На кредитной игле . Экономическая политика
На кредитной игле
16 Сентябрь 2013, Дарья Авдеева

Уже почти год в коридорах российской власти витает идея административного ограничения максимальной ставки по потребительским кредитам. Опыт введения такого ограничения в ЮАР показал низкую эффективность подобной меры. Она не помогла, считает Дарья АВДЕЕВА из Института «Центр развития», избежать ни чрезмерной закредитованности населения, ни массового дефолта заемщиков


Дарья Авдеева
Сегмент рынка в ЮАР, связанный с кредитованием физических лиц, регулируется специальным рамочным законом National Credit Act, принятым в 2005 г., и выпущенным на его основе в 2006 г. подзаконным актом National Credit Regulations. Основными целями при принятии закона провозглашались, в частности, формирование справедливого и прозрачного кредитного рынка – то есть, регулирование кредитных организаций и защита прав заемщиков, а также стандартизация формы и ограничение стоимости кредита, что в итоге должно было содействовать экономическому и социальному благополучию всех южноафриканцев. Что же вышло на самом деле?

Ограничения в действии

Резкий рост популярности необеспеченных потребительских кредитов (включая кредитные карты и овердрафты) в ЮАР во многом проистекал из высокого уровня имущественного расслоения в обществе. Если посмотреть на такой показатель, как индекс Джини, то в Южной Африке он находится на максимальном уровне среди всех стран BRICS и, по данным Всемирного банка, в 2009 г. составлял 63,1%. Для сравнения, в идущей следом Бразилии значение индекса составляло 54,7%, в Китае – 42,1%, в России – 40,1%, а в Индии и вообще 33,9% (по данным за 2010 год). Соответственно, доступность заёмных средств, с одной стороны, и желание жить «не хуже, чем люди», с другой, стали мощными драйверами потребительского кредитования. Но, как известно также и из российской практики, малообеспеченные люди, на которых и рассчитаны подобные кредитные программы, в силу своей финансовой безграмотности мало обращают, а чаще совсем не обращают внимание на такой показатель, как процентная ставка – тем более, что кредиторы хорошо умеют прятать истинную цену предоставляемых средств за мелким шрифтом договора. Во многом вследствие этого власти ЮАР предприняли попытку адаптации законодательства к реальным условиям, пытаясь, с одной стороны, систематизировать кредитный процесс, а с другой – ограничить финансовую нагрузку на заёмщиков.

В рамках такого подхода для различных видов кредитов были определены свои предельные уровни кредитных ставок, а также комиссий за подачу кредитной заявки и обслуживание кредита. Первые рассчитываются на основании ставки рефинансирования в ЮАР (РЕПО), которая с 19 июля 2012 г. установлена на уровне 5% (см. табл. 1).

Кредитная лихорадка

Теперь же, спустя восемь лет после принятия National Credit Act, можно оценить его эффективность. Для этого приведём несколько статистических фактов.

За период с IV кв. 2007 г. по IV кв. 2012 г. количество выдаваемых необеспеченных кредитов значительно увеличилось – с 1,5 до 3,5% ВВП, а совокупная задолженность по необеспеченным кредитам выросла почти в четыре раза – до 5,12% годового ВВП в I кв. 2013 года (см. рис. 1). В целом рост объемов необеспеченных кредитов существенно опережал рост общего объема кредитования населения, их доля в общем количестве выданных кредитов устойчиво росла – с 7,75% в конце 2007 г. до 24,24% в конце 2012 года.

Таблица 1. Максимальные процентная ставка и комиссия за подачу кредитной заявки для разных видов розничных кредитов
Таблица 1. Максимальные процентная ставка и комиссия за подачу кредитной заявки для разных видов розничных кредитов
Процесс накопления долгов перед банками, микрофинансовыми организациями, ритейлерами и другими организациями, предоставляющими займы населению, привёл к значительному росту закредитованности: отношение задолженности к располагаемым доходам домохозяйств выросло с 54,8% в начале 2000 г. до 75,4% в I кв. 2013 года. Согласно статистике, предоставляемой National Credit Regulator (NCR), жители ЮАР предпочитают среднесрочные кредиты: больше половины суммы необеспеченных кредитов в последние два года выдавалось на срок 3–5 лет, и при этом больше 75% превышали 15 000 рэндов (около 1,5 тыс. долларов). Средняя сумма кредита в настоящее время составляет 19 047 рэндов, при этом средние месячные доходы в экономике (для официально занятых, кроме сельского хозяйства, и включая премии и сверхурочные) в феврале этого года составляли 13 981 рэндов.

Но рост этого сегмента кредитного рынка отражался не только в объёмах выданных средств, но и в расширении круга потребителей. По данным NCR, численность кредитно-активного населения (то есть количества людей, имеющих кредиты на отчетный период) во II кв. 2007 г. составляла 16,78 млн человек и неуклонно росла, достигнув 20,08 млн человек (более трети всех жителей ЮАР!) по итогам I кв. текущего года.

Неутешительный итог

Такая «кредитная лихорадка», помимо решения текущих денежных проблем населения, имела и обратную сторону. За последние шесть лет кредитное положение заемщиков значительно ухудшилось: по состоянию на I кв. 2013 г. 47,5% из них имели сомнительные кредиты – то есть просроченные на 3 и более месяца (и это без кредитов, просроченных на 1–2 месяца, то есть потенциально сомнительных, с учетом которых их становится уже 62,8%). Для сравнения, во II кв. 2007 г. сомнительные кредиты были «всего лишь» у 36,4% должников.

Рисунок 1. Объем необеспеченных кредитов в ЮАР, млрд. рэндов
Рисунок 1. Объем необеспеченных кредитов в ЮАР, млрд. рэндов
Особенно неутешительно выглядит приведенная статистика при сопоставлении с данными по занятости в ЮАР. При населении в 52,98 млн человек, в I кв. 2013 г. 33,24 млн были в трудоспособном возрасте 15–64 года. Из них только 13,62 млн человек имели работу – как официально (9,58 млн), так и неофициально, включая занятых в сельском хозяйстве и частных домохозяйствах. А 4,60 млн были безработными, и еще 2,33 млн отчаялись найти работу. При таком соотношении занятости и кредитной активности – должников почти в полтора раза больше, чем работающих – неудивительно, что почти половина кредитов оказываются сомнительными.

Существуют и другие фундаментальные общенациональные проблемы. Как указывает Rees (Financially illiterate miners debt shocker. 01 October 2012), долговое бремя среди шахтеров (6% официально занятых в ЮАР) является непосильным, и не только из-за финансовой необразованности, но и по причине простой безграмотности – «большинство не умеют читать или писать и не знают, под чем подписываются». В ЮАР 13,6% населения страны старше 15 лет, согласно The World Factbook, безграмотны – и неизвестно, сколько из них активно берут кредиты.

Корень зла – не столько цена кредита, сколько легкий доступ к заёмным ресурсам населения, не обладающего необходимым уровнем финансовой грамотности

Причины сложившейся ситуации лежат как на стороне спроса, так и на стороне предложения. Так, росту потребительских кредитов в Южной Африке способствовали ставки более высокие, нежели при кредитовании предприятий, а следовательно, более выгодные банкам. Для сравнения, ставка по кредитам первоклассным корпоративным заёмщикам сейчас находится на уровне 8,5% и не поднималась выше 15,5% даже на пике кризиса в конце 2008 г., в то время как по необеспеченным ссудам населению законодательно установленная максимальная ставка на данный момент составляет 31% (без учёта дополнительных комиссий).

С течением времени значительное имущественное неравенство, которое послужило стимулом к росту объёма потребительских кредитов, направлявшихся на покрытие растущих расходов, перестало быть главенствующим драйвером роста задолженности домохозяйств. Так, Ян Уэйсон (Ian Wason), генеральный директор DebtBuster (компании, занимающейся урегулированием долговых вопросов в ЮАР) отмечает (см.: DebtBusters warns on SA debt bubble: Business Day, 29 January 2013), что все больше займов берется для погашения уже существующих обязательств – само собой, не от хорошей жизни. «Причина, по которой берутся новые займы, <…> состоит в том, что в последние несколько лет наблюдается инфляция в таких сферах, как тарифы на электроэнергию», а не только в потребности не отставать в потреблении от соседей и обеспечивать семью товарами первой необходимости, отмечает он. Так, потребительские цены в ЮАР повышались в последние пять лет в среднем на 6,4% в год, но при этом цены на ЖКХ (за вычетом услуг) – на 14,3%, а на еду и безалкогольные напитки – на 8,0%. Располагаемые доходы росли при этом в среднем всего лишь на 2,9% в год. Таким образом, налицо реализация модели поведения, в которой население через рост задолженности сначала пытается не допустить снижения уровня потребления в условиях, когда средств, остающихся после оплаты обязательных платежей (ЖКХ плюс текущие платежи по потребкредитам), становится всё меньше и меньше, а впоследствии вынуждено влезать в новые долги уже просто для перекредитовки существующих обязательств. Ян Уэйсон утверждает, что сейчас должники берут кредиты в нескольких банках: «Средний клиент имеет 14 кредитных соглашений у семи-восьми кредиторов. Десять лет назад у них могло быть одно или два кредитных соглашения с одним или двумя кредиторами». Также, как отмечает Rees, «по меньшей мере 40% ежемесячного дохода занятых в ЮАР направляется на погашение задолженностей по кредитам».

Корень зла

Быстрый рост выдачи необеспеченных займов – таких, как потребительские кредиты, кредитные карты и овердрафты – позволил многим жителям страны увеличить потребление как товаров первой необходимости, так и предметов относительной роскоши. Увеличение потребительского кредитования способствовало росту экономики ЮАР в 2000-х годах – потребление домохозяйств, составлявшее с 2000 по 2012 гг. около 62% ВВП, росло в среднем на 4,1% в год, тогда как ВВП – лишь на 3,5% (оба показателя в реальном выражении).

В стране была создана инфраструктура для последующего осуществления эффективного контроля над процессами кредитования физических лиц, в том числе образован National Credit Regulator, ставший своего рода «кредитным мегарегулятором». Была создана законодательная база, резко повышающая защиту заёмщика как слабой стороны. Одним из важных пунктов в законодательстве является административное ограничение верхнего уровня платежей по кредиту, включая номинальную процентную ставку, а также комиссий, список которых носит закрытый характер.

Однако реализация этих мер не спасла домохозяйства от роста закредитованности сверх безопасного уровня, что в настоящее время является одной из социальных проблем, стоящих на пути развития страны.

Пример ЮАР демонстрирует, что в развивающейся экономике, где основным первоначальным драйвером роста необеспеченного розничного кредитования является стремление малообеспеченных слоёв населения резко повысить свой жизненный уровень, такая мера, как законодательное ограничение стоимости обслуживания кредита, может и не принести желаемого эффекта. Сам по себе легкий доступ к заемным средствам оказывается крайне привлекательным и приводит к росту потребности во все новых кредитах, в том числе – для рефинансирования ранее взятых займов.

 

Дарья Авдеева

 

Подготовила к публикации Ольга Заславская

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp