Решение ценой в 130 миллиардов. Экономическая политика
Решение ценой в 130 миллиардов
12 Июль 2013, Сергей Пухов

При нынешних внутренних ценах на газ экономика перестает быть конкурентоспособной, что толкает власти к идее более сильного сдерживания роста тарифов на газ для оптовых потребителей и их ограничения темпами инфляции. Главный вопрос при этом, полагает ведущий эксперт Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Сергей ПУХОВ, на каких условиях «Газпром» согласится на такие меры


Сергей Пухов
В конце июня правительство заговорило о возможном отказе от идеи равнодоходности при поставках газа на внутренний и внешний рынки, которая в том или ином виде бытует с 2007 года. До последнего времени считалось, что равнодоходность должна быть достигнута в 2015 г., а 2011–2014 гг. – переходный период, в течение которого рост внутренних цен на газ ограничивается 15% в год. Однако из-за бурного роста экспортных цен, а затем из-за экономического кризиса планы неоднократно пересматривались. В прошлом году министр энергетики Александр Новак заявлял, что переход к равнодоходности можно осуществить не раньше 2017–2018 годов. И это при условии последующего снижения экспортных цен из-за глобального кризиса. Теперь же от планов полного перехода к равнодоходным ценам, похоже, вообще можно отказаться.

Идею перехода на равнодоходные цены в свое время активно продвигал «Газпром», объясняя это необходимостью стимулировать потребителей газа к его более эффективному использованию. Однако на деле оказалось, что простое повышение внутренних цен на газ в большей степени трансформируется в рост внутренних цен, нежели в энергоэффективность производства. Для стимулирования перехода на энергосберегающие технологии нужен комплекс мер (в том числе и налоговые льготы), причем не только со стороны производства, но и в части стимулирования спроса. Эффективность таких программ убедительно показала кампания по утилизации «автохлама».

Рисунок 1. Внутренние и внешние цены на природный газ
Рисунок 1. Внутренние и внешние цены на природный газ
По мнению премьера Дмитрия Медведева, идея перехода к равнодоходности была необходима, потому что искажения между реальными ценами на газ на рынке и тем, по каким ценам газ поставлялся потребителям на внутреннем рынке, были очень велики.

К примеру, разрыв между ценами на природный газ в Германии и ценами приобретения газа в России в 2000 г. составлял 8,5 раз, а в 2008 г. – 7 раз (cм. рис. 1) (см. также: «Нефтегазовый сектор»). И в том и в другом случае такой разрыв был следствием экономических кризисов и разбалансированности рынков. Сейчас разрыв в ценах трёхкратный. Это показывает, что принципиально ситуация не изменилась.

Механическое повышение внутренних цен на газ в большей степени трансформируется в рост инфляции, нежели в энергоэффективность производства

 

Настоящей причиной появления идеи перехода к равнодоходности поставок газа была, по нашему мнению, отрицательная рентабельность продаж газа на внутреннем рынке. И эта проблема была довольно быстро решена. Рост внутренних цен привел к тому, что рентабельность внутренних продаж газа с 2009 г., по оценкам ОАО «Газпром», стала положительной, в 2010 г. – возросла до 15%, в 2011 г. – превысила 20% и лишь немного снизилась по итогам прошлого года. В 2011 г. российский концерн вошел в тройку самых прибыльных компаний мира по версии журнала Forbes, пропустив вперед только американскую Exxon Mobil и швейцарскую Nestle.

Рисунок 2. Динамика промышленного производства
Рисунок 2. Динамика промышленного производства

Теперь же предложения отказаться от принципа равнодоходности звучат от премьера Дмитрия Медведева потому, что российская экономика даже при нынешних ценах на газ неконкурентоспособна (см.: «Бег на месте продолжается»). Стимулов для экономического роста практически не осталось, поэтому надо использовать монопольное положение «Газпрома». Сейчас предстоит выбор между сохранением темпов индексации внутренних цен на газ для достижения равнодоходности (в этом случае «Газпром» получает еще большую прибыль и платит дополнительные налоги) либо сдерживанием роста цен на газ в рамках инфляции, что стимулирует рост промышленности, которая стагнирует – в январе–мае она выросла лишь на 0,2%, а в мае упала на 1,4% (см. рис. 2) (см. также: «Рост промышленности перестает быть привычным»).

В случае принятия решения правительством о сдерживании роста тарифов на газ для оптовых потребителей в 2014–2015 гг. до уровня инфляции (до 5% вместо 15%-го роста цен на газ) «Газпром», по его оценкам, недополучит 130 млрд руб. за два года. Соответственно, на эту сумму концерну, вероятно, придется сократить свои инвестиционные планы (см. также: «Поможет только климат»). Впрочем, это менее 5% планируемых капиталовложений в 2014–2015 гг., которые могут достичь 2,8 трлн рублей. Однако пока неясно, согласится ли на подобные потери доходов и сокращение инвестпрограммы газовый монополист или потребует компенсацию от государства в той или иной форме.

 

Сергей Пухов

 

Подготовила к публикации Анастасия Астахова

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp