Главное антимонопольное дело десятилетия: РЖД участвовали в сговоре . Экономическая политика
Главное антимонопольное дело десятилетия: РЖД участвовали в сговоре
13 Сентябрь 2013, Ольга Коваленко

Федеральной антимонопольной службой 5 сентября 2013 г. была оглашена резолютивная часть решения по знаковому делу о разделе рынка операторских услуг по предоставлению подвижного состава в Кузбассе. Администрация Кемеровской области, ОАО «РЖД» и 16 крупнейших операторов железнодорожного подвижного состава признаны нарушившими антимонопольное законодательство, отмечает юрист НП ОЖдПС Ольга КОВАЛЕНКО


Ольга Коваленко
Поводом к рассмотрению дела стало обращение в ФАС в 2012 г. Некоммерческого партнерства операторов железнодорожного подвижного состава (НП ОЖдПС) – общественной организации, членами которой в настоящее время являются 48 малых и средних операторских компаний, владеющих на правах собственности или распоряжающихся вагонами и предоставляющих их для перевозок грузов.

Все равны, а некоторые – равнее

События развивались следующим образом. В октябре 2011 г. на территории Кузбасса возникли проблемы с вывозом угля. Представители РЖД объяснили сбои в эксплуатационной работе тем, что в регион прибывает слишком большое количество порожних вагонов, занимающих пути и препятствующих вывозу угля.

В этот период в кузбасском регионе работало около 220 операторов железнодорожного подвижного состава. Администрацией Кемеровской области был проведен ряд совещаний с участием представителей ОАО «РЖД», грузоотправителей и крупнейших операторов для урегулирования ситуации. Избрали наиболее простой и, как оказалось, противозаконный способ решения проблемы: ограничение числа работающих в регионе операторов (см. также: «Грузоперевозки: трудности рыночного управления»).

В результате заключения между РЖД, операторами и грузоотправителями трёхсторонних соглашений доступ на рынок Кузбасса с конца 2011 и до конца 2012 года из 220 ранее работавших в регионе операторов получили только 16 крупнейших. В число этих 16-ти вошли и две – на тот момент – дочерние компании РЖД. У всех остальных операторов осталась возможность работать только через эти компании. В трёхсторонних соглашениях были определены количество груза, станции отправления и грузоотправители для каждого оператора.

График 1. Источник: данные ГВЦ РЖД
График 1. Источник: данные ГВЦ РЖД
ФАС расценила эти соглашения как ведущие к разделу рынка по трём признакам: по территориальному признаку, составу покупателей и по объёму продаж. Изначально ФАС вменяла ответчикам нарушение положений п. 3 ч. 1 ст. 11 Федерального закона №135 от 26.07.2006 г. «О защите конкуренции» (далее – ФЗ «О защите конкуренции»), запрещающих создание картелей, а также положений п. 3 и п. 4 ст. 16 того же закона, налагающих запрет на заключение соглашений, ограничивающих конкуренцию, участниками которых выступают одновременно как органы власти субъектов Федерации, так и хозяйствующие субъекты.

По п. 3 ч. 1 ст. 11 ФЗ «О защите конкуренции» производство в отношении всех ответчиков было прекращено и окончательно их действия были квалифицированы по п. 3 и п. 4 ст. 16 этого же закона. Причина в том, что «классический картель», на который налагает запрет ст. 11 ФЗ «О защите конкуренции», – это соглашение между конкурирующими субъектами на одном товарном рынке. Круг же участников, создавших и реализовавших антиконкурентную схему работы операторов на Кузбассе в 2011–2012 гг. шире, чем круг субъектов картельного соглашения в смысле ст. 11 ФЗ «О защите конкуренции» и включает в себя не только прямых конкурентов – крупных операторов, но и владельца инфраструктуры – ОАО «РЖД», и органы власти субъекта Федерации.

Но даже если предположить, что имелось картельное соглашение между участниками рынка, оно бы не отменило существование антиконкурентного соглашения по ст. 16 ФЗ «О защите конкуренции», что значительно усложнило бы структуру такого правонарушения. Речь бы шла о картеле внутри соглашения, ограничивающего конкуренцию. Учитывая, что практика применения антимонопольного законодательства (особенно судами) находится в стадии наработки, то доказательство существования правонарушения с многоуровневой структурой, «правонарушения-матрёшки», в судебных инстанциях могло бы оказаться сложнейшей задачей, возможно, задачей завтрашнего дня.

Мы знаем, что ныне лежит на весах

Значение этого решения ФАС трудно переоценить. Во-первых, оно претворяет в жизнь основной принцип правового государства, не знающий никаких исключений: принцип законности, провозглашённый в ст. 15 Конституции РФ. К сожалению, в сознании участников рынка пока не сложилось ясное понимание того, что любой субъект, будь то крупный оператор, РЖД или орган власти, должен в своей деятельности руководствоваться законом. Рассматриваемое решение ФАС приучает участников рынка работать в рамках правового поля и искать правовые способы решения проблем.

Во-вторых, решение ФАС является иллюстрацией реализации принципов равенства всех перед законом и права на защиту. Оно показало, что требования закона равны как для крупных, так и для мелких участников рынка. Существует инструментарий, которым может воспользоваться любой участник рынка, вне зависимости от масштаба своего присутствия, для защиты своих прав.

Председатель НП ОЖдПС Ольга Лукьянова так прокомментировала принятое решение: «Мы довольны решением ФАСа. Во-первых, ограничение конкуренции – это более очевидное нарушение, чем картель, который сложно доказать. Во-вторых, в процессе рассмотрения данного дела ответчики очень увлеклись доказыванием отсутствия картельного сговора, но при этом они в открытую признавали факты ограничения конкуренции и представляли соответствующие материалы в ФАС. Кузбасский регион является одним из самых привлекательных для работы на нем операторских компаний. Уголь – это стабильная грузовая база практически в любое время. Кроме того, перевозки угля позволяют операторам массово попадать на другие полигоны сети железных дорог, где они впоследствии обозначают свое присутствие.

Кузбасский регион – один из самых привлекательных для работы операторских компаний. Уголь – это стабильная грузовая база практически в любое время

Грубо говоря, лишившись возможности грузить свои вагоны на Кузбассе, операторская компания уходит с рынка Дальневосточной, Октябрьской и Северо-Кавказской железных дорог. Кузбасская схема по искусственному ограничению числа операторских компаний под предлогом оптимизации вывоза груза имеет все тенденции к продолжению.

В открытой печати до возбуждения дела в ФАС представители и РЖД, и администрации Кемеровской области неоднократно заявляли об успешности кузбасского опыта в плане организации перевозок и необходимости переноса данного опыта на другие участки сети. Сейчас эта схема получила фактическое неодобрение со стороны государства».

Решение ФАС играет серьёзную роль для стратегического развития железных дорог в России. Ситуация, сложившая в Кузбассе, выявила наличие проблем в РЖД, продемонстрировала хозяйственную несостоятельность этой организации. На сегодняшний день у ОАО «РЖД» есть явные проблемы с развитием инфраструктуры, диспетчеризацией, управлением потоками подвижного состава и инфраструктуры в целом. В кризисной ситуации РЖД пошла по пути наименьшего сопротивления, приняла самое простое и, увы, противозаконное и антиконкурентное решение – ограничить количество операторов, вместо того, чтобы серьёзно задуматься над модернизацией управления инфраструктурой и перевозочным процессом.

Поверить алгеброй гармонию

При этом избранный способ решения проблемы оказался еще и малоэффективным. В частности, даже в «Протоколе совещания по дальнейшей оптимизации работы собственными порожними полувагонами в Кузбасском регионе» от 21.02.2012 г. отмечалось, что с началом реализации данного решения положение с отгрузкой в феврале 2012 г. ещё более усугубилось, что не позволило снизить остатки угля на складах предприятий Кузбасса, а по некоторым предприятиям они даже выросли.

О неэффективности принятого решения свидетельствует и динамика объемов погрузки в Кузбасском регионе с января 2011 по май 2012 года (см. граф. 1). Согласно данным о погрузке, в период реализации «антикризисных мер» тенденции к увеличению погрузки по сравнению с остальными периодами не обнаружилось.

Если взять погрузку с января по май 2012 г., когда работал этот квазикартель из 16 отобранных компаний, и сравнить с цифрами погрузки января–мая 2011 г., когда вход на рынок не был ограничен, то можно увидеть что погрузка в абсолютном исчислении выросла лишь на 0,4%, а в среднесуточном исчислении (более корректном, т.к. в феврале 2012 г. на один день больше) – снизилась на 0,3%. Таким образом, обсуждаемая мера на динамику погрузки никак не повлияла. И аргументы, приводимые РЖД, – просто лукавые цифры.

 

Ольга Коваленко

 

Подготовил к публикации Илья Воробьев

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp