года. Остальные акции распределялись между персоналом и менеджерами компании, а также продавались на ваучерных аукционах. Иностранные акционеры могли приобретать (в самом начале торга) не более 15% акций каждой компании.

Нефтяной комплекс разделился на три группы (см. рис.3).

Рис.3
Рис.3
Начальный этап (1991-1995 гг.) отраслевой приватизации характеризовался рядом особенностей. Первая из них – приоритет политических целей процесса и связанные с этим сверхвысокие темпы приватизации. Вторая – формальный характер приватизации при акционировании крупных предприятий и низкая доходность приватизации. И третья – введение системы приватизационных чеков.

В отличие от приватизации в странах с развитой рыночной экономикой, проведение приватизационных мероприятий в России столкнулось с целым рядом объективных препятствий. Масштаб предполагаемых преобразований был несопоставим с аналогичными процессами в странах с развитой экономикой. Практически отсутствовала инфраструктура рынка капиталов. Резкий спад производства значительно усложнил оценку потенциала низкорентабельных предприятий. Наблюдалась нехватка финансовых средств у населения.

Тем не менее, коренные преобразования в отечественном нефтегазовом комплексе, связанные с трансформацией российской экономики, представляют собой пример удачного последовательного реформирования ключевой отрасли в постсоветской России.

В результате первого этапа приватизации, в середине 90-х гг. добычей нефти и производством нефтепродуктов занимались конкурирующие друг с другом 14 крупных вертикально-интегрированных нефтяных компаний, РАО «Газпром» и еще 250 так называемых «независимых» компаний.

Вторым этапом стала дальнейшая консолидация отрасли, когда сформировались вертикально интегрированные нефтяные компании ОАО «ЛУКОЙЛ», ОАО «Сургутнефтегаз», ОАО «ЮКОС», ОАО «Сибнефть», ОАО «ТНК», ОАО «СИДАНКО», ОАО «Татнефть», ОАО «Башнефть» и др. Они приватизировали значимые добывающие и перерабатывающие активы.

Последовавшая в ходе третьего этапа реформирования отрасли эффективная деятельность ВИНК, получивших возможность самостоятельно формулировать и реализовывать на практике стратегические и тактические рыночные задачи, внесла существенный перелом в тенденцию резкого спада добычи нефти и природного газа в стране.

Рис.4
Рис.4
В результате приватизации, консолидации активов и последующих структурных преобразований к 2005 г. образовались четыре группы ВИНКов (см. рис.4).

При создании ВИНК государство, прежде всего, стремилось к реализации  стратегических интересов. Предприятия ТЭК должны были служить главным источником поступления финансовых ресурсов в государственную казну, на них планировалось переложить большую часть налогового бремени.

Рис.5
Рис.5
Понятно, что это вступало в противоречие с интересами самих ВИНК. Возникшие на базе государственных структур нефтяной отрасли, они стали устанавливать все более широкие и прямые контакты с зарубежными партнерами и инвесторами. То есть по форме и характеру деятельности они стали такими же, как транснациональные мировые компании.

Проверку на «прочность» отрасль прошла в 1998 г., когда мировые цены на нефть опустились до 9 долл. за баррель. В этой ситуации российские компании не только не допустили снижения добычи, но и не заморозили свои инвестиционные программы. В известной степени ценовой кризис стал толчком для бурного роста их производственных и финансовых показателей. Он заставил компании резко повысить эффективность своей деятельности путем сокращения издержек, расширения объемов реализации и повышения качества готовой продукции.

Первые результаты реструктуризации бизнеса, подкрепленные благоприятной ценовой конъюнктурой последних лет, позволили российским нефтяным компаниям выйти на мировой рынок капитала. Увеличились также возможности национальных компаний по инвестированию средств в разведку и разработку российских месторождений, производство качественного моторного топлива, строительство транспортной инфраструктуры и обеспечение экологической безопасности.

В условиях рыночных преобразований 1990-х гг. нефтяная промышленность и в целом ТЭК России не только сохранили свои позиции в экономике страны, но и преумножили их, став, по сути, ее основными структурно-образующими элементами.

Доля продукции ТЭК в совокупном объеме промышленной продукции увеличилась с 24% (1990 г.) до 36% (2000 г.). В конце 1990-х гг. ТЭК обеспечивал более 45% налоговых поступлений в консолидированный федеральный бюджет (газовая отрасль – около 25%), доля продукции ТЭК в экспорте достигла 46% (газовая отрасль – около 20%), что приносило 60% валютных поступлений в федеральную казну. При этом доля ТЭК в акцизных сборах в конце 1990-х гг. превышала 80% всех сборов, а в доходах от налога на прибыль – около четверти всех поступлений.

Российский ТЭК в годы реформ был единственным надежным донором федерального бюджета.

Если в 2000 г. в России было добыто 323,3 млн т нефти, то в 2005 г. уже – 470,2 млн т, а в 2011 г. – 511,4 млн т нефти. В настоящее время нефтегазовый комплекс обеспечивает 70% общего потребления первичных энергоресурсов и почти 80% их производства. На долю нефтяной и газовой отрасли приходится более 40% налоговых поступлений в федеральный бюджет и более 20% – в консолидированный бюджет страны (см. рис.5). Эффективное функционирование российских ВИНК явилось главным результатом структурно-организационной перестройки нефтяной отрасли России во время перехода к рыночной экономике.

 

По материалам выступления на Форуме «Нефтегазовый диалог» в ИМЭМО РАН, семинар «Приватизация российской нефтяной промышленности: результаты и перспективы», 6 ноября 2012 года

 

Валерий Первухин

 

Подготовила к публикации Виктория Чеботарева

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp