В поиске взвешенного подхода. Экономическая политика
В поиске взвешенного подхода
12 Сентябрь 2012, Лилия Ревенко

Потенциал органического сектора агропроизводства в России огромный, другое дело, что им нужно распорядиться грамотно. Для нашей страны наиболее приемлемым представляется сочетание и внутреннего спроса и экспорта органических продуктов, утверждает эксперт по товарным рынкам, профессор МГИМО Лилия РЕВЕНКО    


Лилия Ревенко
В России рынок органического сектора агропроизводства практически отсутствует, для него не развиты все элементы рыночного механизма, и нет возможности его характеризовать по существующим в мире методикам. Отсутствует и концепция развития органического сектора, хотя подходы к ней видны. Кроме того отсутствуют нормативные документы, которые позволяют выделять продукт на уровне хозяйствующего субъекта, и, следовательно, развивать эту отрасль.

Премиальный сегмент…

Статус земельных ресурсов по критериям мирового органического агропроизводства в России не определен. По оценкам зарубежных экспертов, в России лишь 44 тыс. га земельных угодий могут считаться пригодными для получения органических продуктов (синоним – биопродукты), и речь при этом идет лишь о тех землях, в отношении которых предпринималась попытка оценить или сертифицировать, а официальной сертификации у нас нет!   

Ясно, что 44 тыс. га – это очень мало для нашей огромной страны. Это следствие того, что у нас фактически нет системы сертификации земель, о чем сами производители говорят с тревогой. И это сейчас, пожалуй, самая главная проблема, чтобы выделить продукцию органического сектора из другой. В нашей стране эти продукты пока действительно являются премиальным сегментом, и товарная структура рынка не развита.

В России существует три группы продуктов, которые называют органическими, т.е. те, которые сертифицированы, например в Западной Европе, введены нашими импортерами и продаются в элитных отделах. Это – настоящая органика. Кроме того есть те продукты, которые по факту являются органическими, если они сертифицированы нашими энтузиастами, российскими частными организациями (оценка степени профессионализма этих организаций не входила в сферу исследования автора). При этом сертификаты этих частных структур, как правило, не являются общепризнанными, в том числе не признаются другими структурами.

В нашей стране насчитывается лишь около 50 хозяйствующих субъектов, причем, скорее мелких, если сравнивать их с предприятиями традиционного сектора, то есть численность тех хозяйствующих субъектов, которые могут быть признаны органическими по одному или нескольким зарубежным стандартам, незначительная. А информированность населения и сельхозпроизводителей об органических продуктах находится на крайне низком уровне.

Наши возможности

Спрос на органическую продукцию в мире достаточно велик и постоянно растет, так что ниша для российской продукции, произведенной в условиях умеренного климата, есть. 

Как и во многих странах мира, в России есть те земли, которые являются стихийно органическими, и эти земли могут быть сертифицированы как земли органического агропроизводства. Но нет органа, который уполномочен такую сертификацию осуществить. Предполагается, что есть также и возможности конвертации земель, то есть перевода из традиционного сектора в органический.

Некоторые считают, что есть смысл проводить такую конвертацию земель в тех сельских районах, где затраты на производство сельскохозяйственной продукции высоки и идет убыль населения. Такой подход представляется во многом спорным с экономической точки зрения, однако связь между убылью населения и уровнем получаемого дохода, несомненно, прямая. При всей переменчивости в миграционных настроениях населения, склонность к миграции тем ниже, чем выше доходы, получаемые в месте постоянного проживания.

Еще одна тенденция развития мирового органического производства – передача в аренду иностранным производителям земель для органического производства. Интерес к такой форме сотрудничества с Россией растет со стороны Китая. Однако представляется, что передавать китайцам наши земли в аренду на 49 лет или на 99 лет под якобы органическое агропроизводство – это бомба замедленного действия под наше собственное развитие. Стоит отметить, что сама тема долгосрочной аренды земель, особенно китайцами, рассматривается в мире как современный вариант жесткой экономической экспансии.

Выбор способа развития

Одно из важнейших направлений развития органического сектора сельскохозяйственного производства – развитие собственной, российской системы сертификации, как государственной, так и частной

Органический сектор сельскохозяйственного производства может развиваться в разных моделях. Например, некоторые экономики АТЭС развивают модель активного экспортера. Как в Африке – производят для того, чтобы экспортировать и получить дополнительную валютную выручку. Для России эта модель неприемлема, прежде всего, потому, что производство продуктов для экспорта без поставок на внутренний рынок социально ущербно и экономически уязвимо от колебаний конъюнктуры.

Второй вариант – производитель и активный экспортер с низкой долей внутреннего потребления. В такой модели предполагается, что низкая доля внутреннего потребления сохраняется в среднесрочной перспективе, а в долгосрочной – активизируется и внутреннее потребление. В такой модели роль государства ограничивается поддержкой сферы предложения и выработкой мер внешнеторгового регулирования. При выборе такой модели для развития российского органического производства нашим производителям неизбежно придется ориентироваться на стандарты стран-импортеров, а значит, возможности внутреннего рынка будут недоиспользованы. Такая модель явно не оптимальна для России, которой еще предстоит завоевать свое место в системе мирового органического земледелия.

Более жизнеспособна, очевидно, модель потребитель и производитель, которая предполагает развитие как национального производства органических продуктов, так и внутреннего рынка их потребления. Сложность в реализации такого пути развития состоит в том, что для ее успеха велика роль государства в формировании всех элементов рыночного механизма. Иными словами, в нашей стране она должны быть соизмерима с ролью государства в развитых странах. В пользу такого выбора говорит наработанность методик и процедур в мировом опыте. Использовать его – не стыдно и не грех, если это даст результат в виде увеличения доли добавленной стоимости в конечном сельскохозяйственном продукте, то есть позволит решить одну из проблем российского экспортоориентированного производства продовольственных товаров и товарной структуры рынка.

Одно из важнейших направлений при этом – развитие российской системы сертификации – как государственной, так и частной. В этом интересен опыт Австралии и вряд ли применим опыт Китая, где очень высокая степень концентрации в настоящий момент именно на элитном сегменте рынка. А опыт Австралии и, в определенной степени, США, применим – они и своих потребителей кормят, и на экспорт продукты отправляют.

Кстати, в США развитие органического сектора рассматривается как обычный бизнес-проект, т.е. это дело частного производителя. У европейцев органический сектор рассматривается как общественное благо, и все экономические экстерналии, соответственно, обществом принимаются, и это именно то, что интересно и для нас, включая горизонтальный способ сертификации  – с отдельным выделением и тестированием генно-модифицированных продуктов.

Интересен наш собственный опыт конверсии земель в экономически активных регионах России, это возможно везде, где раньше что-то выращивали и бросили, а с тех пор сорняки пять лет растут, и при этом рядом нет вредных промышленных объектов. В отношении таких земель без особых затрат на конверсию можно применять органические методики. Для таких регионов как раз можно рекомендовать опыт Австралии, Новой Зеландии и Китая. Интересен и опыт вовлечения в хозяйственный оборот стихийно органических земель, опыт этот в основном зарубежный, но и у нас в отношении таких земель существует большой потенциал.

И очевидно, что нужна сегрегация продукции в России по существующей в мире практике и создание соответствующей товаропроводящей сети. Это полностью отдельная сеть от поля до тарелки, то есть органические продукты отдельно выращиваются, перевозятся, хранятся, продаются, перерабатываются.  

Стоит также отметить, что в мире характерно повышение степени научных исследований и разработок в отношении органического сектора агропроизводства, и существуют научно-исследовательские институты, которые занимаются не только рыночными аспектами развития этого сектора, но всей проблематикой, связанной с безопасностью питания, с экономической эффективностью фермерства в данном секторе. Эти организации разрабатывают и методики оценки затрат в органическом секторе, что в немалой степени содействует повышению эффективности этого сектора. 

 

Лилия Ревенко

 

Подготовила к публикации Наталья Гетьман

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp