Количественный и качественный рост сельскохозяйственного производства. Экономическая политика
Количественный и качественный рост сельскохозяйственного производства
26 Август 2013, Наталья Шагайда

Восстановление сельского хозяйства после кризисного падения 90-х годов происходит медленно и выборочно, а не по всей территории страны. На карте страны по-прежнему немало регионов, в которых сокращение сельскохозяйственного производства на 60% не сопровождалось его восстановлением. Отрасль утрачивает характер повсеместного распространения, отмечает директор центра агропродовольственной политики РАНХ и ГС Наталья ШАГАЙДА


Наталья Шагайда
В сельском хозяйстве России создается 3,7% валовой добавленной стоимости, в отрасли продолжает трудиться 7,3% занятых в экономике страны, при этом в сельской местности проживает 26% населения. Этот последний показатель – на уровне 1990-1991 г. и за 20 лет не выходил из границ 27-26%.

Падение производства сельскохозяйственной продукции, которое наблюдалось с начала 90-х, прекратилось в 1998 г., если говорить об общих показателях по сельскому хозяйству. С этого года началось восстановление: сельское хозяйство ежегодно демонстрировало рост производства, за исключением неблагоприятных  2010 и 2012 годов. В целом с 1998 г. по 2012 г. производство выросло в 1,48 раза.

Однако дореформенный уровень к началу 2013 г. превышен далеко не по всем продуктам и – как будет показано ниже – не по всем территориям (здесь и далее – данные Росстата). Даже при падении производства в 2012 г.  (оно было менее драматичным, чем  в 2010 г. – см. рис.1) производство сахарной свеклы и овощей превысило в 1,4-1,5 раза дореформенный уровень, масличных – в 2,4 раза.  Несмотря на успехи в зерновом хозяйстве, объемы производства зерна, как и картофеля не достигли предреформенного уровня. Об этом свидетельствуют как годовые, так и средние данные по пятилетиям.

Производство мяса в сельском хозяйстве составило в 2012 г. 80% от уровня 90-го года. Однако если сравнивать с 1998 г., то его в 2012 г. было произведено в 1,7 раза больше, в т.ч. – в 1,7 раз – мяса свиней и в 5,3 раза – птицы.

Уровень производства КРС, овец, коз  на мясо в 2012 г. не составил и половины от уровня 1990 г., хотя есть положительная тенденция: в 2012 г. по сравнению с 1998 г. было произведено 70% КРС на мясо, 107% овец и коз.

В свиноводстве в 2013 г. продолжается активный рост поголовья и продукции, несмотря на проблемы с высокими ценами на корма из-за существенного недобора зерна в 2012 г. и снижение импортных пошлин в связи с присоединением к ВТО. Это связано с вводом в строй  инвестпроектов. Так, на конец июня 2013 г. рост поголовья свиней по сравнению с аналогичным периодом 2012 г. составил 6,5%, а птицы – 2,1%, при этом в сельскохозяйственных организациях  – соответственно 15,5 и 3%.

То есть, при наращивании производства на современных комплексах население активно сокращает поголовье этих животных в своих хозяйствах. Доля поголовья свиней в сельхозорганизациях на середину 2013 г. составила уже около 75% от общего поголовья в стране. Этот показатель активно приближается к показателям советского периода. Так, в 1990 г. доля сельхозорганизаций была  81,5%, потом неуклонно снижалась до 2003 г., когда достигла 51,2%.

Рисунок 1.
Рисунок 1.
Объемы производства птицы на мясо превысили показатели 1990 г. более чем в 2 раза и достигли 3,6 млн тонн.

Производство молока составило в 2012 г. 57% от уровня 1990 г. и 98 % – от уровня 1998 года. Производство яиц приближается к объемам советского периода – в 2012 г. было произведено около 90% от уровня 1990 г. и 128% от уровня 1998 года.

Наиболее проблемной отраслью остается скотоводство. Несмотря на кратковременное преломление динамики падения поголовья как КРС в целом, так и коров в 2011 г., в 2012 и 2013 гг. оно продолжилось. Но темпы падения довольно низкие –  на конец июня 2013 г. поголовье сократилось по сравнению с июнем 2012 г. на 1,8 и 1,7% соответственно.  С 1996 г. наблюдался устойчивый рост продуктивности коров, когда среднегодовой надой вырос с 2144 до 3898 кг/голову в 2012 году. Однако за первое полугодие 2013 г. надой незначительно снизился с 2581 кг до 2546 на голову. 

Несмотря на тяжелый 2012 г. сельхозпроизводители смогли обеспечить посев озимых под урожай 2013 г. практически на уровне 2011 года.

Можно отметить, что сейчас сельхозпроизводители значительно быстрее реагируют на рыночные сигналы по сравнению с началом 90-х: мировые цены на сахар, зерно и подсолнечник, а также возможности и риски ВТО заставили их пересмотреть свои стратегии более оперативно. Так, уже весной 2013 г. были сокращены посевы сахарной свеклы на 20,7%. При этом увеличены площади под зерновые и подсолнечник (на 2,8 и 11,4% соответственно),  для которых (или продуктов их переработки) есть экспортные возможности.

Жизнь в условиях ВТО показала, что страхи про резкий рост импорта свинины пока остаются только страхами: сейчас показатели импорта свинины  ниже показателей первого полугодия  2012 года.  Однако молочный импорт – не считая еще увеличивающегося импорта Белоруссии – растет. Это вынуждает искать нетарифные меры защиты внутреннего молочного рынка. Традиционные меры государственной поддержки в виде субсидий на приобретение определенных ресурсов или на литр молока не поддерживаются правилами ВТО, но возможны, пока не превышена оговоренная сумма поддержки по такого рода выплатам, относящимся к мерам «янтарной» (еще называют «желтой») корзины по методологии ВТО. Однако было бы целесообразнее использовать меры зеленой корзины, которые не привязываются к определенному виду ресурсов или продукту. Такие меры, например, поддержка доходов производителей, не ограничиваются ВТО, если правильно сформулированы условия предоставления поддержки.  

В сельском хозяйстве идет структурная перестройка

В сельском хозяйстве идет активная структурная перестройка – перераспределяются роли между основными группами сельхозпроизводителей, продуктами, районами.

Господдержка сельского хозяйства традиционно направлена на поддержку производства, а не на развитие сельской территории, что еще более способствует деградации обезлюдевших территорий

Так, в сельхозорганизациях, оказалось сконцентрировано, как это было до 1990 года, производство зерна (76,2% общего производства в 2012 г.), сахарной свеклы (87,6%), подсолнечника (72,4%). Доля производства мяса КРС в сельхозорганизациях снизилась с 86.8 до 32,5%, молока – с 76,2 до 46,3%, мяса овец и коз – с 57,9 до 8,9%.

И еще более сконцентрировалось в сельхозорганизациях производство птицы на мясо (с 69,9 до 89,8%). Доля производства яиц в сельхозорганизациях достигла в 2013 г. уровня 1990 г. – 78%.

В хозяйствах населения по-прежнему сконцентрировано производство картофеля (1990 – 66%, 2013 – 79%), выросла доля в производстве овощей (с 30 до 69%), мяса овец и коз (с 42 до 72%), молока (с 24 до 48,3%), мяса КРС (с 13,2 до 62%). В 1999 г. в хозяйствах граждан производилось уже 72,5% всего мяса свиней, тогда как в 1990 – всего 34%, после 1999 г. доля производства стабильно сокращалась и сейчас занимает только 35%.

За 1990-2012 гг. доля производства яиц в хозяйствах населения снизилась с 30 до 9,3%, т.е. производство яиц почти все перешло в сельхозорганизации.

Фермерский сектор занимает менее 12% сельскохозяйственных угодий сельхозпроизводителей (организации, занимающиеся производством сельхозпродукции, – 63%, граждане – 25%). За 20 лет его доля в производстве подсолнечника превысила 27%, зерновых – 22%,  льна – 17%,  овощей – 13,8%, сахарной свеклы – 12%. Среди продуктов животноводства роль сектора существенна в производстве мяса овец и коз – более 19%, мяса КРС (5,6%), молока (5,4%).   

Сельское хозяйство организаций концентрируется на юге

Сельское хозяйство перестало быть отраслью повсеместного распространения. За постсоветский период изменились принципы размещения сельскохозяйственного производства. Вместо размещения производства с ориентацией на самообеспечение регионов (что было целью советской аграрной политики и рассматривалось как важное направление планомерного и пропорционального развития всех регионов страны) складывается размещение на основе экономической целесообразности. Производство продукции все меньше привязано к численности населения региона, оно перемещается в регионы с наибольшей рентабельностью. Эти процессы можно наблюдать в отношении тех сельхозпродуктов, подавляющая часть которых производится в сельскохозяйственных организациях.

Таблица 1.
Таблица 1.
Падение производства после начала рыночных реформ в стране было катастрофическим. Оно достигло максимума к 1998 г., когда в сельхозорганизациях производилось только 35% продукции относительно уровня 1990 года. Правда, производство в хозяйствах населения в этот период увеличилось, что позволило сгладить падение общего производства до 55%.

Наибольший урон понесло животноводство: производство снижалось не только в сельскохозяйственных организациях, но и в хозяйствах населения.

К 1995 г. только 19 регионов сумели сохранить свое производство на уровне 80–100% от показателей  1990 г. (см. табл. 1). Восстановление отрасли началось в период между 2000 и 2005 гг., когда наметился рост числа таких регионов. По итогам  2011 г. уже в 16 регионах был превышен уровень производства 1990 г., а в 23 регионах оно осталось на уровне 80–100% от него. Неблагоприятный 2012 г. ухудшил общую картину – табл.1.

Происходит медленное выборочное восстановление сельского хозяйства по территории страны. Однако в течение длительного времени остаются регионы, в которых после падения более чем на 60% восстановления нет вообще, что объяснимо, если посмотреть на перечень таких территорий (это Магаданская, Мурманская, Сахалинская области, Чукотский автономный округ, Камчатский край). В целом рост производства пока не компенсировал общего падения сельского хозяйства (к 2012 г. производство составило около 92% уровня 1990 года).

Производство сельскохозяйственной продукции концентрируется все в меньшем числе субъектов Российской Федерации. Если в 1990 г. на долю 15 крупнейших производителей приходилось 40% всего производства в стране, то к началу 2012 г. – уже 50%. Состав крупнейших производителей менялся при неизменном лидере (это Краснодарский край, в 1990 г. на него приходилось 4,5% общего производства, на 1 января 2012 г. – уже более 7%). Московская область переместилась со 2-го места в 1990 г. на 7-е место к началу 2012 года. Нижегородская, Ленинградская, Новосибирская, Свердловская области, Красноярский край вышли из состава 15 крупнейших регионов-производителей. Их место к началу 2012 г. заняли Белгородская, Воронежская, Челябинская, Омская и Тюменская области.

Анализ динамики данных об использовании трудовых ресурсов в сельском хозяйстве позволяет сделать вывод, что адаптация сельского хозяйства к рыночным условиям способствовала повышению производительности труда при одновременном сокращении численности занятых. В сельскохозяйственных организациях (СХО) за годы реформ она сократилась почти в 6 раз, производительность труда по итогам 2011 г. по сравнению с 1990 г. повысилась более чем в 4 раза.

Вместе с тем процессы сокращения занятости и повышения производительности труда в сельском хозяйстве не сопровождались введением государственных программ адаптации сельского населения (переобучение, стимулирование привлечения инвестиций в село для развития несельскохозяйственного бизнеса, предпринимательская самозанятость населения), что разрушительно действовало на сельский социум. А современные сельскохозяйственные организации сталкиваются с проблемой недостатка квалифицированных трудовых ресурсов – при стабильной доле сельского населения в стране в последнее десятилетие – наиболее квалифицированные и активные работники были вынуждены мигрировать из села. Такие изменения недостаточно учитывались при государственной поддержке, которая традиционно направлена на поддержку производства, а не на развитие сельской территории, что еще более способствует деградации обезлюдевших территорий.

 

Наталья Шагайда

 

Подробнее см.: Сельское хозяйство и аграрная политика России в 2012 г. / Российская экономика в 2012 году. Тенденции и перспективы. (Выпуск 34) – М.: Институт Гайдара, 2013.

 

Подготовила к  публикации  Наталья Гетьман

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp