Сказано – не сделано. Экономическая политика
Сказано – не сделано
25 Декабрь 2012, Евсей Гурвич

Декларируемая экономическая политика государства вступает в диссонанс с мерами, которые реально были приняты в 2012 году. Преобразования в пенсионной системе закрепляют патерналистскую модель развития российского общества. Эта модель не  совместима с курсом на повышение инвестиционной привлекательности российской экономики, считает руководитель Экономической экспертной группы Евсей ГУРВИЧ


Евсей Гурвич
На уровне декларируемой политики 2012 год был отмечен значительной долей позитива, отраженной, например, в программных статьях президента и его указах. Их некоторая противоречивость не снижает общей позитивной оценки обозначенного курса в экономической политике.

Позитивные тенденции

Впервые ключевым элементом развития признано создание благоприятного инвестиционного климата и поставлены соответствующие конкретные задачи. В том числе провозглашено, что в России не будет повышаться налоговая нагрузка в несырьевом секторе, на первый план выдвигается задача снижения инфляции, развития финансовых институтов. Все это выглядит как движение навстречу бизнесу. В эту же логику вписывается создание нового института бизнес-омбудсмена – защитника прав бизнеса, и инициирование национальной предпринимательской инициативы, работа которой должна строиться на основе партнерства между государством и бизнесом.

Хорошей новостью на макроэкономическом уровне стало принятие новых бюджетных правил, т.е. возврат к жесткой бюджетной дисциплине, несмотря на давление в пользу увеличения расходов.

Новые вызовы и старые проблемы

В паре с этим позитивом, однако, идет и негатив. Газовая отрасль, которая еще  5-6 лет назад в  докладе  ОЭСР по России оценивалась как потенциальное преимущество нашей страны в глобальной экономике, сегодня вместо этого на глазах превращается в серьезнейшую проблему. Тревогу вызывает не столько развитие добычи сланцевого газа в США и связанные с этим изменения на мировых рынках энергоресурсов, сколько неадекватная реакция «Газпрома» на эти вызовы. Впрочем, в адрес политики прокладки газопроводов и связанной с ними инвестиционной политики звучало немало критики. «Газпром» в этом смысле неплохая «мишень»: все легко можно измерить в миллиардах кубометров, оценить, что построено, а что нет и т.д. Но насколько эффективна деятельность других госкорпораций, где все не так очевидно? Ни одного свидетельства в пользу существования столь обширного нерыночного сектора ни разу не было предъявлено.

Повышение зарплаты в бюджетной сфере целесообразно проводить одновременно с сокращением численности занятых в этой сфере и комплекса мер, направленных на повышение производительности их труда

Другая проблема, которая выходит на первый план – рост реальной зарплаты. С одной стороны, замечательно, что в этом году она увеличилась  на 9%. В то же время ее рост  втрое опережает производительность труда (рост на 3% в год). Раньше, когда за таким разрывом  стоял рост мировых цен на нефть, газ и металлы, это не мешало развитию экономики. В таких условиях вполне можно было наращивать зарплату быстрее, чем производительность труда.

Цены на нефть, да и многие другие товары российского экспорта больше не растут и в обозримой перспективе расти не будут. А  зарплата в стране по-прежнему увеличивается опережающими темпами. Вместе с тем в 2012 г. впервые прекратился рост численности рабочей силы, который  наблюдался в предыдущие годы.  Со следующего и вовсе начинается его снижение. Все это означает, что стоимость рабочей силы как дефицитной,  будет постоянно расти. С другой строны, надо учесть, что государство сейчас проводит политику опережающего повышения оплаты в бюджетном секторе. Было кратно повышено денежное довольствие военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов, повышается зарплата учителям, врачам. Все это неизбежно сказывается и на зарплате в частном секторе.

Безусловно, у нас низкая оплата труда в бюджетном секторе, с этим никто не спорит. Но во многом это объясняется  избыточной занятостью. Какой бы мы ни взяли сегмент бюджетного сектора, в любом численность занятых в расчете на 1000 человек населения  в нем больше, чем почти в любой другой стране мира. Этот показатель у нас превышает, к примеру, средний уровень для стран ОЭСР примерно в 1,5 раза, еще больше  разрыв с показателями стран с формирующимся рынком. Целесообразным, таким образом, представляется оптимизация численности работников бюджетного сектора, проведение реформ, направленных на повышение производительности труда, и за счет всего этого можно было бы повышать оплату труда бюджетников. Если мы этого не сделаем, то  поставим под угрозу долгосрочную бюджетную сбалансированность и подорвем конкурентоспособность производства.

И снова о пенсионной системе

Едва ли не главная, обозначившаяся особенно остро в уходящем году проблема, связана с  пенсионной реформой. Эту проблему можно «просчитать»: цифры наглядно показывают, что нам грозит  в результате старения населения, которое наблюдается в России так же, как и в других странах мира. Рейтинговое агентство Standard & Poor’s (S&P) посчитало, что из-за старения к 2050 г. нам нужно будет увеличить расходы на пенсионную систему почти на 10 п.п. ВВП. Предложения по решению  проблемы были оформлены еще  в рамках деятельности экспертной группы «Стратегия-2020».

Неадекватная реакция Газпрома на новые вызовы: развитие добычи сланцевого газа в США и изменения глобального рынка энергоресурсов вызывает тревогу 

Однако вопреки этим оценкам и прогнозам Министерством труда были разработаны свои предложения. В результате титанической борьбы непрофильных ведомств – Министерства финансов, Министерства экономики, – и экспертного сообщества удалось смягчить наиболее негативные последствия предлагаемой реформы. Однако самые насущные проблемы все же не были решены.  Для сравнения восмотрим на Европейский Союз, где решаются те же проблемы, и цена вопроса там в среднем по всем странам примерно такая же – 10 п.п. ВВП к середине столетия. Это подтверждается данными из Ageing Report – ежегодного отчета, где  подсчитываются последствия старения для расходов бюджета каждой страны Евросоюза, а также и эффект от принятых мер. Так вот в Европе проведенные реформы уже обеспечивают экономию в размерах 8,5% ВВП. Для нас же пока озвученные меры пенсионной реформы весят лишь 1-2% ВВП.   

Почему же проблемы пенсионной системы в России решаются столь неэффективно или не решаются вообще? Первый уровень объяснения – боязнь непопулярных мер. Но заметим, что из 15 бывших стран СССР в 12 уже повышен пенсионный возраст. Отсюда следует, что такой шаг никак нельзя рассматривать как в принципе невозможный.

 Следующий уровень понимания ситуации – власть пытается сохранить патерналистскую модель отношений с народом. Такую  модель, при которой предполагается, что  граждане работают, не беспокоясь о пенсиях, а заботу о них полностью берет на себя государство.  При этом мало кто осознает, что пенсионные выплаты не появляются сами собой. Человек либо сам откладывает себе на старость  в рамках накопительной системы, либо делает отчисления из заработка на пенсии нынешнего поколения, а для него это будут делать работники будущего. Государство всего лишь распределяет эти средства, а вовсе не кормит пенсионеров.

Однако патерналистская модель обречена на «греческий сценарий»: обязательства нарастают, все больше отдаляясь от возможности их удовлетворить, и в какой-то момент вынужденно сбрасываются как неподъемные. Чем позже это происходит, тем в более болезненной форме происходит «сброс» обязательств.

Нельзя не видеть, что в перспективе рост числа пенсионеров в расчете на одного работающего не может ни привести к необходимости повышения налоговой нагрузки для поддержания уровня пенсий. Получается, что закрепление патерналистской модели развития вступает в диссонанс и противоречие с декларируемой и прогрессивной политикой развития экономики и страны.

Рады в рай, как говорится, да грехи не пускают.

 

Евсей Гурвич

 

По материалам выступления Е.Т. Гурвича  на заседании Экономического клуба ФБК «Итоги—2012: в поисках экономической политики», 12 декабря 2012 г., Москва

 

Подготовила к публикации  Ирина Ильинская

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp