Больше реализма!. Экономическая политика
Больше реализма!

Руководство страны осознало невозможность финансирования всех принятых обязательств в условиях радикального замедления экономического роста и возникших проблем с наполнением доходной части бюджета. Именно об этом свидетельствует бюджетное послание президента, считает директор Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Наталья АКИНДИНОВА


Наталья Акиндинова
Примирению амбиций власти с реальностью, возможно, способствовало то, что по итогам пяти месяцев произошло номинальное (!) снижение налоговых доходов консолидированного бюджета по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. Недобор бюджетных доходов, продолжающийся отток капитала и очередное сокращение объема импорта в мае – всё это говорит о том, что внутренняя экономическая конъюнктура продолжает ухудшаться.

Впервые с начала президентской избирательной компании в Бюджетном послании (см. также: Новые приоритеты бюджетной политики) ясно прозвучало намерение пожертвовать частью расходных обещаний ради финансирования приоритетов. Президент даже допустил возможность увеличения сроков реализации государственной программы вооружений, а значит, и снижения ежегодной нагрузки оборонных расходов на федеральный бюджет. Правда, находясь под давлением военно-промышленного лобби, он предпочел высказать эту мысль в предельно мягкой форме, намекнув, что само Министерство обороны должно выступить с такой инициативой в тех случаях, когда предприятия не готовы выполнить заказ в полной мере. Но, как говорил в свое время президент СССР, «процесс пошёл».

Эксперты давно говорят о том, что профинансировать заявленные приоритеты в образовании, здравоохранении и инфраструктуре невозможно при сохранении ранее заложенной траектории расходов на оборону и правоохранительную деятельность   (см. Федеральный бюджет: равнение на оборону). И также невозможно это сделать без решения проблемы долгосрочной сбалансированности пенсионной системы. Довольно существенная часть послания была посвящена реформированию пенсионной системы и созданию пенсионной формулы, что должно привести к сокращению ежегодных трансфертов из федерального бюджета в Пенсионный фонд. Но никаких конкретных параметров так и не прозвучало, кроме указания на то, что все они должны быть утверждены до конца текущего года. Впрочем, год назад мы уже слышали примерно то же самое.

Неоднократно в послании звучала тема экономии бюджетных расходов. При этом президент впрямую сказал о необходимости сокращения численности чиновников. Вряд ли только это удастся сделать без сокращения и контрольно-надзорных функций государства. Снижение числа всевозможных проверяющих позволило бы не только сэкономить бюджетные средства, но и облегчить жизнь предпринимателям. Помимо этого не помешало бы и сократить численность силовиков, направляющих практически неограниченные ресурсы на проведение бессмысленных проверок некоммерческих организаций и ведение политически мотивированных уголовных дел, однако об этом в послании ничего сказано не было. Что неудивительно – послание ведь бюджетное!

Примечательно, что тема приоритетных расходов в послании ограничивается лаконичным упоминанием указов от 7 мая 2012 года. Это, судя по всему, означает, что пути реального реформирования образования и здравоохранения (с учетом обязательств по повышению зарплат в этих сферах) пока не определены.

Власти намерены сократить расходы за счет популистских мер борьбы с численностью чиновников, но не посягают всерьез на расходы на оборону

Озвученное решение о предоставлении средств ФНБ и пенсионных накоплений на финансирование инфраструктурных проектов было поддержано и МЭР, для которого бюджетные инвестиции – любимое дитя и единственный рецепт ускорения экономического роста, и Минфином, который готов согласиться с чем угодно, лишь бы не потребовали изменить несущие конструкции бюджета (ограниченный дефицит и бюджетное правило). Но дополнительные бюджетные расходы в размере 1% ВВП могут, в лучшем случае, привести к краткосрочному (в течение года) увеличению темпов экономического роста на 0,7 процентных пункта. Долгосрочных эффектов от таких инвестиций вряд ли стоит ожидать, так как, похоже, «окупаемые» инвестиционные проекты будут отобраны не по экономическим, а по политическим соображениям. Первый же пример – скоростная железная дорога Москва–Казань – является наглядным тому подтверждением.

Опыт прошедшего в прошлом году саммита АТЭС показал, что массированные инвестиции в развитие местной инфраструктуры привели лишь к кратковременному всплеску экономической активности в Приморье, которая затихла практически сразу после завершения саммита.

Самым позитивным моментом стало заявление о возможности снижения запланированных темпов роста тарифов естественных монополий, начиная с 2014 года. Эксперты уже давно говорят о том, что рост тарифов приводит лишь к перераспределению ресурсов экономики в пользу «Газпрома» и является главным препятствием для снижения потребительской инфляции. Однако заявление министра экономики Андрея Белоусова о том, что данное предложение было не только согласовано, но даже обсуждено с «Газпромом», наталкивает на мысль о том, что судьба этого решения (о снижении темпов повышения тарифов) может быть примерно такой же, как судьба аналогичного прошлогоднего решения, когда Минфин грозился изъять три четверти повышения тарифа в бюджет через повышение НДПИ. Тарифы на газ, электроэнергию, транспорт были повышены, а вот НДПИ остался неизменным. Так что радоваться пока подождём.

 

Наталья Акиндинова

 

Подготовила к публикации Татьяна Конищева

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp