Бюджетные «маневры» стартовали атакой на «социалку». Экономическая политика
Бюджетные «маневры» стартовали атакой на «социалку»
12 Июль 2013, Наталья Акиндинова, Андрей Чернявский

Доходы федерального бюджета в ближайшие три года снизятся с 19,3% до 17,3% ВВП. Старт обсуждения неизбежных сокращений расходов федерального бюджета демонстрирует неготовность руководства страны снижать расходы на оборону и мегапроекты, под угрозой секвестра оказались вложения в человеческий капитал, отмечают Наталья АКИНДИНОВА и Андрей ЧЕРНЯВСКИЙ из Института «Центр развития» НИУ ВШЭ в обзоре Новый КГБ №48


Наталья Акиндинова
Попытка перехитрить сами обстоятельства

Экономическая динамика по итогам мая продемонстрировала новый негативный рекорд – по оценке МЭР прирост ВВП год к году в мае составил всего 1%. И вполне логично, что рассмотрение в правительстве бюджетных параметров на ближайшую трехлетку (2014–2016 гг.) началось с объявления о необходимости сокращения бюджетных расходов на 2014 г. на 360 млрд руб. по сравнению с ранее запланированными. Таким образом, тезис бюджетного послания президента (подробнее см.: «Больше реализма!») о возможном использовании средств ФНБ на финансирование инфраструктурных проектов в размере 450 млрд руб. почти не означает наращивания расходов, а является, скорее, частью «бюджетного маневра», увеличивающего долю инвестиций в инфраструктуру.

Таблица 1. Доходы и расходы федерального бюджета в 2013–2016 гг., в % к ВВП. Источник: Минфин РФ
Таблица 1. Доходы и расходы федерального бюджета в 2013–2016 гг., в % к ВВП. Источник: Минфин РФ
Наконец, президент заявил о необходимости ограничения роста тарифов естественных монополий темпами инфляции и даже об отказе от стремления к равнодоходности поставок газа на внешнем и внутреннем рынках. Означает ли все это, что руководство страны прислушалось к мнению большинства экономистов и хочет всерьез заняться решением целого блока наболевших проблем, мешающих нашей стране выйти на траекторию устойчивого экономического роста? К последним относятся и улучшение условий для предпринимательской деятельности, повышение эффективности бюджетных расходов, ограничение аппетитов монополистов и компаний с госучастием, реформа судебной и правоохранительной систем.

Дьявол, как известно, – в деталях. А при детальном рассмотрении параметров проекта бюджета на ближайшую трехлетку оказывается, что «бюджетные маневры» сводятся к тому, чтобы, не затронув всерьез оборонный заказ, увеличивать затраты на содержание силовых структур и зарплаты чиновников, строительство высокоскоростных магистралей и проведение чемпионата мира по футболу – за счет сокращения затрат на образование и здравоохранение. То есть военная этимология термина «манёвр», на неудачность выбора которого в отношении общественных финансов указывали дотошные эксперты, стала оправдываться. И даже в жесте милосердия – проекте амнистии для осужденных за экономические преступления – вдруг появляется условие о возмещении ущерба (по сути, требование выкупа).

В результате кадровые рокировки и маневры выглядят, скорее, как очередная попытка перехитрить убегающих инвесторов, свести концы с концами в бюджете, но и не поступиться интересами правящей группы.

Дважды тройной маневр

Андрей Чернявский
Таблица 2. Структура ресурсов экономии средств бюджета и дополнительных расходов федерального бюджета, млрд руб. Источник: Минфин РФ
Таблица 2. Структура ресурсов экономии средств бюджета и дополнительных расходов федерального бюджета, млрд руб. Источник: Минфин РФ
Для удержания основных параметров федерального бюджета на 2014–2016 гг. (см. табл. 1, представленный Минфином план соответствует проекту Основных направлений бюджетной политики) министр финансов Антон Силуанов предложил провести tripledouble, сократить расходы по трем направлениям: трансферт Пенсионному фонду России, секвестр госзакупок и перенести часть оборонных расходов на период после 2016 года. И профинансировать три новых мегапроекта – чемпионат мира по футболу, строительство скоростной дороги Москва–Казань и Программу развития Дальнего Востока и Забайкалья. Как это бывает в последнее время, слова министра не вполне совпадают с планами возглавляемого им ведомства – Минфина.

Минфин творчески подошел к формированию расходов на ближайшую трехлетку и предложил «бюджетный маневр», означающий сокращение части расходов, которые уже были включены в бюджет в прошлом году, и появление ряда новых расходов.

Рисунок 1. Поступления по налогу на прибыль по федеральным округам в январе–мае 2013 г. (прирост к январю–маю 2012 г.), в %. Источник: Минфин РФ
Рисунок 1. Поступления по налогу на прибыль по федеральным округам в январе–мае 2013 г. (прирост к январю–маю 2012 г.), в %. Источник: Минфин РФ
В 2014 г. масштаб бюджетного маневра должен составить 641,9 млрд руб., из которых почти три четверти (73%) придется на сокращение трансфертов внебюджетным фондам, а остальное – на секвестр ранее выданных бюджетных обещаний (60,4 млрд руб. – действующие расходные обязательства, 115,4 млрд руб. – расходы на государственные закупки). Вопреки заявлению министра Антона Силуанова, в бюджетной конструкции, направленной в Думу для подготовки «нулевого чтения», не было обнаружено следов переноса части расходов на финансирование программы вооружений.

Увеличение действующих и принятие новых обязательств в федеральном бюджете увеличивает социальные расходы, расходы на «силовой блок», на содержание госслужащих, на отдельные проекты (чемпионат мира по футболу, взносы в уставные капиталы, ФЦП) и «иные» цели (см. табл. 2).

На «силовой блок», повышение зарплат госслужащим, чемпионат мира по футболу в 2018 г. приходится не менее половины дополнительных расходов федерального бюджета (см. табл. 2). Еще 7% дополнительных издержек приходится на «иные расходы», которые с большой вероятностью также относятся к тратам на оборону или правоохранительную деятельность. Таким образом, увеличение расходов на «силовой блок», а заодно и зарплаты госслужащих, составляет основное содержание предлагаемого Минфином «бюджетного маневра».

Примечательно, что при сокращении трансфертов внебюджетным фондам основным «донором» станет Пенсионный фонд, который недополучит 142,5 млрд руб. из федерального бюджета за счет отмены части льгот по страховым взносам и около 200 млрд руб. за счет предполагаемого сокращения ставки страховых взносов на накопительную часть пенсии с 6 до 2% у части застрахованных. Впрочем, из имеющихся материалов пока не ясно, для каких категорий плательщиков страховых взносов льготы будут отменены, а для каких оставлены – окончательные решения по пенсионной реформе не приняты. А второй источник экономии вполне может оказаться существенно меньше по размеру, если население вдруг поймет, что о своей пенсии следует позаботиться самостоятельно.

Чему нет места в планах Минфина

В «бюджетном маневре», предлагаемом Минфином, не нашлось места для увеличения поддержки региональных бюджетов

Планы Минфина России предусматривают также финансирование ряда дополнительных мероприятий. К ним, в частности, относятся такие масштабные проекты, как строительство высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва–Казань (на 2014 г. предполагается выделение 107 млрд руб.); ФЦП «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья» (86 млрд руб.); дополнительные расходы на ЧМ по футболу (16 млрд руб.).

Рисунок 2. Поступления по налогу на прибыль по ЦФО в январе–мае 2013 г. (прирост к январю–маю 2012 г.), в %. Источник: Минфин РФ
Рисунок 2. Поступления по налогу на прибыль по ЦФО в январе–мае 2013 г. (прирост к январю–маю 2012 г.), в %. Источник: Минфин РФ

На настоящий момент для финансирования этих дополнительных программ в 2014 г. найдено около 80 млрд руб. – исключительно (!!!) за счет сокращения расходов на образование и здравоохранение под разными благовидными предлогами. Таким образом, второй «бюджетный маневр» Минфина, еще не до конца допроектированный, заключается в финансировании «проектов века» за счет сокращения расходов на человеческий капитал.

В предлагаемом Минфином «бюджетном маневре» не нашлось места для увеличения поддержки региональных бюджетов, исполнение которых в текущем году осложняется резким падением поступлений налога на прибыль – минус 20% за первые пять месяцев (см. рис. 1 и 2). (О региональных бюджетах см. также: «Проблемы исполнения региональных бюджетов», «Обязательства невыполнимы».)

Как мы видим, поступления по налогу на прибыль упали во всех округах, кроме ДВФО. Однако на основании этих данных нельзя сделать вывод о более успешном развитии ДВФО по сравнению с другими федеральными округами, поскольку экономика ДВФО сравнительно мала, поступления по налогу на прибыль определяются несколькими предприятиями и не являются устойчивыми.

Нет никаких гарантий, что ситуация с доходами регионов кардинально улучшится, а вот выполнять пункты указов президента Путина о повышении зарплат в образовании, здравоохранении и управлении регионам придется. Очевидно, в этой ситуации регионы будут сокращать другие виды расходов, прежде всего, инвестиции. Впрочем, проблемы регионов – это проблемы другого министерства, не правда ли?

 

Наталья Акиндинова, Андрей Чернявский

 

 

Подготовила   к публикации  Наталья Гетьман

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp