Перспективы глобальных продовольственных рынков . Экономическая политика
Перспективы глобальных продовольственных рынков
29 Июнь 2012, Евгения Серова

Снижение продовольственных цен – тренд, прослеживавшийся с перерывами  на мировые войны и нефтяной кризис, в течение всего XX столетия. Его действие закончилось. В новом столетии мы стали свидетелями резкого повышения продовольственных цен. Они будут колебаться какое-то время вверх и вниз, но эпоха дешевого продовольствия завершилась, считает главный советник Международного центра инвестиций ФАО ООН Евгения СЕРОВА


Переход на более высокий ценовой уровень обусловлен рядом факторов как со стороны производства продовольствия (предложения), так и со стороны спроса.

Возможности и ограничения производства

Евгения Серова
Дальнейший экстенсивный рост предложения продовольствия ограничен, в первую очередь, земельными ресурсами (используемыми пахотными землями и потенциально пригодными для земледелия территориями). Площадь земель, пригодных для ведения сельского хозяйства, сокращается – в абсолютных цифрах. Отчасти – в связи с процессами урбанизация, отчасти – в связи с теми ограничениями на использование земель, которые вызваны экологическими проблемами и растущей озабоченностью мирового сообщества вопросами охраны окружающей среды.

Доля земель, не используемых для сельскохозяйственного производства, по данным Международного института прикладного системного анализа (IIASA) составляет 30% от всей площади земель, пригодных для земледелия в условиях дождевого орошения. (См. подробнее  Global Agro-Ecological Zones (GAEZ) v3.0 in:  Fischer, G., van Velthuizen, H. and F. Nachtergaele (2011)-, “GAEZ v3.0 – Global Agro-Ecological Zones Model documentation”, (processed), International Institute for Applied Systems Analysis (IIASA). Laxenburg). 

Диаграмма 1.Ожидаемые изменения площади пахотных земель. Источник: ФАО
Диаграмма 1.Ожидаемые изменения площади пахотных земель. Источник: ФАО
Исследования и расчеты ФАО показывают, что ресурс расширения площади пахотных земель с высокой вероятностью будет исчерпан уже в ближайшие 40 лет (см. диагр. 1). 

Возможности расширения использования водных ресурсов для целей ирригации, по оценкам ФАО, также весьма скромны. Уже сегодня сельское хозяйство использует 70% мировых возобновляемых источников воды (см. диагр.2).

Проблема усугубляется тем, что водозабор растет опережающими темпами в самых  вододефицитных частях планеты. И там, где сохраняется арычный способ орошения. А ведь именно в этих регионах наблюдается самый быстрый рост численности населения.

Диаграмма 2. Доля забора воды для ирригации в общих возобновляемых источниках водных ресурсов. Источник: ФАО
Диаграмма 2. Доля забора воды для ирригации в общих возобновляемых источниках водных ресурсов. Источник: ФАО
Ущерб сельскому хозяйству наносят и природные катастрофы. Статистика последних двух десятилетий показывает, что число таких катастроф растет, а совокупный ущерб для сельского хозяйства становится все более серьезным (см. диагр.3). Управление рисками в чрезвычайных ситуациях и адаптация к изменениям климата потребуют и новых подходов к управлению, и значительных по объему инвестиций. Этот процесс, вероятно, будет длительным, в том числе и потому, что влияние климатических изменений на сельское хозяйство все еще слабо поддается прогнозированию.

Диаграмма 3. Индикатор рисков, связанных с погодными условиями (количество регистрируемых случаев в год).  Источник: ФАО
Диаграмма 3. Индикатор рисков, связанных с погодными условиями (количество регистрируемых случаев в год). Источник: ФАО
Таким образом, основным источником роста сельскохозяйственного производства в  ближайшем будущем будет повышение производительности. Рост объема мирового сельскохозяйственного производства сегодня сопровождается повышением наукоемкости производства. В перспективе продолжит расти как доля расходов на   научно-исследовательские работы в структуре производственных затрат, так и объем необходимых для роста производства инвестиций.

Заметим, что мировые цены на ресурсы сельскохозяйственного производства (например, на минеральные удобрения), в середине 2010-х годов росли быстрее, чем цены на основные продукты собственно сельскохозяйственного производства. Опережающими темпами при этом росли цены на конечную продукцию (см. диагр.4). Такая специфическая ценовая динамика значительно нарушает ценовой паритет для сельхозпроизводителей.

Динамика спроса и динамика цен

Диаграмма 4. Рост мировых цен (%) на отдельные сельскохозяйственные продукты и ресурсы, 2005г.=100%. Источник: на основе данных Всемирного Банка
Диаграмма 4. Рост мировых цен (%) на отдельные сельскохозяйственные продукты и ресурсы, 2005г.=100%. Источник: на основе данных Всемирного Банка
По мере роста мирового населения и соответственно спроса на продовольствие, увеличиваются и доходы домохозяйств (см. табл. 1). Наиболее отчетливо этот тренд прослеживается в странах с низким уровнем доходов (в странах с высоким уровнем доходов эта тенденция выражена в заметно меньшей степени).

С другой стороны, вопреки общепринятому мнению, глобальным долговременным трендом становится замедление роста спроса на сельскохозяйственную продукцию (см. диагр. 5).   

 

Таблица 1. Среднегодовые темп роста ВВП на душу населения, %. Источник: ФАО
Таблица 1. Среднегодовые темп роста ВВП на душу населения, %. Источник: ФАО
Структура мирового населения заметно меняется. В 2009 г. доля городского населения превысила 50% населения мира. Одновременно с этим происходит быстрое старение населения. Эти два фактора вместе с ростом доходов вносят значительные изменения в структуру спроса на продовольствие. Все большим спросом пользуются продукты с высокой добавленной стоимостью, все меньшим – зерно; все большее количество людей покупает продовольствие в супермаркетах (фасованное, упакованное, с долгими сроками хранения), все меньше людей готовят дома. Эти тенденции также способствуют росту цен на продовольствие, поскольку производители вынуждены приспосабливаться к изменениям в потребительских предпочтениях.

Более того, спрос на ряд традиционных сельскохозяйственных продуктов вырос за последние два десятилетия в связи с растущим спросом на биоэнергетику. Вопреки глобальному сдвигу к биоэнергетическим продуктам второго поколения, спрос на растительное сырье продолжает расти и толкает цены на сельхозпродукцию вверх.

Диаграмма 5a. Рост мирового потребления отдельных продуктов, в % за год. Источник: EC ARD. Agricultural Markets Brief. #1, June 2011
Диаграмма 5a. Рост мирового потребления отдельных продуктов, в % за год. Источник: EC ARD. Agricultural Markets Brief. #1, June 2011
В этих условиях цены на сельхозпродукты с наибольшей вероятностью останутся на высоком уровне. Большинство глобальных прогнозов предсказывает повышение цен в долговременной перспективе (см. диагр. 6). Сдвиг цен на новый уровень всегда сопровождается высокой волатильностью. Ведь основным игрокам на рынке требуется время, чтобы подстроиться к новой ситуации. То есть, высокая волатильность цен на продовольственные товары – явление временное, а повышение цен – долговременный тренд.

Масштабы голода в мире

Диаграмма 5b. Рост мирового потребления отдельных продуктов, в % за год.  Источник: EC ARD. Agricultural Markets Brief. #1, June 2011
Диаграмма 5b. Рост мирового потребления отдельных продуктов, в % за год. Источник: EC ARD. Agricultural Markets Brief. #1, June 2011
Продовольственный кризис 2007-2008 гг. и финансово-экономический кризис 2007-2009 гг. ухудшили положение наиболее уязвимых слоев населения. В 2009 г. число голодающих в мире, по данным ФАО,  увеличилось примерно на 200 млн человек по сравнению с 2000 г. и превысило 1 млрд человек (подробнее см. http://www.fao.org/fileadmin/user_upload/newsroom/docs/russian_figs.pdf). На Саммите тысячелетия ООН в 2000 г. была поставлена задача – к 2015 г. сократить вдвое (по сравнению с 1990 г.) долю населения, страдающего от голода. Однако, судя по последним данным статистики роста голодающих, эта цель, скорее всего, не будет достигнута.

Между тем бедность и голод – факторы, способные вызвать волну революций и гражданских войн в разных точках планеты. Сегодня это не просто соображение, согласующееся со здравым смыслом, но и результат многочисленных исследований, показавших значимую корреляцию между численностью голодающих, уровнем бедности и количеством гражданских войн в том или ином регионе. В качестве примера можно привести исследование Марко Лаги из Кембриджского института комплексных систем, которое показывает связь между ростом цен на продовольствие и социальной дестабилизацией. (M. Lagi, K.Z. Bertrand, Y. Bar-Yam. «The Food Crises and Political Instability in North Africa and the Middle East». August 10, 2011. http://necsi.edu/research/social/food_crises.pdf).

Последствия продовольственного кризиса

Диаграмма 6a. Прогнозы цен на отдельные сельхозтовары
Диаграмма 6a. Прогнозы цен на отдельные сельхозтовары
В период кризиса немедленным ответом мирового сообщества стал призыв увеличивать мировое сельскохозяйственное производство. Однако в условиях кризиса и волатильности цен увеличение производства не решает проблему голода и недоедания. Увеличение поставок продовольствия не приводит к снижению цен, а, следовательно, продукты питания не становятся более доступными для наиболее бедных слоев населения планеты.

С точки зрения доступности продовольствия население можно разделить на три группы:

 – население с высоким уровнем доходов;

 – более бедные слои населения, являющиеся нетто продавцами продуктов питания;

 – бедные слоя населения, являющиеся нетто покупателями продуктов питания.

Первая группа затронута повышением цен в наименьшей степени. Вторая группа либо извлечет выгоду из повышения цен, либо останется нейтральной к изменениям цен на продовольствие. И только третья группа населения будет серьезно задета повышением  цен на продовольствие. Данная группа вряд ли сможет решить проблему недоедания путем наращивания собственного производства продовольствия – особенно, в условиях роста цен на ресурсы. В итоге, расширение производства для бедных слоев населения в большинстве случаев также становится невозможным.

Диаграмма 6в. Прогнозы цен на отдельные сельхозтовары
Диаграмма 6в. Прогнозы цен на отдельные сельхозтовары
Статистика сельскохозяйственных рынков в 2009-2010 гг. свидетельствует, что значительного увеличения объемов производства в ответ на рост цен удалось достичь лишь в развитых странах и странах с уровнем дохода выше среднего. В развивающихся же странах наращивания производства добиться не удалось. То есть, в конечном счете, главным фактором роста числа голодающих в мире оказывается не глобальный дефицит продовольствия и не дефицит ресурсов для его производства, а  проблема распределения  доходов и их уровня в различных слоях населения.    

Еще одним следствием продовольственного кризиса стало стремление многих стран (таких как Россия, Украина, Казахстан, Эфиопия, Гвинея, Мадагаскар, Египет, Аргентина, Боливия, Китай и др.) ограничить объем экспорта сельскохозяйственной продукции (см. диагр.7) и добиться автаркии – продовольственной самообеспеченности для предотвращения дефицита продовольствия на внутреннем рынке и связанных с этим социальных угроз.

Стоит отметить, что эта тенденция существенно ограничивает возможности международной торговли, причем, как показывают многие исследования и публикации ФАО, такая стратегия в долгосрочной перспективе не  ведет к решению проблем продовольственной безопасности. Не ограничения, а развитие международной торговли – вот наиболее эффективный путь решения проблем продовольственной безопасности (см. в частности, Отчет ФАО за 2009 год «Состояние рынков сельскохозяйственной продукции»). Однако в общественном сознании большинства стран мира сегодня превалирует иная точка зрения.

Итак, повышение цен на продовольствие – это долгосрочный тренд. Ограничения в области ресурсов не носят запрещающего характера; мир все еще весьма далек от «Мальтузианского конца». Тем не менее, наращивание объемов производства не приведет к заметному снижению цен, в частности по причине возрастающей наукоёмкости производства, изменения потребительских предпочтений, а также из-за роста цен на факторы производства.

Новые возможности

В мире растет потребление продуктов с высокой добавленной стоимостью, а потребление пищевых злаков сокращается

 

Диаграмма 7. Аграрная политика в ответ на рост цен на продовольствие. Источник: ФАО
Диаграмма 7. Аграрная политика в ответ на рост цен на продовольствие. Источник: ФАО
Динамика мировых цен на продовольствие имеет не только негативные последствия, но и позитивные. Так, рост цен на продовольствие привел к увеличению инвестиций в аграрном секторе. В течение длительного времени инвестирование в этом секторе было низкоприбыльным. Однако сегодня доля сельского хозяйства в Официальной помощи развитию (ODA) в среднем выросла – с 4,49% в 2008-2009 гг. до 5,63% в 2010 году. Финансовые обязательства Всемирного банка для сельского хозяйства и связанных с ним отраслей выросли до 5,3 млрд долл. в 2011 г. против 2,9 млрд в 2008 году. Кредиты Международного фонда сельскохозяйственного развития (IFAD) за период 2010-2012 гг. выросли на 67% – до 1,05 млрд долл. Прямые иностранные инвестиции в аграрный сектор возросли примерно в 1,5 раза в период с 2008 до 2010 года.

Эти данные – глобальная оценка публичных и крупных прямых иностранных инвестиций. Статистика частных инвестиций в агарный сектор в мировом масштабе недоступна, но вполне можно предположить, что на волне высоких цен существенно выросли частные инвестиции в прикладные исследования в области сельского хозяйства, что в самом недалеком будущем может стать мощным фактором наращивания производства. Причем как на землях, уже вовлеченных в сельскохозяйственное производство, так и на тех, которые сегодня оцениваются как малопригодные для производства продовольственных товаров.

 

Евгения Серова

 

К публикации подготовил  Петр Иванов

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp