Бюджетная политика и экономический рост . Экономическая политика
Бюджетная политика и экономический рост
19 Август 2013, Георгий Идрисов, Сергей Синельников-Мурылев

Простых мер бюджетного или денежного стимулирования экономического роста, которые дают быстрый эффект, не существует. Единственное решение, которое может быть эффективным в российских условиях, это поиск и формирование предпосылок долгосрочного роста, как в структуре расходов, так и в бюджетных институтах, отмечают Георгий ИДРИСОВ и Сергей СИНЕЛЬНИКОВ-МУРЫЛЕВ в статье, опубликованной  в журнале «Вопросы экономики» 


Георгий Идрисов
В условиях замедления экономического роста в России в конце 2012 г. возобновилась дискуссия о влиянии бюджетной политики на экономическое развитие. Имеется в виду необходимость проведения стимулирующих контрциклических мер, позволяющих сгладить негативное воздействие конъюнктурных (краткосрочных) факторов, а также создания условий для устойчивого долгосрочного экономического роста. По оценкам Росстата, ВВП в III и IV кварталах 2012 г. увеличился на 3,0 и 2,1% соответственно, что более чем на 2 п. п. ниже показателей 2011 года. За истекшие месяцы 2013 г. официальные прогнозы темпов роста ВВП Минэкономразвития на 2,5 п. п. превысили фактические показатели, что вынудило скорректировать прогнозы в сторону понижения. В такой ситуации началось широкое обсуждение возможностей использовать бюджетные инструменты для поддержания и стимулирования экономического роста.<…>

Сергей Синельников-Мурылев
В 1998-2008 гг. в России наблюдался в основном восстановительный экономический рост на фоне крайне благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры: улучшения условий торговли (постоянно росли цены на сырье и энергоносители), реализации стратегии импортозамещения за счет низкого реального курса рубля после кризиса 1998 года. Результатом стал относительно большой вклад капитала и СФП (совокупной факторной производительности – Прим. ред.)  в экономический рост.

<…>Обобщая обширные эмпирические свидетельства, можно заключить, что общий уровень государственных расходов положительно влияет на экономический рост только до определенного уровня, сверх которого можно говорить об отрицательном воздействии их увеличения на рост. Другими словами, выход этого показателя за пределы области допустимых значений (для данного уровня развития экономики) блокирует экономический рост (см. Гайдар Е. Т.  Аномалии экономического роста. М.: Евразия.1997).

Не существует однозначного ответа и на вопрос о воздействии различных компонентов госрасходов на рост экономики. В большинстве исследований производительные расходы не влияют на рост отрицательно, а непроизводительные – положительно (см. табл. 2 – Нумерация таблиц приведена в соответствии с полной версией статьи – Прим. ред.).

В любом случае, отдельные государственные расходы могут положительно влиять на экономический рост, если они осуществляются эффективно. В работе МВФ отмечается, что расходы в принципе могут воздействовать на рост, если правильно поставлена цель расходования средств, минимальны издержки на ее достижение и выбраны правильные инструменты ( см. Unproductive Public Expenditures: A Pragmatic Approach to Policy Analysis // IMF Pamphlet Series. No 48.IMF, 1995). Например, согласно рекомендациям МВФ, повышение эффективности расходов на здравоохранение требует развития относительно дешевых программ профилактики заболеваний, а не расходования средств на лечение. Выпуск вузами большого количества учителей при низком качестве их обучения неэффективен. Большие расходы на высшее образование и одновременно недофинансирование начального могут приводить к неэффективности госрасходов в сфере образования. Неэффективность может возникать по разным причинам, в том числе в результате присвоения части бюджетных средств группами влияния, что может вести к относительному или абсолютному росту издержек программ бюджетных расходов без изменения их результативности (см. подробнее: Krueger A. O.  Government Failures in Development // Journal of Economic Perspectives. Vol. 4, No 3. P. 9—23.). <…>

Бюджетная политика и экономический рост в России

Таблица 2. Эмпирические исследования влияния компонентов государственных расходов на долгосрочный рост. Источник: составлено с использованием данных: World Bank, 2013.
Таблица 2. Эмпирические исследования влияния компонентов государственных расходов на долгосрочный рост. Источник: составлено с использованием данных: World Bank, 2013.
В 1999-2012 гг. в России не отмечалось заметной связи между уровнем государственных расходов и экономическим ростом. В периоды относительно низких государственных расходов наблюдалось как ускорение, так и замедление роста, это справедливо и применительно к периодам высоких расходов (см. рис. 2). Реальный рост ВВП в России за период 1999-2012 гг. составлял в среднем 5,1% в год. При этом часть роста можно объяснить более высокой оценкой мировым рынком доли российского ВВП, которая приходится на производство энергоносителей и сырья. Если бы цены на энергоресурсы в реальном выражении оставались на уровне начала 2000-х гг., то ежегодный рост был бы на 1-1,5 п. п. меньше.

Analysis // IMF Pamphlet Series. No 48.IMF, 1995).
Analysis // IMF Pamphlet Series. No 48.IMF, 1995).
<…>Предпосылки эффективности краткосрочных мер существенно зависят от экономической модели, в рамках которой идет обсуждение, то есть от природы краткосрочных (циклических) колебаний. Как правило, эффективная экспансионистская монетарная политика предполагает доминирование жестких цен, то есть наличие низких инфляционных ожиданий (иначе эмиссия денежной массы быстро приводит к росту инфляции). Эффективная фискальная или бюджетная политика предполагает наличие резервных, незадействованных факторов производства (иначе дополнительные государственные расходы либо осуществляются неэффективно, что оборачивается ростом цен, либо приводят к отвлечению ресурсов из частного сектора и снижают выпуск в нем), отсутствие серьезных диспропорций («бутылочных горлышек») в развитии различных отраслей, отсутствие эффектов вытеснения (конкуренции за ресурсы с частным сектором) и т. п. Следует учитывать также наличие или отсутствие бюджетного дефицита (мультипликатор сбалансированного бюджета в простой теоретической модели равен единице, а не больше ее).

Рассмотрим краткосрочные бюджетные меры государственной политики, сглаживающие колебания экономической активности и обеспечивающие «загрузку» (использование) существующих факторов производства. В настоящее время, по всей видимости, предпосылки, при которых любое краткосрочное стимулирование эффективно, не выполняются и возможности краткосрочных мер крайне ограничены. В текущей ситуации в России выпуск слабо реагирует на увеличение государственных расходов. Об этом говорят как приведенные выше оценки потенциальных темпов роста (3—4% в год), так и высокий уровень загрузки производственных мощностей (до 95% в отдельных отраслях) и низкий уровень безработицы (снижение в 2012 г. до 5,5%).

<…> В настоящее время в России отношение государственных расходов к ВВП выше, чем в странах с сопоставимым уровнем экономического развития (см. рис. 3). Доля расходов расширенного правительства в РФ 36,6% ВВП (в среднем за 2001-2011 гг.) соответствует показателям стран, где ВВП на душу населения с учетом паритета покупательной способности составляет примерно 25 тыс. долл. – это Словения, Новая Зеландия, Ю. Корея и др. (в этих странах расходы бюджета не равны точно 36,6%, но в среднем по данной группе находятся на этой отметке).

Рисунок 3. Расходы государственного бюджета и уровень экономического развития, в среднем за 2001—2011 гг.* Источник: статистические данные Всемирного банка (WDI online).
Рисунок 3. Расходы государственного бюджета и уровень экономического развития, в среднем за 2001—2011 гг.* Источник: статистические данные Всемирного банка (WDI online).
Следовательно, в России отсутствуют долгосрочные резервы наращивания госрасходов. Поэтому с точки зрения стимулирования экономического роста в рамках бюджетной политики в средне- и долгосрочной перспективе нужно снижать (или, по крайней мере, не увеличивать) государственные расходы.

Единственная возможность предоставлять больше общественных благ, способствующих экономическому росту, – повышать эффективность расходов, для чего необходимо улучшить качество общественных институтов. (С точки зрения эффективности госрасходов институты имеют важнейшее значение. При плохих институтах единица бюджетных ассигнований приносит небольшой эффект, поэтому приходится тратить больше для достижения результата, который можно было бы получить при меньших расходах в условиях хороших институтов (см. В логике движения «снизу вверх»). Здесь Россия серьезно отстает от стран с сопоставимым уровнем экономического развития. Так, при подушевом ВВП с учетом паритета покупательной способности в 2008 г. примерно 15 тыс. долл., то есть близком к показателям Польши, Латвии, Чили, Аргентины, качество общественных институтов, в частности индекс защиты прав собственности, находится на уровне стран с ВВП на душу населения 2,5-3,5 тыс. долл. – Индонезия, Филиппины, Вьетнам (см. рис. 4).

Рисунок 4. Институты и уровень экономического развития, 2008 г. Источники: ВВП по ППС на душу населения – данные Всемирного банка (WDI online); индекс защиты прав собственности – Property Rights Alliance, 2009. IPRI Report).
Рисунок 4. Институты и уровень экономического развития, 2008 г. Источники: ВВП по ППС на душу населения – данные Всемирного банка (WDI online); индекс защиты прав собственности – Property Rights Alliance, 2009. IPRI Report).
Отметим, что структура государственных расходов в России и в развитых странах сильно различается: у нас высокая (в последние годы значительно возросшая) доля расходов на оборону, безопасность и национальную экономику при недостаточном финансировании образования, здравоохранения и инфраструктуры (См.: Дробышевский С., Синельников-Мурылев  С., Соколов И. Эволюция бюджетной политики России в 2000-е годы: в поисках финансовой устойчивости национальной бюджетной системы // Вопросы экономики. 2011,  № 1. С. 4-25,  Кнобель А. Ю., Соколов И. А. (2012). Оценка бюджетной политики РФ на среднесрочную перспективу // Экономическое развитие России. 2012, № 12. С. 23-32.). Как показывают данные таблицы 4, относительно ЕС и США в России (с поправкой на уровень экономического развития) наблюдается сильный перекос в сторону непроизводительных расходов, не способствующих экономическому росту (см. также: Бюджетные «маневры» стартовали атакой на «социалку».

Обобщая мировой опыт и сложившиеся тенденции в российской экономике, можно сформулировать ряд выводов. На их основе разработаны представленные далее конкретные меры в области бюджетного стимулирования экономического роста.

Во-первых, ограничены возможности краткосрочных бюджетных мер государственной политики, сглаживающих колебания экономической активности. Предпосылки, при которых эффективны краткосрочные меры стимулирования, в России не выполнены, выпуск не реагирует (или слабо реагирует) на увеличение государственных расходов.

Во-вторых, отсутствуют возможности наращивать государственные расходы в средне- и долгосрочной перспективе. Предпосылки долгосрочного роста необходимо создавать, изменяя структуру государственных расходов, сокращая непроизводительные и увеличивая производительные, при одновременной качественной трансформации бюджетных институтов для повышения эффективности государственных расходов.

В-третьих, меры бюджетной политики по стимулированию роста должны быть направлены прежде всего на увеличение объемов и улучшение качества факторов производства (человеческого и физического капитала) и на повышение совокупной факторной производительности (предоставляемых услуг инфраструктуры, транспорта и связи).

Направления бюджетного стимулирования экономического роста

Структура госрасходов в России и в развитых странах различна: у нас высокая  доля расходов на оборону, безопасность и национальную экономику и низкая доля расходов на образование, здравоохранение и инфраструктуру 

Меры, сформулированные в данном разделе, представляют собой адаптированные к текущей макроэкономической ситуации предложения по бюджетной политике из Стратегии-2020. Предлагаемый бюджетный маневр в рамках всей бюджетной системы, который должен быть осуществлен за 3—5 лет, означает увеличение на 3 п. п. производительных расходов бюджета расширенного правительства. Эти расходы обеспечивают повышение качества предпринимательского и инвестиционного климата в стране, улучшение человеческого потенциала и способствуют формированию современной транспортной и инженерной инфраструктуры. Одновременно непроизводительные расходы необходимо сократить на 3 п. п. ВВП. Целесообразно увеличить расходы бюджета расширенного правительства на образование на 1,2 п. п. ВВП, на здравоохранение – на 1,0 п. п., на дорожное хозяйство – на 0,8 п. п. ВВП. При этом необходимо сократить расходы на правоохранительную деятельность на 0,9 п. п. ВВП, на оборону – на 1,1 п. п., на национальную экономику и ЖКХ (без дорожного хозяйства) –  на 1,0 п. п. ВВП.<…>

<…>Простых мер бюджетного или денежного стимулирования экономического роста, которые дают быстрый эффект, к сожалению, не существует. Быстро и безболезненно важные реформы провести очень трудно. Возможности краткосрочных бюджетных мер государственной политики, сглаживающих колебания экономической активности, ограничены. Предпосылки, при которых эффективны краткосрочные меры стимулирования, в России не выполнены, выпуск крайне слабо реагирует на увеличение государственных расходов. При этом возможности наращивать государственные расходы в средне- и долгосрочной перспективе также отсутствуют. В результате единственным решением остаются поиск и формирование предпосылок долгосрочного роста как в структуре расходов, так и в бюджетных институтах: меры должны быть направлены на увеличение объемов и улучшение качества факторов производства (человеческого и физического капитала), на повышение совокупной факторной производительности, в том числе путем развития инфраструктуры, транспорта и связи, совершенствования общественных институтов. При этом глубина этих мер критически зависит от политической воли и готовности руководства страны к реформам.

 

Полную версию статьи см.  Г. Идрисов, С. Синельников-Мурылев. Бюджетная политика и экономический рост. – «Вопросы экономики», 2013, № 8

 

 

Подготовила к публикации Галина Белова

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp