Бег на месте продолжается. Экономическая политика
Бег на месте продолжается
19 Июнь 2013, Наталья Акиндинова, Валерий Миронов, Вадим Канофьев

Апрельские данные подтвердили, что в российской экономике продолжается стагнация, а мартовское оживление было связано с временными факторами и в ближайшие месяцы не стоит ожидать перелома тенденции, отмечают Наталья АКИНДИНОВА, Валерий МИРОНОВ и Вадим КАНОФЬЕВ из Института «Центр развития» НИУ ВШЭ в обзоре Новый КГБ № 46


Наталья Акиндинова
Валерий Миронов
Ситуация в апреле в целом выглядит следующим образом. Базовые отрасли без учета сельского хозяйства выросли по сравнению с мартом на 0,2%. После мартовского всплеска рост промышленности не появился в таких отраслях, как добыча нетопливных полезных ископаемых, производство продуктов питания, химической продукции и строительных материалов. Остальные – либо стагнируют, либо падают. Последний опрос Центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ показывает, что в мае оптимизма у промышленников не прибавилось.

Инвестиции уже больше года показывают нулевой рост. А отмеченное в последние месяцы снижение оттока капитала (см. КГБ № 45) пока никак не сказалось на их динамике. Часть российских предпринимателей после кипрского кризиса перестала пользоваться оффшорами, но освободившиеся средства не направила в основной капитал, а стала вкладывать их в депозиты.

Замедление потребительского спроса со стороны населения, который обеспечил практически весь прирост экономики в прошлом году, пока не приняло устойчивый характер, его ресурсное обеспечение слабеет под влиянием замедления роста зарплат во внебюджетном секторе. При этом и население, и предприятия стараются вкладывать средства в депозиты.

Для ликвидации разрыва между уровнем сбережений и инвестиций руководство страны решило стимулировать кредитование нефинансового сектора путем сокращения банковской маржи. Сбербанк, по словам Германа Грефа,  уже пошел на снижение процентных ставок по кредитам. Для того чтобы понять, приведет ли данный шаг к ускорению банковского кредитования, мы оценили степень  влияния различных факторов, определяющих платежеспособный спрос на кредиты со стороны предприятий нетопливного сектора. Получилось, что снижение процентной ставки на 1 п.п. ведет к увеличению темпов роста кредитования на 1,6 процентных пункта. Однако большее влияние на динамику кредитов оказывает рентабельность предприятий. Отсюда вывод – политика снижения процентных ставок в условиях низкой рентабельности большинства нефинансовых предприятий не позволит существенно расширить кредитование, если только банки при этом совсем не закроют глаза на риски при отборе заемщиков.

Скорее всего, путь к повышению рентабельности в реальном секторе лежит через сокращение издержек и рост производительности. Однако экономическая среда еще не создает для этого достаточных условий. Ожидать необходимых мер, направленных на улучшение деловой среды, от федеральных властей бессмысленно, так как на данный момент в приоритете стоит социальная стабильность. Правда, возможно, очаги роста будут появляться на региональном уровне.

Тем временем, за последний год число регионов, имеющих положительные темпы роста в промышленности, сократилось с 59 до 44. С начала года резко упало количество регионов, имеющих темпы роста выше среднероссийских, а общая дифференциация регионов по темпам роста усилилась. Состояние региональных бюджетов в условиях замедления роста должно ухудшаться, так как налог на прибыль составляет треть доходов региональных бюджетов. А откуда возьмется рост прибыли при стагнации в экономике? В первом квартале года доходы региональных бюджетов в номинальном выражении не выросли относительно первого квартала 2012 г., что ограничивает их возможности для увеличения расходов. Ирония в том, что на фоне резкого замедления роста собственных доходов регионов и наращивания их расходных обязательств Минфин резко сократил межбюджетную помощь. Неужели на Олимпиаду денег не хватает?

Региональное измерение экономической конъюнктуры

Вадим Канофьев
Замедление экономического роста в стране по-разному преломляется в регионах. Кто-то растет на фоне замедления, а кто-то, наоборот, ускоренно идет вниз. При этом анализ текущей региональной статистики показывает, что косвенный экономический эффект от финансирования мегастроек на юге страны пока явно недостаточен для перелома негативных тенденций в экономике.

Анализ данных о динамике регионального развития в начале года показывает, что если в целом по России прирост промышленности к аналогичному периоду прошлого года составил всего 0,5% (упав с 3,3% в январе-апреле 2012 г.), то в Северо-Кавказском и Южном федеральном округах он, по данным Минэкономразвития, составил плюс 5,4% и 7,0%, а в Центральном и Северо-Западном, наоборот, минус 2,4% и 1,5% соответственно. Очевидно, что подготовка к Олимпиаде в Сочи вытягивает экономику южных регионов. Так, в Калмыкии и Астраханской области прирост индустрии в первом квартале превысил 40%. Однако других точек промышленного роста на территории страны пока не появляется. Например, Московская область выросла всего на 3,4%, а Ленинградская и вовсе снизила объемы промпроизводства на 5,6%.

Экономическая стагнация переходит в тенденцию. Об этом говорит устойчивое снижение числа регионов с положительной динамикой промышленного производства и неуклонное увеличение регионов, где объемы промышленного производства сокращаются. Если число первых в январе-марте текущего года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года упало с 59 до 44, то число вторых выросло с 21 до 35 (см. рис. 1). При этом в обрабатывающей промышленности количество растущих регионов упало с 60 до 15, а число регионов с падающим промышленным производством  выросло с 19 до 34.

Если взять добычу полезных ископаемых, то число растущих регионов упало с 50 до 40, а число регионов с падающим производством выросло с 24 до 36. Таким образом,  замедление экономической активности регионов распространяется на оба основных сектора промышленности, что не позволяет списать беды, например, на вступление России в ВТО, которое, несмотря на крайне позитивное в целом влияние, на первом этапе может снизить экономическую активность в «обработке».

Анализ региональной статистики за первые месяцы года позволяет сделать еще два вывода, связанных с оценкой перспектив выхода из стагнации. Во-первых, позитивное влияние на экономические перспективы может оказать увеличение в марте по сравнению с январем-февралем числа регионов с растущим розничным товарооборотом – до 75 против 60 в январе-феврале. Правда, при этом произошел своего рода размен этого роста на резкое сокращение числа регионов с растущим объемом платных услуг населению (с 40 в марте против 71 в январе и 54 в феврале). Кроме того, на протяжении последнего года видна пусть и не сильная, но устойчивая тенденция к уменьшению числа регионов с растущими реальными доходами населения и к увеличению числа регионов с падающими доходами (см. рис. 2). Очагов падения доходов три: Север России, республики Северо-Кавказского федерального округа и восток страны, где абсолютно максимальное падение наблюдалось в Республике Тыва – в марте на 12% год к году.

Несмотря на ослабление оттока капитала, роста в сфере инвестиций не наблюдается

Во-вторых, противоречива тенденция к увеличению числа убыточных организаций в целом по России: в марте текущего года 1,1 п.п. по сравнению с мартом 2012 г. – до 34,3%. Учитывая, что это увеличение произошло за счет 23 регионов из 80, оно носит концентрированный характер и в максимально выраженной степени наблюдается в Кабардино-Балкарии (снижение на 9 п.п.), на Чукотке (5,5 п.п.), а также в Белгородской и Калужской областях, в Республике Чувашия и на Алтае, где увеличение доли убыточных предприятий составило 3-4 п.п. Рост убыточности, с одной стороны, снижает возможности к инвестированию, а с другой, – может говорить о выбраковке неконкурентоспособных производств и появлении возможностей для создания новых предприятий. Так, в марте в целом по России было зарегистрировано на 11,56 млн предприятий больше, чем было закрыто. Однако негативные итоги января-февраля, когда баланс был негативен в размере 15,66 млн, пока не компенсированы.

О слабой тенденции к расслоению региональной структуры роста говорит проведенный анализ стандартных  статистических характеристик роста промпроизводства в регионах страны (см. табл. 1).

Из таблицы 1 видно, что при кажущейся близости дисперсий роста промышленности в 80 регионах в первом квартале 2012 и 2013 гг. на фоне большой разницы в средних значениях роста (1,8 и 5,5% соответственно) гипотеза о равенстве дисперсий не подтверждается. Из этого наблюдения и обобщения выводов других исследований, на наш взгляд, можно сделать вывод о том, что накопление негативных тенденций в экономике, проявляющееся как на макро-, так и на региональном уровне, требует проведения структурных реформ, нацеленных в числе прочего на выявление региональных очагов экономического роста и создание условий для перелива в них ограниченных ресурсов (труда и капитала) из зон хронической стагнации. Равномерное развитие всех территорий страны в текущих условиях не является экономической необходимостью. Необходима концентрация ресурсов в точках экономического прорыва.

 

Наталья Акиндинова, Валерий Миронов, Вадим Канофьев

 

По материалам Нового КГБ №46

 

Подготовили к публикации Татьяна Конищева, Анастасия Астахова

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp