Конкуренция видов топлива: неожиданные результаты. Экономическая политика
Конкуренция видов топлива: неожиданные результаты
6 Сентябрь 2013, Кристоф Рюль

Утрата нефтью своих позиций в мировом энергобалансе сопровождается и обострением конкуренции между различными видами топлива, в том числе между газом и углем. При этом, как отмечает главный экономист Группы компаний BP Кристоф РЮЛЬ, возникают и не предсказанные ранее эффекты, ограничивающие возможности как стимулирования альтернативной энергетики, так и проведения политики по ограничению выбросов СО2


Кристоф Рюль
Вот уже второе десятилетие на мировом рынке продолжается уменьшение доли нефти, исторически самого дорогого топлива (см. подробнее: «Нефть меняет позицию в мировой энергетике»).

Различия в ценах между газом и углем вызвали конкуренцию между ними, принимающую порой значимый характер для мировой энергетики в целом. Увеличилось предложение и других энергоносителей.

Сланцевый газ теснит СПГ

За последние несколько лет в эволюции рынков природного газа доминировали две тенденции: быстрый рост добычи сланцевого газа в США и расширение торговли СПГ во всем мире (см. граф. 1). Производство в США продолжило рост в 2012 г., хотя и более медленными темпами; но торговля СПГ сократилась. И это случалось впервые за все время наших наблюдений.

В 2012 г. мировое потребление газа выросло на 2,2% (82 млрд куб. м). В США наблюдался крупнейший в мире рост объемов его потребления (на 31,6 млрд куб. м, или на 4,1%) при замедлении роста его добычи. Мировое производство газа увеличилось на 1,9% (72 млрд куб. м), что ниже средних приростов за последние 10 лет. В ЕС (-5,5%, -8,3 млрд куб. м) и странах бывшего Советского Союза (-1,4%, -8,9 млрд куб. м) были отмечены самые сильные региональные спады в добыче газа, в то время как импорт СПГ в Азию продолжал увеличиваться.

Региональные цены на газ изменялись в унисон с этими тенденциями. Различия в ценах увеличились: показатели средних цен в США были самыми низкими с 1999 г., цены на импорт в Японию достигли нового рекордного уровня, а спотовые цены в Великобритании возросли, так как мировая конкуренция в сфере СПГ ужесточила условия его сбыта на европейском рынке.

Производство газа в США в 2012 г. вновь увеличилось на 4,7% (32,9 млрд куб. м), но показатель роста был значительно ниже рекордного увеличения 2011 г., которое составило 7%, или 44 млрд кубометров.

График 1 Мировой баланс природного газа
График 1 Мировой баланс природного газа
Замедление темпов роста добычи газа было вызвано переориентацией бурения в США с газа на более дорогую нефть. Цены узла «Хенри-Хаб» (США) шли вниз с конца 2011 г., достигнув низшей точки в 1,83 долл./млн британских тепловых единиц (МБТЕ) в апреле 2012 года. В результате многие месторождения сухого сланцевого газа перестали быть привлекательными, и производители начали сворачивать работы, сократив число работающих на них буровых установок на 46%.

Переход от сухого газа к добыче жирного и попутного газа, стимулируемый сохранением высоких цен на нефть, помог уменьшить воздействие этих изменений: в 2011 г. производство непопутного сланцевого газа выросло на 84 млрд кубометров. Но еще через год оно увеличилось только на 10 млрд куб. м, в то время как производство попутного газа увеличилось на 12 млрд куб. м, составив 36,6% общего роста производства в США. В 2013 г. замедление темпов роста предложения продолжается.

2012 г. начался с непривычно теплой зимы, которая снизила спрос на тепловую энергию, в то время как производство газа в США продолжало сильно расширяться. Комбинация этих факторов привела к перенасыщению рынков и необычно высоким уровням товарных запасов.

Основным балансирующим фактором и единственным сектором, который оказался довольно гибким для использования излишков газа, стала электроэнергетика, которая нуждалась в большом понижении цен на газ, чтобы последний смог успешно конкурировать с углем в обеспечении базовой нагрузки.

В электроэнергетику в прошлом году были дополнительно поставлены 44 млрд куб. м газа, что увеличило производство электроэнергии с использованием газового топлива на 21% (+217млрд кВт/ч). Производство электроэнергии с использованием угля (-12%) упало до самого низкого уровня с 1987 г., и потребление угля в США также снизилось в 2012 г. почти на 12%. Это стало самым крупным сокращением потребления угля в мире за минувший год.

Торговля газом в мире опережает его потребление

Если рост производства газа в США в прошлом году замедлился, хотя и остался относительно значительным, ситуация с СПГ изменилась более существенно. В течение по меньшей мере 20 лет международная торговля газом ежегодно росла в среднем в 2,5 раза, а торговля СПГ более чем в 3 раза опережала темпы роста его потребления (см. граф. 2). Так было до прошлого года, когда торговля СПГ снизилась на 0,9% (-1,9 млрд куб. м).

График 2 Торговля природным газом
График 2 Торговля природным газом
Основными причинами такого снижения стали циклический характер роста мощностей СПГ и недостаточное использование существующих мощностей. После заметного наращивания мощностей (прежде всего в Катаре) в прошлом десятилетии, в 2012 г. вошел в строй только один новый проект. Это явилось наименьшим годовым увеличением мощности с 2002 года. Коэффициенты загрузки мощностей по сжижению также снизились в ряде стран, где рост внутреннего спроса или сокращение производства (из-за незапланированных перебоев в работе или серьезных повреждений инфраструктуры) ограничили объемы, доступные для сжижения. В качестве примеров можно привести Индонезию (-15%, -4,2 млрд куб. м), Алжир (­15%, -2,6 млрд куб. м), Египет (­24%, -2,1 млрд куб. м) и Йемен (­20%, ­1,8 млрд куб. м).

При сохранении сильного спроса на СПГ в Азии, в том числе в связи с возросшими потребностями Японии в газе после аварии на АЭС «Фукусима-1», ограниченный рост предложения привел к росту напряженности на рынках СПГ.

Япония увеличила импорт СПГ до рекордной отметки в 119 млрд. куб. м и платила рекордную надбавку (до 9.47 долл./МБТЕ) сверх европейских спотовых цен для привлечения поставщиков. На Китай и других азиатских импортеров в условиях стабильного экономического роста пришлось меньшее увеличение импорта СПГ – на 9,2 млрд куб. м (9%). А в Латинской Америке в связи с сильной засухой потребовалось существенное увеличение импорта СПГ – на 43%, или 4,6 млрд кубометров. Не испытывая необходимости конкурировать за импорт СПГ на азиатском ценовом уровне, Европа сократила импорт СПГ на 24,2% (21,8 млрд куб. м).

Ситуация на мировом рынке СПГ могла бы стать приятной новостью для традиционных поставщиков газа на европейский рынок, таких как Россия и Норвегия. Но эти страны неожиданно столкнулись с конкуренцией со стороны дешевого угля. В основном дополнительные поставки угля шли из США, где он, в свою очередь, был вытеснен с рынка сланцевым газом. Впрочем, поставки из России угля также значительно увеличились – на 14%.

Избыточное предложение угля привело к снижению цен на него, в то время как европейские цены на газ продолжали подниматься. Россия при этом сохраняла цены на поставляемый газ ценой уступки доли рынка другим поставщикам, прежде всего Норвегии, компании которой перевели большинство своих поставок на спотовые цены.

Объем российского экспорта газа в Европу снизился в 2012 г. на 10%, в то время как норвежские поставки увеличились на 12%.

Такая готовность России пожертвовать объемами продаж ради удержания цены привела к тому, что европейские цены на газ остались относительно высокими, создав большую разницу в стоимости производства электроэнергии на газе и угле. Производство электроэнергии при использовании в качестве топлива угля в среднем было на 45% дешевле производства электроэнергии при использовании газа. Цены на выбросы СО2 оказались слишком низкими, чтобы оказать поддержку использованию более экологичного топлива – газа.

В результате в Европе произошел переход от использования газа в производстве электроэнергии к использованию угля, зеркально отражающий (хотя и в меньших масштабах) обратные процессы, происходившие в американской электроэнергетике.   

Производство электроэнергии на газовых станциях пяти крупнейших европейских рынков электроэнергии по совокупности сократилось в 2012 г. на 19%, в то время как производство электроэнергии с использованием угля возросло на 12%. Спрос на газ в европейской электроэнергетике сократился примерно на 17 млрд куб. м, в то время как в США он увеличился на 44 млрд кубометров. В целом в 2012 г. потребление газа в Европе снизилось на 2,3%, в то время как потребление угля увеличилось на 3,4%.

История рынка угля пишется в Китае

График 3 Рынок угля в 2012 г.
График 3 Рынок угля в 2012 г.
Вместе с тем мировой рост потребления и производства угля за последний год стал более умеренным, чем раньше. Рост потребления замедлился до 2,5% (101,3 млн т н.э.), то есть сократился вдвое по сравнению с темпами роста в 2011 г., а рост производства – с 6,1% до 2% (86,2 млн т н.э.) (см. граф. 3).

История рынка угля, как принято считать, пишется в Китае. Внутреннее производство угля, ставшее двигателем индустриализации Китая, увеличилось за последние 10 лет на 135%. Рост потребления угля в Китае обеспечивал более трети роста энергопотребления в мире, а в прошлом году этот показатель впервые составил более 50%. Вместе с тем за пределами Китая ранее отмечалось замедление роста потребления угля.

За пределами Китая в росте производства угля доминировали страны-экспортеры, а не потребители угля. Рост мировой торговли энергетическим углем при этом опережал и опережает его мировое потребление вот уже десятый год подряд.  

Все эти процессы продолжают развиваться и в 2013 году. В первые четыре месяца цены на уголь в Европе и Азии упали, но в тот же период они выросли в США. Экспортеры угля начали снижать его добычу вслед за снижением добычи и в Китае на 2% (год к году).

Неископаемое топливо

График 4 Гидроэлектроэнергия, другие возобновляемые источники и атомная энергетика
График 4 Гидроэлектроэнергия, другие возобновляемые источники и атомная энергетика
Тенденции роста производства гидроэлектроэнергии и атомной энергии разошлись (см. граф. 4), во многом из­за изменений всего в двух странах: Китае и Японии.

При близком к среднему количестве осадков в 2012 г. мировое производство гидроэлектроэнергии выросло на 4,3% (+161млрд. кВт*ч), что выше среднего прироста. На фоне масштабной программы расширения производственных мощностей в Китае на него пришлось более половины мирового прироста за последние десять лет.

Использование угля в электроэнергетике в ЕС оказалось в ценовой ситуации 2012 г. на 45% дешевле, чем использование газа

Мировое производство атомной электроэнергии уже второй год переживает рекордный спад (­6,9%, 177 млрд кВт*ч), в результате чего ее доля в потреблении первичной энергии сократилась до 4,5% – самого низкого показателя с 1984 года.

Производство возобновляемой энергии (см. граф. 5) выросло на 15,2% в 2012 г., чуть выше среднегодового роста за десять лет (14,5% в год), но оно также пережило свое первое серьезное замедление. Рост сектора шел в трех основных странах: Китае (6,5 млн т н.э., 25,1%), США (5,7 млн т н.э., 12,3%) и Италии (2,5 млн т н.э., 29,5%). На них пришлась почти половина (46%) мирового роста производства в прошлом году. И в Китае, и в Германии (а также в Японии) с использованием возобновляемых источников энергии сейчас производится больше электричества, чем с использованием атомной энергии.

Однако возобновляемая энергетика зависит от политической поддержки. При очень быстром росте цена этой поддержки может стать непомерно высокой. В ряде стран, в особенности в Европе, где масштабы расширения сектора наиболее велики, а бюджеты сталкиваются с трудностями, финансовая поддержка была сокращена. Перспектива урезания политической поддержки стимулировала значительное наращивание мощностей в области ветряной энергетики в США, где был поставлен новый рекорд (+13 ГВт). (См. также Перспективы «зеленого» сценария развития ).

В то время как рост возобновляемой энергетики замедлился, производство биотоплива упало на 0,4% под влиянием падения производства этанола в США. Самая серьезная со времен 1950-х годов засуха и сокращение потребления бензина привело к тому, что производство этанола в США оказалось зажатым между высокими ценами на зерно и установленными пределами подмешивания этанола в бензин. Это привело к закрытию нескольких предприятий по производству этанола.

Между тем, доля возобновляемых источников энергии в структуре потребления первичной энергии продолжала расти – с 2,2% в 2011 г. до 2,4% в 2012 году.

Гидро- и атомная энергетика

График 5 Возобновляемые источники в электроэнергетике
График 5 Возобновляемые источники в электроэнергетике
Тенденции роста производства гидроэлектроэнергии и атомной энергии разошлись (см. граф. 4) во многом из-за изменений, произошедших всего в двух странах: Китае и Японии.

Мировое производство гидроэлектроэнергии выросло в 2012 г. на 4,3% (+161млрд. кВт/ч), что выше среднего прироста при близком к среднему количеству осадков, выпавших в прошедшем году. Причем на Китай, реализовавший масштабные программы в области гидроэнергетики, пришлось более половины мирового прироста производства гидроэнергии за последние десять лет.

График 6. Выбросы CO2
График 6. Выбросы CO2
А мировое производство атомной электроэнергии уже второй год переживает рекордный спад (­6,9%, 177 млрд кВт/ч), в результате чего ее доля в потреблении первичной энергии сократилась до 4,5% – самого низкого показателя с 1984 года.

Производство возобновляемой энергии (см. граф. 5) выросло на 15,2% в 2012 году. Этот показатель чуть выше среднегодового роста за десять лет (14,5% в год), но и здесь отмечены признаки серьезного замедления темпов роста. Рост сектора в основном обеспечивался тремя странами: Китаем (+6,5 млн т н.э., 25,1%), США (+5,7 млн т н.э., 12,3%) и Италией (+2,5 млн т н.э., 29,5%). На них пришлась почти половина (46%) мирового роста производства в прошлом году. И в Китае, и в Германии (а также в Японии) с использованием возобновляемых источников энергии сейчас производится больше электричества, чем с использованием атомной энергии.

Однако возобновляемая энергетика зависит от политической поддержки. При очень быстром росте производства этих видов энергии цена необходимой поддержки может стать непомерно высокой. В ряде стран, в особенности в Европе, где масштабы расширения сектора наиболее велики, а бюджеты сталкиваются с трудностями, финансовая поддержка возобновляемой энергетике была сокращена. А в США перспектива урезания политической поддержки стимулировала значительное наращивание мощностей в области ветряной энергетики, там был поставлен новый рекорд роста производства (+13 ГВт).

Производство биотоплива также сократилось в прошлом году на 0,4%. Прежде всего в связи с падением производства этанола в США. Самая серьезная со времен 1950-х годов засуха и сокращение потребления бензина привели к тому, что производство этанола в США «уперлось», с одной стороны, в высокие цены на зерно, а с другой – в установленные пределы подмешивания этанола в бензин и, соответственно, сокращение спроса на него в связи со снижением потребления бензина. Это привело к закрытию нескольких предприятий по производству этанола.

Между тем, доля возобновляемых источников энергии в структуре мирового потребления первичной энергии продолжала расти – с 2,2% в 2011 г. до 2,4% в 2012 году.

Казусы климатической политики

В 2012 г. мировые объемы выбросов СО2 (см. граф. 6) от потребления энергии выросли на 1,9% (723 млн т CO2), немного быстрее, чем потребление первичной энергии. Крупнейший рост объемов выбросов углерода в 2012 г. произошел в Китае (548 млн т, 6%) и Индии (122 млн т, 6,9%); в Японии также было зарегистрировано значительное увеличение (92 млн т, 6,7%). В США же было зафиксировано крупнейшее в мире сокращение выбросов, причем даже более быстрое, чем в странах ЕС.

Это может показаться неожиданным, учитывая ту политику, которую ЕС проводит уже много лет для сокращения выбросов. Однако ситуация с той частью выбросов, на сокращение которых были нацелены европейские программы (за счет роста в энергобалансе доли возобновляемых источников энергии, снижения потребления нефти), в странах ЕС по-прежнему лучше, чем в США. Но эффект от переключения американской электроэнергетики на газ при одновременном ее переключении в ЕС на уголь оказался куда более значительным. Замена угля газом в производстве электроэнергии – один из самых дешевых способов сократить выбросы СО2, гораздо более дешевый (в расчете на тонну СО2), чем переход на возобновляемые источники энергии или более строгие нормы выбросов для автотранспортных средств.

Европейский союз известен тем, что целенаправленно занимается климатической политикой, а США – нет. Так что же пошло не так? Ответ такой: это эффект цен. Производство электроэнергии на угле в Европе поддерживали низкие цены на уголь, частично вызванные импортом угля из США, а также относительно высокие цены на газ.

В теории в ЕС цены на квоты выбросов должны были бы компенсировать это преимущество в себестоимости. А на практике для поддержания конкурентоспособности газа в электроэнергетике при сложившемся уровне цен на уголь потребовалась бы цена на квоты выбросов в диапазоне от 40 до 45 евро за т, в то время как фактически она в среднем составляла 7,90 евро за т в 2012 г. и менее 14,78 евро за т в 2011 году. Более того, цены на углеродные квоты в ЕС упали до рекордной отметки, составив в начале нынешнего года лишь 4,30 евро за т из-за накопления большого объема избыточных квот. В значительной мере эти излишки – результат экономического спада в Европе.

Сегодняшняя ситуация также отражает незапланированные и не предсказанные последствия взаимосвязанных, но недостаточно хорошо интегрированных политических вмешательств, нацеленных, с одной стороны, на рост возобновляемых источников энергии и на повышение энергоэффективности – с другой. Поддержка этих целей различными механизмами субсидирования, находящимися при этом вне системы торговли квотами, прямо способствовала снижению спроса на квоты на выбросы и, следовательно, их цены. Таким образом, одна часть климатической политики (цена на квоты на выбросы) пала жертвой успеха другой, ориентированной на повышение доли в энергобалансе возобновляемых источников энергии и достижение целевых показателей эффективности.

 

Кристоф Рюль

 

По материалам выступления К. Рюля на Форуме «Нефтегазовый диалог» ИМЭМО РАН, Москва, 18 июня 2013 года.

 

Подготовила к публикации Виктория Чеботарева

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp