Верить цифрам, а не обещаниям. Экономическая политика
Верить цифрам, а не обещаниям
14 Февраль 2013, Ирина Ильинская

Российский рынок аналитической информации довольно насыщен, при этом потенциальные потребители этих данных – предприниматели – испытывают острый дефицит оперативной, понятной и достоверной информации о ситуации – как на внешнем, так и на внутреннем рынке, в том числе, кадровом. Восполнить этот пробел взялись создатели «Индекса рынка труда» (Labor Index – LI), презентовавшие проект в «РИА-Новости»


Опираться на объективную информацию при стратегическом и тактическом планировании отечественные предприниматели в массе своей не привыкли. И дело тут не просто в российской специфике, но и в отсутствии простой и понятной статистики и аналитических продуктов, которые бы позволяли бизнесу ориентироваться не только на внутреннем рынке, но и учитывать внешнюю конъюнктуру.           

Предупрежден – значит вооружен

Анатолий Карачинский
Мировой экономический кризис 2000-х годов мог бы быть пройден со значительно меньшими потерями, а некоторые компании гораздо легче пережили бы его, прими они во внимание  объективную информацию о происходящем на рынке, а не только заверения политиков о том, что «Россия останется тихой гаванью». Впрочем, и для таких заверений властей были основания – ведь динамика цен на нефть вплоть до осени 2008 г. не предвещала нашей стране особых катаклизмов. В конечном счете, обещания оказались более значимым фактором, нежели информация о том, к примеру, что  мировая экономика начала втягиваться в кризис уже в 2007 году. К осени 2008 г. кризис обрушил основные индексы Dow Jones, Standard & Poors, Nasdaq Composite. Индекс MSCI World (Morgan Stanley Capital International World), показывающий динамику на рынках развитых стран, упал на 32,3 %; индекс развивающихся рынков MSCI Emerging Markets – на 40,5 %. Эти тревожные симптомы не были удостоены внимания, оперативные решения не были приняты своевременно. И это опоздание, как считает член бюро правления РСПП Анатолий Карачинский, стало одной из причин особой глубины кризиса в России. Наша страна попала в  десятку стран наиболее пострадавших во время рецессии (спад ВВП  составил в целом 11% ВВП). «У нас в России принято учитывать не столько объективные критерии, которые и отражаются в индексах, сколько заявления властей и их обещания», – резюмирует эксперт.  

Михаил Жуков
Нельзя сказать, что в нашей стране в принципе не существует содержательной аналитики и индексов. Среди последних традиционно самыми популярными остаются индексы РТС (RTS) и ММВБ (MICEX). Кроме того, есть возможность доступа к  исследованиям различных групп квалифицированных макроэкономистов. Однако глубокая и по всем правилам науки поданная информация, по мнению экспертов, не всегда понятна бизнесу и далеко не всегда пригодна для оценки конъюнктуры не только с макроэкономической точки зрения, но и с точки зрения конкретного рынка в конкретной стране. То есть, доступная на российском рынке аналитика не дает достаточно информации для принятия тактических решений субъектами хозяйственной деятельности. Проблема еще и в том, добавил управляющий директор HeadHunter Михаил Жуков, что эта информация разрозненная.

Словом, сегодня российский бизнес существует в информационном вакууме. «Мы строим стратегии, принимаем решения, не имея необходимой и  объективной информации», – отметил Анатолий Карачинский.

Равномерно и продуманно

Эти общие оценки информационной среды для бизнеса касаются и рынка труда. Фактически в стране нет такой информации, которая задавала бы ориентиры для кадровой политики компаний. В России нет  комплексного инструмента  анализа текущей ситуации на рынке труда, а также ее прогнозирования, говорит Михаил Жуков. Информация от Федеральной  службы занятости довольно ограничена и не дает реальной картины. Она учитывает лишь тех, кто зарегистрировался в качестве безработного, чтобы получать пособие. Таких людей немного, и, как правило, в этот контингент не включены высококвалифицированные специалисты.

Планы по достижению роста в 5-6% ВВП трудноосуществимы без решения проблем дефицита кадров. Предложение на рынке труда ограничено и по общему размеру, и по региональной и квалификационной его составляющим

Но дело даже не только оперативных задачах бизнеса – многие крупные игроки на рынке заинтересованы в высококвалифицированных специалистах и потому уделяют большое внимание кадровой политике и процессу привлечения персонала. Проблема человеческого капитала сегодня остро стоит в масштабе государственной политики.  Дают о себе знать последствия демографической ямы 1990-х годов. Если в 2006 г. численность выпускников 11-х классов составляла 1,3 млн человек, то в 2009 г. – уже 800 тыс., 2011 г. – 600 тыс., в 2012 г. – уже 570 тыс. человек (см. Клячко Т. Новые веяния в высшем образовании / Экономическая политика. 2012. 31 августа http://ecpol.ru/index.php/component/content/article?id=266 – прим. Ред.).

Глеб Грозовский
В связи с этими тенденциями масштабные государственные планы достижения роста в 5-6% в год  при недостатке трудовых ресурсов,  отсутствии продуманной миграционной политики, трудноосуществимы. Причем, речь идет не только о функциональных проблемах начальной и средней школы, недостатке качественного обучения, невысоком уровне в массе своей вузовского образования. При решении проблем на местах (что тоже нужно и важно), укреплении сильных вузов, ликвидации слабых «замыливается» перспективный взгляд на проблему – что ждет выпускников пусть даже качественных и модернизированных вузов кроме декларируемого курса на инновационное развитие экономики, в том числе, в регионах? Ведь на фоне глубинных изменений экономической географии в нашей стране  география образования осталась прежней, вписанной в старую мобилизационную систему страны.  

«Например, в  Сибири, том же Томске, сохранились мощные оплоты образования, – напомнил Анатолий Карачинский, – но выпускникам этих вузов очень трудно найти работу по специальности в своем городе». Все это усугубляется низким уровнем трудовой мобильности в нашей стране, так как переезд в другой город сопряжен с жилищными и административными сложностями. Таким образом, чтобы понять текущую ситуацию в стране, укреплять вузы и внедрять программы модернизации, неплохо бы разработать модель регионального развития, скажем, определить тенденцию развития  отраслей. Работа эта сложная, не одного дня и даже месяца. «Такие документы как  прогноз Минтруда в этом смысле всех этих факторов не учитывают», - уверен Карачинский.  К тому же он не позволяет предпринимателям планировать свою деятельность, сверяясь с данными «точных приборов». По словам генерального директора АЭИ «ПРАЙМ» Глеба Грозовского, в России предложения системы образования не полностью соответствуют запросам бизнеса. В результате рынок перенасыщается специалистами одних профессий (юристы, экономисты и т.д.) и  «проседает» в других областях (IT-специалисты, рабочие). Другое дело, что сами соискатели, и те же вчерашние студенты, зачастую оказываются заложниками собственных иллюзий, сформированных социумом в отношении их карьерных возможностей по окончании вуза. В помощь, в частности, и им разработан «Индекс рынка труда» (Labor Index), который пока анализирует ситуацию на рынке труда в Москве.

Кадровый навигатор

В дальнейшем планируется сделать его ежемесячным, сегментировать его по регионам,  а через 3-4 года охватить всю страну. По мнению его создателей (РСПП, АЭИ «ПРАЙМ», группы компаний HeadHunter и IBS), этот проект должен помочь предпринимателям принимать решения об открытии новых производств, а соискателям планировать свою трудовую «гео-биографию».

Глеб Макаров
«Индекс является уникальным продуктом для моделирования и прогнозирования рынка труда, – считает директор по развитию бизнеса IBS Александр Макаров. – В его подготовке используется анализ показателей, не только напрямую влияющих на состояние рынка труда (число вакансий и резюме, количества безработных, уровня безработицы и динамики откликов на одну вакансию), но и макроэкономических данных, показателей бизнес-среды и промышленности. Кроме оценки текущей ситуации строится прогноз рынка труда  на месяц вперед (погрешность 3,5%), а также тренд на ближайшие три месяца».

Расчетная база всех индексов – (100) определяет математическое ожидание (среднее значение) нормализованного временного ряда индекса с ежемесячными значениями в период с января 2008 г. по июнь 2012 года. За счет достаточного набора данных обеспечивается репрезентативность выборки (в данный период в равнозначной степени попадают ситуации стабильности, бурного роста, стагнации и кризиса).

Индекс показывает состояние рынка труда, т.е. активность соискателей относительно предложения работодателей с учетом динамики безработицы. Чем выше его значение, тем ситуация благоприятней для работодателей. Иными словами, это означает, что в поиске вакансий находится много потенциальных работников при небольшом количестве предложений со стороны работодателей. То есть положение последних более выигрышное, а найти нужного специалиста проще.

С начала 2008 г. по версии создателей индекса положение на рынке труда столицы выглядит так (см. граф.1).

График 1. Индекс рынка труда Москвы. Источник: презентация авторов проекта «Индекс рынка труда»
График 1. Индекс рынка труда Москвы. Источник: презентация авторов проекта «Индекс рынка труда»
Ситуация на рынке варьируется постоянно. Оценивать эти изменения позволяет краткосрочный прогноз. Предположительно, он может  помочь компании, запланировавшей, например, масштабный набор персонала или реструктуризацию.

В рамках проекта специалистами компании HeadHunter рассчитывается также индикатор состояния зарплаты. Изменение средней заработной платы отражает состояние рынка труда, так как работодатели изменяют уровень заработной платы в ответ на изменения соотношения спроса и предложения. Индикатор покрытия безработицы вакансиями является процентным соотношением имеющихся вакансий и количества безработных и фактически позволяет альтернативно (по отношению к официальным данным) оценивать уровень безработицы. В индекс включен также  индикатор конкурсной ситуации – отношение количества поданных резюме к количеству вакансий. Он показывает избыточность/дефицит рабочей силы с требуемой квалификацией.

На конец первой декады февраля активность соискателей составляет 104,52 единицы, т.е. работодателям есть из чего выбирать. Покрытие вакансий безработными составляет 2,43 человек на место, конкурсная ситуация – 0,78 человек на место. То есть в целом можно сказать, что пока рынок труда Москвы – это рынок соискателя.

Доступ к статистике, собранной с помощью интернет-сервиса, по словам разработчиков, позволяет достаточно точно отображать положение на рынке труда. Если говорить о работных сайтах, то, по оценке Михаила Жукова, не  менее 50-60% активного трудоспособного населения формируют свои резюме именно в виртуальной сети.  С учетом тенденции перехода соискателей и работодателей в Интернет, ее включение в методологию индекса сделает его еще более ценным инструментом.

Пока остается неясным, насколько репрезентативными могут стать срезы по отраслям и профессиям, почерпнутые из интернет-базы. Возможно, сочетание этого блока информации с анализом производственной среды, бизнес-среды и макроэкономических показателей  (ВВП, инфляция, объем инвестиций и другие факторы), действительно, сделает  Индекс одним из ориентиров не только для бизнеса, но и властей – для оценки ими состояния экономики.

 

Подготовила Ирина Ильинская

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp