Статпогрешности трудовой миграции. Экономическая политика
Статпогрешности трудовой миграции
24 Сентябрь 2012, Ольга Воробьева

Причины тупиковой ситуации в отношении регулирования миграционных процессов связаны, по мнению руководителя НИЦ социально-экономических проблем народонаселения МПСУ Ольги ВОРОБЬЕВОЙ, с отсутствием статистики внутренней миграции и недостаточным пониманием того, что воздействие, прежде всего, необходимо оказывать на рынок труда, который  и управляет миграционными процессами


Численность внутренних мигрантов в России растет, подчиняясь, однако, колебаниям конъюнктуры. «Отходничество» сокращается в кризис, но нарастает в периоды восстановления.

Источники данных о рынке труда

Ольга Воробьева
Внутренняя трудовая миграция – это тема, на которую мало обращают внимание, хотя ее доля в общих миграционных потоках едва ли не самая существенная. Тем временем миграционные процессы пересекаются, в них одно накладывается на другое и часто находится в противоречии. Работодатели приглашают из-за рубежа как высококвалифицированных, при недостатке собственных, так и совсем неквалифицированных работников, которым отдают предпочтение потому, что иностранцы бесправнее и обходятся им дешевле. Тем временем российские квалифицированные работники и особенно люди очень высокой квалификации всё больше покидают страну, находя хорошо оплачиваемую работу за рубежом. Эти процессы нарастают, хотя очевидно, что если платить своим специалистам столько же, сколько иностранцам, то эмиграция сократиться. Именно поэтому все эти процессы, внутренней трудовой миграции, иммиграции и эмиграции, следует рассматривать в единстве.

Сами анкеты выборочного обследования российского населения по проблемам труда и занятости (оно ежемесячно проводится Федеральной службой по статистике  – Росстатом), по которым можно было численно определить количество и качество миграционного потока и процессов внутренней трудовой миграции, включены в общие анкеты относительно недавно, и собранные данные не известны достаточно широко.

Первые данные из этого выборочного обследования российского населения по проблемам труда и занятости появились лишь с 2007 г. За этот короткий срок численность внутренних трудовых мигрантов то сокращалась (в 2009), то росла и к 2011 составила уже порядка 2,5 млн человек в год. (Данные о внутренней трудовой миграции собирались в течение 2011 года).

Несмотря на то, что сбор и анализ такой информации принято называть обследованием, оно является тем инструментом, благодаря которому мы имеем достаточно обширные данные и реальное представление о численности экономически активного населения. В том числе знаем численность занятого населения, которое работает не в том регионе, в котором постоянно проживает. Речь о так называемых маятниковых, регулярных поездках от дома на работу и обратно. А также поездках на достаточно длительный срок, месяц или несколько месяцев в году, но обязательно с целью работы и без смены места постоянного проживания – без переселения.

Официально занятые вне своего региона

В 2007 г. был зафиксирован 1 млн человек (в среднем за год) , которые работали за пределами субъектов федерации, в которых они проживают (см. диагр. 1). В 2008 г., по данным этого обследования, их численность резко увеличилась, составив 1,6 млн человек. В 2009 г. вследствие снижения общей потребности в рабочей силе объемы внутренней трудовой миграции уменьшились до 1,4 млн человек. В 2010 г. их численность снова возросла, превысив полтора миллиона человек. А в прошлом, 2011 г., выезды на работу за пределы своего субъекта резко увеличились – выехало уже 2,5 млн человек, официально занятых работников за пределами региона своего проживания.

Диаграмма 1. Источник: Сайт Росстата, раздел Занятость.
Диаграмма 1. Источник: Сайт Росстата, раздел Занятость.

В численности устроившихся на работу за пределами своего субъекта три четверти составляют мужчины и две трети – городские жители. Если на рубеже веков XIX и XX веков, когда только каждый пятый житель страны являлся горожанином, и, соответственно, в процессе «отходничества» участвовали главным образом крестьяне, которые в зимний период освобождались от работ в своем хозяйстве, то сейчас, как видим, это в основном городские жители.

В числе занятых за пределами своего субъекта выше доля молодежи и ниже доля лиц старше 45 лет, чем среди занятых на своей территории. В 2010 г. средний возраст «отходников» составил 36,8 года, а работающих на своей территории – 40 лет.

В структуре населения трудоспособного возраста, работающего за пределами своего субъекта, выше доля лиц с начальным профессиональным образованием, чем занятых на своей территории (24% против 20%), а также средним (полным) общим образованием (22% против 20%). И ниже доля лиц с высшим и средним профессиональным образованием (51% против 56%). Это очевидно указывает на то, что вакантными для мигрантов становятся рабочие места с относительно менее высоким профессиональным уровнем, чем рабочие места, которые занимает постоянное население.

 

Кто куда?

По статусу работодателя, у которого заняты эти внутренние мигранты, 84% составляют юридические лица. У физических лиц работают 13%. И совсем немного – лишь 3% от всего числа работающих вне своего региона трудится у индивидуальных предпринимателей.

Ввиду отсутствия большого опыта сбора информации на вопросы этой анкеты и анализа собранных данных, вытекающих из этих ответов, они далеко не полностью отражают ситуацию, но все же, по ним можно определить и отраслевую структуру занятости (см. диагр 2). Основная доля в отраслевой структуре занятости приходится на строительство. За ним следуют торговля, транспорт, операции с недвижимостью, обрабатывающие производства.

Диаграмма 2. Источник: Сайт Росстата, раздел Занятость.
Диаграмма 2. Источник: Сайт Росстата, раздел Занятость.

Основными субъектами Российской Федерации, принимающими на работу граждан из других регионов, являются: Москва – 900 тыс. человек или 15% к численности занятого населения данного региона; Тюменская область (с автономными округами) – 220 тыс. человек или 12,4%; Московская область  – 190 тыс. человек или 5,2%; Санкт-Петербург  – 115 тыс. человек или 4,5%; Краснодарский край  –54 тыс. человек или 2,2%. (См. Презентацию, слайды 7, 8 и 9Х) 

Среди  въезжающих на работу в Москву из других субъектов 46% составляют жители Московской области, 28% – жители Республики Мордовия, Чувашской Республики, Брянской, Владимирской, Ивановской, Тамбовской, Тульской, Пензенской областей. Половина приезжающих на работу в Москву жителей других субъектов работали в строительстве, торговле и на транспорте.

Тюменская область (с автономными округами) достаточно массово предоставляет работу российским гражданам, проживающим в других регионах и не нашедших работу там, где они живут. Одна треть  из них – это жители Республики Башкортостан, еще треть – жители Республики Татарстан, Удмуртской Республики, Курганской, Свердловской и Омской областей. Из числа приезжающих на работу в Тюменскую область – 46,4% заняты в добывающих отраслях,  около 27% – в строительстве.

В составе приезжающих  на работу в Московскую область 24% составляют жители Москвы, около 49% – жители Чувашской Республики, Ивановской, Воронежской, Тверской, Калужской, Тульской, Нижегородской, Пензенской, Волгоградской областей. В Московской области одна треть приезжающих на работу из других субъектов работали в строительстве и 17% – в торговле.

В  Санкт-Петербург приезжают работать в основном жители Ленинградской области (73%). Около 56% приезжающих работали в строительстве, торговле и на транспорте (в равных долях по 18–19%).

Пол-Москвы иногородних трудящихся

В численности устроившихся на работу за пределами своего региона три четверти составляют мужчины,  две трети – городские жители

По заказу Департамента труда и занятости Москвы территориальный орган статистики – Горстат в 2011 г. провел обследование крупных и средних предприятий, которое, в том числе касалось и вопросов занятости иногородних граждан.

Оказалось, что половина работников, которые находят рабочее место для себя за пределами того региона, где они постоянно живут, находят его в Москве.

Москва является первым из пяти крупнейших субъектов Российской Федерации, принимающим  на работу граждан из других регионов. В Москве 15% от численности занятого населения составляют лица, постоянно проживающие на территории других субъектов, или  внутренние трудовые мигранты.

При анализе структуры занятости иногородних закралось некоторое сомнение, т.к. получалось, что в строительном секторе Москвы занято всего 5% от общей численности занятых. И это было первым сигналом для недоверия к тому, что собственно фиксируется, а что нет?

На диагр. 3 – совокупные данные, предоставленные кадровыми  структурами  крупных и средних предприятий. Это данные о тех, кто оформил отношения с работодателем, это не оценочная статистика. Часто у экспертов в определенных исследованиях статистика ввиду ее дефицита бывает вся оценочная. К примеру, на мероприятии, которое в июне проводил Фонд «Миграция XXI век» (http://www.mirpal.org/), вообще вся статистика жестко критиковалась. Но в данном случае следует подчеркнуть, что перед нами то, что было обобщено по данным, имеющимся в отделах кадров, а следовательно, эти данные отражают юридически оформленные отношения работника и работодателя.

Говорящая статистика

И судя по этим сводным официальным данным кадровых служб, на крупных и средних предприятиях Москвы занято 45% от числа всех работников. Следовательно, 55% – приходится на занятых на малых предприятиях.

Известно, что, например, в строительстве, в отличие от торговли, довольно много крупных организаций, их в этой отрасли больше, нежели мелких. И вот оказалось, что «на стройках» всего 5% от числа всех занятых в отрасли. Это настораживает, такого просто не может быть.

Далее, если брать по профессиональным группам, оказывается, неквалифицированных иногородних работников среди всех иногородних работников, занятых на неквалифицированных работах, всего 16%. Еще 10% – руководителей учреждений,

31% – специалисты высшего уровня квалификации и 43% – квалифицированные работники. Очевидно, что фактическому положению дел это вряд ли соответствует.

Диаграмма 3. Источник: Презентация автора (из исследования автора, выполненного по заказу Правительства Москвы).
Диаграмма 3. Источник: Презентация автора (из исследования автора, выполненного по заказу Правительства Москвы).

Если взять московские вакансии – структуру потребности в работниках по ВЭД, то получим примерно ту же структуру, как и по занятости. Дефицит кадров испытывается примерно по тем же самым сегментам экономики, т.е. структура вакансий практически полностью повторяет структуру занятости населения города Москвы. Это говорит о пропорциональной неукомплектованности рабочих мест во всех отраслях, а не о большем или меньшем дефиците по отдельным направлениям.

И наконец, есть цифра, повергающая экспертов в полное изумление. Это цифра об использовании иностранной рабочей силы. Так, по данным кадровых служб, в Москве на крупных и средних предприятиях занято 34 тыс. иностранных работников. Этому можно поверить? Это прямое, очевидное доказательство того, насколько широко распространены неформальные отношения работника и работодателя.

Проведенное обследование крупных и средних предприятий и организаций  целесообразно дополнить обследованием малых предприятий по программе, включающей качественные характеристики занятых, по отдельным ВЭД, организованном выборочным методом, при методологической поддержке Федеральной службы по статистике (Росстата).

А пока мы можем получить структуру занятости на малых предприятиях простым методом вычитания из общей численности занятых – за минусом экономической деятельности и тех официальных данных, которые были получены по крупным и средним предприятиям. Конечно, в этом случае это уже никакое не статобследование, а «голая арифметика».

В результате этих расчетов оказалось, что 35% от числа занятых на малых и средних предприятиях работает в оптово-розничной торговле, 19% – в строительстве, 15% – по операциям с недвижимостью и т.д. И это больше похоже на правду, а ведь в неформальные трудовые отношения легче вступать на малых, чем на крупных предприятиях, а это означает, что у нас имеется еще одна не выявленная, «дополнительная коллекция» неформалов.

Размеры предприятий Москвы отличаются в зависимости от того, в каком секторе экономики они организованы. К  примеру, в образовании у нас главным образом крупные и средние организации. Но спрос на работников различного уровня квалификации не зависит от размера организации, а от характера труда. Например, в здравоохранении есть большой сегмент занятости, который не требует высокой квалификации, – это санитарки, сиделки, няни, т.е. младший обслуживающий персонал. Исследования, проведенные по данным кадровых служб  по некоторым  крупным московским больницам показали, что в этом сегменте работают в основном не москвичи, а иногородние из соседних областей.

То есть данные, которые получены по официальному обследованию, вызывают некоторые сомнения. И подтверждают наличие на российском рынке труда, особенно на московском, большого количества работников, не связанных с работодателями юридически оформленными трудовыми отношениями. Может быть, этим и объясняется столь высокая потребность в привлечении иностранных работников. Следует подчеркнуть, что давняя проблема с привлечением своих граждан вместо иностранных, и те меры, которые могли бы быть направлены на регулирование рынка труда, главным образом связаны именно с большой долей неформальных отношений работодателей с работниками.

Для этого есть объективные причины, ясно, что работодатели не все преступники и злодеи, а есть и объективные, наши внутренние, главным образом экономические причины. Следует выявить препятствия, которые существуют в наших правовых реалиях, для установления формальных взаимоотношений работодателя и работника, и устранять их. Наверное, это можно сделать инструментами, связанными с налогообложением, наверняка – с кредитованием. А для того, чтобы сократить привлечение неквалифицированного тяжелого физического труда – нужна модернизация, которая в данном случае означает повышение производительности труда. В России в таких трудоемких отраслях как торговля и строительство производительность труда сегодня ниже на несколько порядков, чем в экономически развитых странах. Нужны средства и инвестиции.

И инвестиции на эти цели не появляются, в том числе и потому, что на сегодня проще нанять на работу с десяток дополнительных работников,  никак их не оформив официально, чем вкладываться в создание более эффективных производственных и процессов. В строительство именно таких работников больше всего и привлекается, и, увы, этому нет препятствий, это несложно делать.

В такой тупиковой ситуации мы оказываемся в отношении регулирования миграционных процессов, т.к. воздействие, прежде всего, необходимо оказывать на рынок труда, который  и управляет миграционными процессами, именно такой вывод и напрашивается из анализа статистики занятости и миграции.

 

Ольга Воробьева

 

Из доклада Статистика внутренней трудовой миграции, сделанного на чтениях памяти Елены Владимировны Тюрюкановой, 12 июля 2012 года, НИУ ВШЭ.

 

Приложение: презентация "Внутренняя трудовая миграция в России"

 

 

Подготовила к публикации Наталья Гетьман

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp