Возвращение к индустриальному миру. Экономическая политика
Возвращение к индустриальному миру
26 Сентябрь 2012, Роман Троценко

Россия может быть успешной в производственном бизнесе, но компаниям нужна государственная поддержка в создании уникального конкурентоспособного продукта, считает советник президента НК «Роснефть», возглавлявший Объединенную судостроительную корпорацию и давший это интервью в день передачи полномочий новому президенту ОАО «ОСК», Роман ТРОЦЕНКО


Идеи глобализации как стимула экономического развития не выдержали проверку временем. На смену им приходит политика «новой индустриализации», цель которой применительно к нашей стране - прийти к пониманию того, где и за счет чего Россия может преуспеть с учетом международной кооперации.

Глобализация для снижения издержек

В  декабре 2005 г. Financial Times и Goldman Sachs признали книгу Томаса Фридмана (Thomas Friedman) «The World Is Flat» книгой года. Вероятно, это время и стало пиком популярности идеи о том, что мейнстрим в политике снижения производственных издержек – это вывод бизнеса за рубеж и организация максимально узкой специализации глобально распределенных бизнес-подразделений.

Считалось, что длинные цепочки производства добавленной стоимости можно раздробить географически. В своей книге, ставшей библией глобальных управленцев, Т. Фридман предрекал, что какие-то страны будут заниматься веб-дизайном, другие производством, третьи сельским хозяйством — возникнет формат новой страновой специализации. Это была хорошая идея, но, к сожалению, примерно столь же истинная, как утверждение, что все болезни можно лечить аспирином. Аспирин - эффективное лекарство, но далеко не от всех болезней.

Представляется, что глобальный экономический кризис, который мы переживаем, уходит корнями именно в это неверное допущение или даже заблуждение. У нас во всяком случае есть возможность оценить результаты этого всемирного эксперимента: компании выводили производство за рубеж, в результате стали высвобождаться рабочие места в секторах, признанных странами для себя неперспективными. Молодые люди в Германии не хотели становиться сварщиками, в Италии - мебельщиками. Эти производства постепенно стали уходить в Юго-Восточную Азию, в Китай.

Последствия экономического каннибализма

Далее оказалось, что вынесенные за рубеж офшоризированные производства стали помимо своей воли создавать конкурентов своим же производствам в других странам. Так итальянские мебельщики сами создали себе конкурентов в лице китайским компаний.  Конкурентами немецким судостроительным верфям – не без участия в этом процессе самих немецких компаний – стали компании Китая и Юго-Восточной Азии. 

Корпоративные стратегии предкризисных лет, ориентированные на  использование преимуществ глобализации, обернулись экономическим каннибализмом 

В корпоративных стратегиях, скажем, 2002 г. - времени популярности идей Фридмана, - мы увидим планы глобализации, офшоризации, выноса производства на зарубежные площадки. Фактически, это был экономический каннибализм, результатом которого стало то, что и страны, и отдельные компании начали терять собственные конкурентные преимущества и создавать себе конкурентов за рубежом. В результате страны, которые первыми пошли по пути прекращения на своей территории индустриальной деятельности как немодной, и решили, что тенденция будущего заключается в сосредоточенности на создании исключительно виртуальных образов продуктов, с удивлением обнаружили, что продукт нужно физически произвести, а при этом выведенные за рубеж производства стали конкурентами своим «родителям». Начинается признание ошибочности идеи о том, что глобализация приведет к смерти индустрии и индустриализации, которые будут не нужны в развитых странах. Можно проследить, как постепенно в различных развитых странах начинают появляться ростки «индустриализации 2.0».
В США сейчас одновременно ведется проектирование и строительство десяти карбамидных заводов. Ранее было бы невозможно представить, что такое будет возможно в США в XXI веке, ведь в предшествующем столетии  химическое производство считалась американцами совершенно неподходящим для размещения на собственной территории.

Индустриализация, новая индустриализация, или «индустриализация 2.0» является выходом не только для развивающегося мира, но, как ни странно, и для развитых стран. У каждой компании или страны есть специализация, в том числе, в судостроении.

Переосмысление целей и средств

В рыночной среде продукт должен быть конкурентоспособным. Поэтому создание продукта — не отверточная сборка, которой занимаются многие компании в России, и для которой не нужна высокая квалификация, — а именно создание продукта, состоящее из экономических, социальных, технологических отношений, является самой большой ценностью на сегодняшний день. Соответственно, задача национальной экономики и национальной промышленной политики любой страны — это поддержание способности национальных производителей создавать уникальный конкурентоспособный продукт с реализацией всех возможных конкурентных преимуществ. Всех, включая и особенности менталитета, которые также являются отличительными признаками страны и могут стать конкурентным преимуществом в том или ином виде деятельности или производстве того или иного продукта.

Минпромторг в последние годы последовательно проводит политику подталкивания и стимулирования национальных компаний к созданию новых продуктов. В конкуренции продуктов, в конечном счете, побеждает оптимальное соотношение цены и качества, которое и выбирает потребитель. Особенно сложно обеспечить такое соотношение при создании дорогостоящих продуктов с длинным жизненным циклом, таких как суда, самолеты, вертолеты.

В этом случае исключительно важно изначально правильно определить свою нишевую специализацию. Например, для Объединенной судостроительной компании (ОСК) очевидно, что особые преимущества сулит строительство судов небольших серий с высоким коэффициентом пересчета тоннажа по трудоемкости, у нас такой коэффициент больше 1,5. Суда таких типов — это танкеры ледового класса, ледовые снабженцы.

Новая политика индустриализации – «индустриализация 2.0» – привела  в США к возрождению химических производств 

Возникает вопрос, возможна ли здесь кооперация? Может ли это сделать одна страна без поддержки компаний из других стран, и какой путь является оптимальным: кооперировать или сосредотачивать все на отечественных производствах? Ответ может быть только один: кооперация здесь нужна, но принципиально то, кто является держателем образа продукта, кто его придумал, у кого документация. Кто сделал корпус – вопрос вторичный. Например, в производстве ОСК ледовых снабженцев выстроена международная кооперация: предприятия в Ленинградской области производят корпуса, после чего они уходят на предприятие, которое также является частью Объединенной судостроительной корпорации, хельсинкскую верфь, где и достраиваются. Важно, что в такой кооперационной цепочке и проект остается российским, и судно – также российским.

Подобные проекты не могут быть реализованы частным бизнесом без непосредственного участия государства. На эту тему не стоит строить никаких иллюзий. Все известные исключения, как, например, бурная и недолгая история судостроительных активов Объединенной промышленной корпорации экс-сенатора Сергея Пугачева, печальные итоги пришествия частных инвесторов на Амурский судостроительный завод, ПСЗ «Янтарь», Пролетарский завод, лишь подтверждают правило.

Но стратегической задачей, как представляется, является не просто создание некоего нового продукта или группы новых продуктов, а рождение  самоподдерживающейся системы, которая могла бы воспроизводить создание новых продуктов с каждым новым циклом, допустим, каждые десять лет. Это система должна включать в себя систему подготовки кадров, систему абсорбции технологий, которые появляются в мире, внесение предложений по изменениям в национальный налоговый и таможенный режимы для придания им параметров, благоприятных для создания новых продуктов.

Суперновейшие организационные технологии

В мире – и одновременно во многих странах и бизнесах – начали появляться технологии, которые позволяют не строить длинные линейные производственные комплексы, а производить по заказу потребителя быстро изменяемые и модифицируемые продукты. Рабочее место в Boeing, к примеру, - это уже не просто точка на конвейере, это рабочее место под конкретного специалиста с высокими компетенциями. В таких современных обрабатывающих комплексах стоимость рабочей силы уже не принципиальна, принципиальным является ее качество. Обрабатывающий комплекс стоит 5 млн евро, значит экономить на зарплате работника,  который в виду недостаточной квалификации может неправильно его эксплуатировать, не имеет смысла.

А самой большой ценностью становятся именно технологии производства. Например, в современном судостроении уже не столь важно, кто и где построит корпус судна. Практика показывает, что даже в сложном кооперационном проекте переговоры о стоимости корпуса занимают минуты, в крайнем случае, часы. А переговоры о передаче технологий и передаче 3D-модели судна идут месяцами, и очень редко заканчиваются результативно. Это самая главная ценность и самый большой секрет, который компании сохраняют у себя и отнюдь не стремятся передавать, как это предполагалось в логике глобализации недавнего прошлого, партнерам в других странах.

 

Роман Троценко

 

К публикации подготовил Илья Воробьев на основе интервью Романа Троценко экспертному каналу «Экономическая политика» в день передачи полномочий новому президенту ОАО «ОСК»

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp