Пенсионная формула не панацея, а система стимулов. Экономическая политика
Пенсионная формула не панацея, а система стимулов
8 Июль 2013, Татьяна Малева

Повышение пенсионного возраста – мера, к которой рано или поздно Россия вынуждена будет прийти, уверена директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна МАЛЕВА. Но пока это решение заменено предложением Минтруда стимулировать более поздний выход на пенсию, а фактически – увеличить период трудовой жизни


Татьяна  Малева
Эксперты несколько лет напряженно занимались разработкой новых подходов к пенсионной реформе. В рамках Стратегии-2020 был предложен ряд мер, которые позволили бы продвигать реформу (см. подробнее: «Дорогие пенсии»), не меняя пенсионной формулы, однако со временем эксперты пришли к выводу о том, что в действующей пенсионной формуле заложено противоречие, которое рано или поздно приведет в тупик и заставит делать выбор, возможно, еще более сложный, чем сегодня. Почему?

Можно ли было не менять пенсионную формулу?

В тот момент, когда вводилась в действие прежняя пенсионная формула, делалась ставка на развитие еще одного компонента накопительной пенсионной системы, в рамках которого, как предполагалось, средства будут реально накапливаться. Но на сегодняшний день у нас сформировался разрыв между порядком формирования пенсионных прав, с одной стороны, и порядком выполнения этих обязательств государством в солидарной системе, с другой. Это происходит из-за того, что сегодня пенсионные права формируются, исходя из численности работников прошлых лет и их заработных плат, а ресурсное обеспечение для того, чтобы выполнить обязательства по реализации их пенсионных прав, не имеет с этими правами ни малейшей связи. Ре6урсное обеспечение формируется численностью настоящих работников, исходя из их настоящих доходов. Можно сказать, что между ними – просто поколенческий разрыв. Нынешние пенсионеры и сегодня работающие – они из разных эпох, их трудовая жизнь строится по разным экономическим законам. Нынешние пенсионеры нарабатывали пенсионные права в рамках одних закономерностей, да и численность самих работников была принципиально иная. В наше время демографический тренд таков, что происходит сокращение численности трудоспособного населения. Более того, не за горами те времена, когда численность работников, фактических плательщиков взносов в пенсионную систему, и получателей пенсий, сравняется. Большего удара для экономики в целом трудно себе представить.

Длительные поиски вариантов решения привели к тому, что удалось, не ущемляя в пенсионных правах тех, кто уже получил пенсию или выработал большую часть своей трудовой жизни, поставить заслон для продолжения нарастания разрыва, когда пенсионные права формируются из прошлого, а финансируются все меньшими и меньшими ресурсами настоящего и будущего.

Все это и подвело к формированию главного принципа новой пенсионной системы, который состоит в том, чтобы определять пенсионные права не в абсолютном денежном выражении. Ведь любые абсолютные величины, с одной стороны, должны индексироваться, а с другой, они все же должны совпадать с теми ресурсами, которые государство и солидарная система смогут направить на обеспечение пенсионных прав. Хочется особенно подчеркнуть, что ничего нет более страшного и деструктивного для социума, чем ситуация, когда государство берет на себя обязательства и их не выполняет. Пенсионная система в нынешнем ее виде явно движется не в том направлении: права нарастают, а выполнять их все труднее и труднее.

Сейчас мы пытаемся противопоставить этому реальные барьеры, и все пенсионные права формируются не на основе обещания конкретных сумм, а как некоторая доля участия, которая зависит от ряда параметров. Последние, в свою очередь, детерминированы выбором и деятельностью самого гражданина.

От человека зависит продолжительность его трудового стажа – в новой системе, соответственно, предлагается стимулировать его рост.

Самостоятельно гражданин принимает решение о дате выхода на пенсию. Очевидно, что чем дольше человек работает, тем шире его пенсионные права, и тем больше он должен получать.  

Пенсия будет определяться не как конкретная сумма, а как некоторая доля участия в социально-экономической системе, размер пенсии при этом ставится в зависимость от стажа и «белой» зарплаты

Вот эти стимулирующие факторы и заложены в новой формуле, а равно и мотивация на рациональное поведение в период трудовой жизни. По сути дела более поздний выход на пенсию, например, стимулируется даже несколько раз: и через стаж, и через коэффициент возраста, когда за дополнительный срок работы после достижения пенсионного возраста увеличивается размер пенсии. За пять лет фактически пенсия возрастает в 1,5 раза, за 10 лет – в 2 раза. Такое стимулирование просто необходимо – это некоторая компенсация отказа от повышения пенсионного возраста.

Альтернативы повышению пенсионного возраста нет, и увеличить его следовало бы сегодня. Произойдет это обязательно, но чем позже, тем больнее. Нынешнее стимулирование – это даже не попытка увеличить число людей, позднее выходящих на пенсию, оно направлено в первую очередь на увеличение продолжительности трудовой жизни. На сегодня трудовой стаж выходящих на пенсию людей сокращается. Начало трудовой жизни в 1930-е годы, когда вводилась советская пенсионная система, приходилось на 15 лет, и предполагалось, что продолжительность трудовой жизни будет составлять 45 лет. Сегодня россияне выходят на рынок труда позже – в среднем в 23–24 года, период их трудовой жизни – 33 года. Кроме того, надо учесть и шестидневную рабочую неделю в СССР.

Сегодня принято решение стимулировать более поздний выход на пенсию. Но остается открытым вопрос: заработает ли этот механизм и как скоро? Понятно, что несколько лет он будет просто отрабатываться. Еще более важно, чтобы он был адекватно воспринят нашими согражданами. И это самый важный фактор успеха преобразования – положительная реакция на него людей.

Пока трудно твердо сказать, как поведут себя люди в отношении новой системы, и для каких групп населения стимулы, заложенные в новой формуле, окажутся сильными, а для кого – слабыми. Но есть надежда, что медианной средней группе есть над чем подумать. У этой группы есть уже довольно высокий трудовой стаж, для этих людей не будет большим напряжением выработать 30–35-летний стаж. Многие из них намерены продолжать работать и по достижении пенсионного возраста. Иначе бы в нашей стране не было столько работающих пенсионеров. Следовательно, можно рассчитывать и на то, что при новых стимулах многие предпочтут продолжить работу, не оформляя пенсию.

В России есть сегодня группа людей с высокими доходами, которых условно принято относить к среднему классу. Эти люди практически ничего не получали от солидарной пенсионной системы. В каком-то смысле ныне действующая пенсионная формула не стимулировала этих людей получать «белую» зарплату. Но это работники с высокой производительностью труда и, соответственно, высокими доходами, а значит, они могли бы рассчитывать на прибавку к пенсии. Хотелось бы, чтобы таких людей в нашей стране становилось все больше, и для них новая формула оказалась бы интересной.

 

Татьяна Малева

 

Подготовила к публикации Ирина Ильинская

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp