Кто накормит Азию?. Экономическая политика
Кто накормит Азию?
6 Июнь 2013, Игорь Макаров

Ведущие азиатские корпорации ищут возможности использовать пахотные земли за рубежом. Основной вектор такой активности направлен на африканский континент, однако есть интерес и к аренде российских земель, прежде всего на Дальнем Востоке. Этот потенциал возможностей для развития региона пока мало используется, отметил в докладе на Апрельской конференции НИУ ВШЭ Игорь МАКАРОВ  из Высшей школы экономики


Игорь Макаров
Министерство сельского хозяйства Китая еще в 2008 г. обнародовало программу аренды пахотных земель за рубежом. Такая инициатива Пекина вызвана нехваткой пахотных земель на территории страны, где для нужд сельского хозяйства осталось лишь 9% территории. Остальная площадь не пригодна для аграрного использования или занята городами и крупными промышленными зонами. Количество же населения, занятого в сельском хозяйстве Китая, составляет около 40% от работников этой отрасли по всему миру.

Аренда земель для сельскохозяйственного производства за рубежом рассматривается как способ удовлетворения растущего китайского спроса на зерновые и другую сельскохозяйственную продукцию в условиях растущих цен на продовольствие на мировом рынке. Такая политика – составная часть политики продовольственной безопасности Китая.

Десант на земли Африки

В качестве приоритетного региона для аренды земель Китай рассматривает Африку. Дефицит пахотных земель там не так силен, как в Азии, а слабые правительства не препятствуют осуществлению сделок с землей. В результате китайские компании уже осуществили многомиллионные инвестиции в сельское хозяйство Африки южнее Сахары. Китай (либо посредством правительственных соглашений,  либо через частных инвесторов, например, компании ZTE International и Chongqing Seed Corp)  арендовал для производства риса несколько сотен гектаров земли в Танзании и 10 тыс. га в Камеруне, для производства биотоплива – 2,8 млн га в Демократической Республике Конго и 2 млн га в Замбии, для производства кукурузы – 100 тыс. га в Зимбабве.

Республика Корея в 2008 г. достигла соглашения об аренде 690 тыс. га в Судане для производства пшеницы.

Впрочем, не всегда подобные сделки завершаются успешно. По политическим причинам сорвалось в 2008 г. соглашение об аренде Китаем земель для производства риса в Мозамбике. А наиболее известным последствием попытки проникновения в Африку южнокорейских корпораций стала ситуация в Мадагаскаре, где заключение соглашения с компанией Daewoo об аренде 1,3 млн. га пахотных земель для производства кукурузы стали одной из причин государственного переворота.

Африка – не единственный регион,  привлекающий внимание китайских и корейских сельскохозяйственных инвесторов. Другими приоритетными направлениями являются Юго-Восточная Азия и Россия. Правда, проникновение  Китая в сельское хозяйство Юго-Восточной Азии идет пока трудно. Так, в последний момент была заблокирована сделка по аренде 1,24 млн га в Филиппинах. Перспективные с точки зрения аренды сельскохозяйственных земель  Вьетнам и Мьянма традиционно относятся к китайским соседям настороженно. Корея пока на земли Юго-Восточной Азии не стремится.

Аренда российских земель: официальная и нелегальная

Пионером  проникновения азиатских корпораций в российский сельскохозяйственный сектор стала корейская корпорация Hyundai, уже поглотившая аграрное предприятие «Хороль Зерно» в Приморье и ставящая перед собой задачу арендовать в России пахотные земли площадью не менее 40 тыс. гектаров.

Точная оценка площади российских земель, сданных в аренду азиатским компаниям, на настоящий момент затруднена. По официальной статистике, она невелика (не превышает 600-700 тыс. га по всей России), однако реальные значения, вероятно,  во много раз больше, поскольку многие земли, реально арендуемые иностранцами, полулегально оформляются на российских граждан.

Китай рассматривает Африку  в качестве приоритетного региона для аренды земель под сельскохозяйственное производство 

В 2010 г. в Еврейской автономной области и Хабаровском крае одними лишь властями китайской провинции Хэйлунцзян единоразово были арендованы 426 тыс. га приграничных земель. Есть все основания полагать, что частные арендаторы суммарно занимают гораздо большие площади.

Дмитрий Медведев и Ху Цзиньтао в 2009 г. подписали программу сотрудничества между приграничными регионами России и КНР на 2009-2018 гг., в которой возможность аренды земель под сельскохозяйственные нужды значится одним из важных пунктов. А в 2012 г. замминистра экономического развития Андрей Слепнев представил проект сдачи в аренду партнерам из Сингапура, Тайваня, Вьетнама, Японии и Южной Кореи нескольких миллионов гектаров земли в Приморском, Хабаровском краях и Амурской области для выращивания риса и сои. По планам министерства, под каждый проект инвестор мог получить до 200 тыс. га земли за символическую плату в 50 руб. за гектар. Инициативу предполагалось представить иностранным партнерам на Саммите АТЭС во Владивостоке в 2012 г., однако она в конечном итоге не нашла поддержки у Министерства по развитию Дальнего Востока. Вместе с тем, очевидно, что неорганизованная, зачастую полулегальная сдача в аренду Китаю российских пахотных земель продолжается.

В настоящее время вопрос перевода процесса аренды земель в контролируемое государством русло остается открытым. Между тем, оба возможных решения – организованная передача в аренду иностранцам земель или их интенсивное освоение собственными силами – выглядят более предпочтительными, чем продолжение текущих практик, при которых Россия постепенно упускает появляющиеся перед ней возможности диверсификации производства и экспорта.

В связи с ростом доходов и нехваткой пахотной земли и пресной воды спрос со стороны азиатских стран на продовольственную продукцию будет расти и в дальнейшем. В мире не так много стран, которые способны его удовлетворить.

Роль главного поставщика продовольствия в Китай на настоящий момент принадлежит Бразилии, которая постепенно выстраивает одну из самых современных и эффективных агрохозяйственных систем в мире. Особенно это касается соевых бобов, от производства которых в Китае почти полностью отказались (в пользу более стратегически важных продовольственных культур), а Бразилия достаточно быстро заполнила эту продуктовую нишу. Фактически Бразилия могла бы почти полностью покрыть имеющийся в Китае разрыв между спросом и предложением на большинство видов продовольственной продукции. Однако Китай стремится диверсифицировать источники поставок.

Российское сельское хозяйство гораздо менее технологично и эффективно, чем бразильское. В то же время, в пользу России говорят потенциально более низкие транспортные издержки (при условии развития авто -,  железнодорожной и портовой инфраструктуры). В конечном итоге, речь идет скорее не о конкуренции между Россией и Бразилией, а о заполнении ниш на рынке, где хватит места и тем, и другим. Другое дело, что такие  ниши не могут оставаться незаполненными бесконечно долго. Могут подоспеть новые претенденты, в первую очередь, страны Африки.

 

Игорь Макаров

 

К публикации подготовила Галина Белова

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp