Вертикально интегрированные нефтяные компании. 20 лет спустя. Экономическая политика
Вертикально интегрированные нефтяные компании. 20 лет спустя
7 Декабрь 2012, Елена Телегина

За два десятилетия российский нефтяной сектор дважды сменил основной вектор развития – от приватизации 90-х годов до существенного усиления государственного присутствия. Главный результат при этом – создание вертикально интегрированных компаний в отрасли и базовых принципов их работы в рыночных условиях, которые, убеждена член-корреспондент РАН Елена ТЕЛЕГИНА, не подлежат пересмотру


Елена Телегина
Экономика СССР попала в зависимость от цен на нефть в 70-е годы прошлого века. Негативные тенденции на мировом нефтяном рынке – несомненно, одна из причин и общих проблем развития экономики, и распада Союза. В свою очередь и распад СССР нанес большой ущерб нефтяной отрасли – уже российской. Ее состояние к началу 90-х годов было драматическим: остановились многие проекты, упали темпы добычи нефти. Ничего не оставалось, как попытаться реанимировать нефтяную промышленность, отдав ее в частные руки. Что, впоследствии, было сделано знаменитым Указом Президента РФ № 1403 о приватизации нефтяной отрасли.

В 1992 г. были созданы крупнейшие компании «ЛУКойл», «Сургутнефтегаз», ЮКОС, «Роснефть» (на тот момент – «мягкий» холдинг, сконцентрировавший остатки того, что государство еще держало в своих руках) и региональная компания «Татнефть».

На следующем этапе приватизации была создана еще группа компаний, которые существовали недолго – они были впоследствии поглощены своими более успешными предшественниками – полностью, или по частям.

Судьба лидеров

График 1.  Добыча нефти в России, млн. т  Источник: ЦДУ ТЭК
График 1. Добыча нефти в России, млн. т Источник: ЦДУ ТЭК
CССР в лучшие времена, на пике развития нефтяной отрасли на базе крупнейших месторождений в Западной Сибири добывал более 600 млн тонн в год.

В 90-е годы добыча нефти в России упала наполовину (см. граф. 1).Сейчас нефтяные компании вышли на плато – совокупный объем добычи составляет чуть более 500 млн т в год. Однако ожидать дальнейшего существенного роста добычи не приходится, ведь запасы нефтяных компаний – в отличие от советских нефтяных предприятий, активно наращивавших именно запасы – практически не растут (см. граф. 2).

Первая волна приватизации привела к созданию самых крупных и устойчивых частных нефтяных компаний (см. схему 3).

Все они быстро перешли на вертикально интегрированную структуру управления (ВИНК), консолидацию всех функций и полномочий в центре. Центры затрат (добыча) в них отделены от центров прибыли. Компании перешли на единую акцию, жесткий контроль из центра, с потерей юридической самостоятельности отдельных бизнес-единиц.

Конкуренции в российской нефтепереработке практически нет. Но есть региональный монополизм

Неустойчивость компаний, сформированных на втором этапе приватизации, связана была с тем, что они не обладали серьезной ресурсной базой, активы, в них входившие, часто было подобраны произвольно. Государственная «Роснефть», долго существовавшая как «мягкий» холдинг, в 1998 г. тоже была близка к приватизации, был даже план продажи ее западным инвесторам. Но после кризиса «Роснефть» консолидировала активы. И с начала 2000-х годов компания начала развиваться как полноценная ВИНК, активно занялась приобретением активов частных компаний отрасли.

На начало прошлого десятилетия сложилось четыре типа нефтяных компаний на российском рынке (см. схему 4).

График 2.  Динамика прироста запасов и добычи нефти с конденсатом в России в 1970-2012 гг, %, млн т   Источник: ЭНГИН, ИнфоТЭК, РБК
График 2. Динамика прироста запасов и добычи нефти с конденсатом в России в 1970-2012 гг, %, млн т Источник: ЭНГИН, ИнфоТЭК, РБК
1. Наиболее яркий пример международной компании, придерживающейся стратегии развития в логике  транснациональных компаний, – ЛУКойл. Компания с первых шагов на рынке начала создавать стратегические альянсы с крупными западными компаниями (ARCO, Conoco), диверсифицировала активы, покупала активы за рубежом. В частности, в Ираке (проект по добыче Западная Курна) и Восточной Европе (в основном предприятия по переработке), а также сеть заправок в США.

ЛУКойл одной из первых вышла на международные биржи, выпустив ADR и AGR, и сегодня является самой диверсифицированной и самой «международной» российской компанией рыночного типа.

2. Другой пример, представляющий полностью противоположную идеологию развития бизнеса, – закрытый региональный низкорисковый «Сургутнефтегаз». Компания консолидировала активы на территории России, акции были выкуплены ее менеджментом. «Сургутнефтегаз»не тратит средства на проекты за рубежом, имеет устойчивую базу собственных средств, у него мало заемных средств. В отличие от остальных российских компаний, она успешно пережила недавний кризис. Компания довольно устойчиво развивается. Однако, возможно, это развитие с целью последующей продажи: аккумулирование средств на счетах – не самый продуктивный путь развития.

Схема 3.   Российские нефтяные компании.  Источник: ЭНГИН, www.energypolicy.ru
Схема 3. Российские нефтяные компании. Источник: ЭНГИН, www.energypolicy.ru
3. ЮКОС в свое время сделал ставку на активный рост именно на международных биржах, ориентируясь на привлечение инвесторов на фондовых рынках  и быстрый рост капитализации. Проанонсированная, но не состоявшаяся в начале прошлого десятилетия, крупнейшая на тот момент сделка слияния с «Сибнефтью», могла бы привести к созданию самой значительной частной компании на российском рынке, уступавшей по запасам и добыче нефти только ExxonMobil. Как известно, судьба распорядилась иначе – ЮКОС был поглощен «Роснефтью».

4. «Роснефть» – мягкий холдинг, в котором были собраны все менее ликвидные активы под контролем государства, с планами постепенной приватизации. Роснефть вступила на путь превращения в вертикально интегрированную компанию последней. Она провела первичное размещение акций, в течение двух последних лет приобрела нескольких западных стратегических партнеров, активно развивала добычу в Восточной Сибири.

Плюсы и минусы приватизации

Схема 4.  Типы нефтяных компаний.  Источник: презентация автора
Схема 4. Типы нефтяных компаний. Источник: презентация автора
Главный позитивный результат приватизации нефтяной отрасли состоит в том, что был создан конкурентный сектор. При помощи государства и благодаря займам Всемирного банка отрасль была реанимирована. Если первый заем Всемирного банка был востребован всеми нефтяными компаниями, то от второго многие отказались, предпочитая развиваться с опорой на собственные силы. Отрасль постепенно ушла от проектов на основе соглашения о разделе продукции (СРП), которые в 90-е годы представлялись единственной возможностью развивать месторождения в России.

Постепенно компании стали диверсифицированными и международно-представленными, что, в свою очередь, дало возможность повысить рыночную капитализацию, создать потенциал устойчивости развития и привлекать инвесторов.

Конечно, часто идеи, родившиеся из благих намерений и лучших побуждений, оборачиваются негативной стороной. Сегодня понятно, что приватизация не создала достаточного уровня конкуренции ни в нефтяной отрасли, ни в энергетике. Логика развития приватизационных процессов в этих отраслях в нашей стране повторила волнообразность процессов приватизации в мире.

В сложной экономической ситуации, как правило, государство стремится все раздать в частные руки. Когда прибыльность бизнеса восстанавливается, а затем растет, государство вновь старается национализировать бизнес. Классический пример такого рода – британская British Gas, которая не раз проходила стадии приватизации и национализации в зависимости от рыночной конъюнктуры.

График 5.  Источник: ЭНГИН, по данным Forbes
График 5. Источник: ЭНГИН, по данным Forbes

Особенно тяжелое положение складывается в нефтепереработке. Конкуренции в этой сфере практически нет. Но есть региональный монополизм. Рынок нефтепродуктов регулируется в ручном режиме, а стало быть не является рыночным вообще. Это – большой минус в оценке результатов приватизации в российском нефтяном секторе.

Схема 6.  Источник: доклад ЮНКТАД, 2012
Схема 6. Источник: доклад ЮНКТАД, 2012
Если говорить о добыче нефти в целом, то российские компании пока входят лишь в 20-30 крупнейших мировых компаний отрасли (см. граф. 5).

По рыночной капитализации (см. схему 6) та же картина. Шесть российских нефтяных компаний имеют рыночную капитализацию, а их акции котируются на международных рынках. Но ни одна из них не является чем-то выдающимся на мировом рынке. В отличие, к примеру, от китайской PetroChina, несколько лет назад ворвавшейся на рынок, капитализация которой сразу составила более 1 трлн долларов.

Государство усиливает позиции

График 7.   Источник: составлено автором по данным Сахалинэнерджи
График 7. Источник: составлено автором по данным Сахалинэнерджи
Увеличивающаяся роль государства в последнее десятилетие проявляется в усилении контроля, даже в рамках проектов СРП. Особенно это заметно на примере проекта Сахалин-2, который успешно функционирует (всего существует три СРП проекта Сахалин-1, -2 и Харьяга (см. граф.7).

Приобретенная «Газпромом» доля Shell в проекте сделали концерн контролирующим акционером проекта «Сахалин-2» – одного из самых успешных проектов СРП в России.

«Газпром» и «Роснефть» (в последние годы) входят в дюжину крупнейших мировых нефтегазовых компаний, но значительно уступают своим западным конкурентам-лидерам отрасли.

В сфере переработки лидеры сегодня «ЛУКойл» и «Роснефть». Но в случае консолидации активов ТНК-BP госкомпания станет крупнейшим игроком в российской нефтепереработке. А в лидеры по экспорту нефти «Роснефть» уже вышла, освоив восточное направление. И потенциал дальнейшего развития экспорта на Восток больше всего именно у «Роснефти».

Российский рынок  нефтепродуктов регулируется в ручном режиме

А вот по взвешенным показателям, то есть с учетом эффективности управления активами т.д., государственная «Роснефть» отнюдь не является лидером. Рыночные факторы, особенно в ситуации высоких цен на нефть, работают в пользу частных компаний. Однако продолжающееся усиление госкомпаний в нефтегазовом секторе, несомненно, делает российский рынок все более ассиметричным – как в сфере нефтедобычи, так и в сфере нефтепереработки.

График 8.  По добыче нефти «Роснефть» уступает только Saudi Aramco, млн. барр./сут., 2011  Источник: «Эксперт», № 10, 2011г.
График 8. По добыче нефти «Роснефть» уступает только Saudi Aramco, млн. барр./сут., 2011 Источник: «Эксперт», № 10, 2011г.
Процесс усиления роли госкомпании продолжается. Если будет полностью реализована планирующаяся сделка по поглощению «Роснефтью» ТНК-BP (см. граф. 8), государственная нефтяная компания станет второй в мире после ExxonMobil, по капитализации среди нефтяных гигантов, а по объему добычи будет уступать только Саудовской Аравии. Поможет ли это компании стать пионером по разработке арктических проектов – покажет время.

Усиление роли государства в нефтегазовом секторе – не специфически российский феномен. Высокие цены на нефть привели к тому, что большинство активов в мире стало контролироваться государством. Такая тенденция носит международный характер и будет существовать до тех пор, пока цены на нефть не упадут в очередной раз.

Приватизация российской нефтяной отрасли пришлась на период ее циклического спада. Однако ее результат не только в том, что отрасль вышла из кризиса, частные компании, родившиеся в результате приватизации, сумели показать, как выходить на международные рынки и эффективно на них работать. Она помогла нефтяной отрасли почувствовать себя независимой и выработать базовые принципы работы в рыночных условиях. Эти принципы, в отличие от условий и результатов приватизации, пересмотру не подлежат.

 

Елена Телегина

 

По материалам выступления на семинаре «Приватизация российской нефтяной промышленности: результаты и перспективы» на Форуме «Нефтегазовый диалог» в ИМЭМО РАН, 6 ноября 2012 года

 

Подготовила к публикации Виктория Чеботарева

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp