Нефть меняет позицию в мировой энергетике. Экономическая политика
Нефть меняет позицию в мировой энергетике
2 Сентябрь 2013, Кристоф Рюль

«Гравитационный центр» мировой экономики сдвигается в направлении государств, не входящих в ОЭСР; нефть хотя и остается доминирующим видом топлива в мире, теряет долю рынка – делает выводы Кристоф РЮЛЬ, главный экономист Группы компаний BP на основе данных Статистического обзора мировой энергетики BP, в котором проанализированы последние тенденции энергетики, ее адаптации к меняющемуся миру


Кристофер Рюль
2012 г. запомнится целым рядом знаменательных событий: в первую очередь, тем, что рост добычи нефти в США оказался не только крупнейшим в истории этой страны, но и наиболее высоким среди всех государств мира. В 2012 г. были зафиксированы самый значительный прирост производства гидроэлектроэнергии (Китай) в истории одной страны и самый серьезный спад в атомной энергетике (Япония). (См. граф.1.)

В энергобалансе трех из четырех крупнейших мировых экономических держав (Германии, Японии и Китая, на которые приходится четверть мирового ВВП) доля возобновляемых источников энергии превзошла долю атомной энергетики. Торговля сжиженным природным газом (СПГ) сократилась впервые с тех пор, как мы начали ее отслеживать. В Европу из США были поставлены рекордные объемы угля, вытесненного революцией сланцевого газа.

Что объединяет эти разнородные факты?

На самом обобщенном уровне в развитии мировой энергетики в 2012 г. не произошло ничего удивительного. Рост потребления замедлился до 1,8%, что ниже среднего прироста за десять лет. Замедление произошло по всем видам топлива, за исключением возобновляемых источников энергии и гидроэлектроэнергии, и во всех регионах, кроме Африки. В принципе эта тенденция совпала с замедлением роста мировой экономики. Но за внешней простотой скрывалось множество серьезных изменений.

2012 год в контексте долгосрочных тенденций

График 1. Энергетика в 2012 г.
График 1. Энергетика в 2012 г.
Первой долгосрочной тенденций развития энергетики является сдвиг «гравитационного центра» мировой экономики в направлении так называемых стран догоняющего типа развития, которые мы объединяем в группу государств, не входящих в ОЭСР. За последние 20 лет мировое потребление энергоресурсов увеличилось на 52%, а за последние 10 лет – на 30%. Этот прирост почти полностью обеспечили страны за пределами ОЭСР (см. граф. 2). А в странах ОЭСР за последние 5 лет энергопотребление снизилось.

График 2.  Долгосрочные тренды развития энергетики
График 2. Долгосрочные тренды развития энергетики
2012 г. полностью укладывается в этот тренд: потребление энергии в странах ОЭСР снизилось на 1,2% при росте ВВП на 1,4%. По объемам потребления первичной энергии страны ОЭСР вернулись к уровню 2002 года. По нашему мнению, потребление нефти там переживает структурный спад, и маловероятно, что оно когда-нибудь вернется к пику, достигнутому в 2005 году.

Сдвиг «гравитационного центра» приводит и к последствиям, о которых редко говорят. По мере индустриализации стран, не входящих в ОЭСР, они осваивают все больше ресурсов. Время от времени можно услышать опасения, что рост развивающихся рынков приведет к нехватке энергоресурсов. Однако данные четко показывают, что индустриализирующаяся часть мира не только опережает страны ОЭСР по росту потребления энергии, но и вносит основной вклад в увеличение ее производства: за последние 10  лет на долю стран за пределами ОЭСР пришлось 98% мирового прироста производства энергоресурсов. В 2012 г. эта пропорция сохранилась, несмотря на резкое увеличение добычи сланцевых ресурсов в США и замедляющийся рост производства угля в Китае (3,5%).

Между тем запасы нефти и газа продолжают расти. В 2012 г. в очередной раз увеличились запасы нефти (на 15 млн баррелей). Отмечено некоторое уменьшение мировых запасов газа (­0,5 трлн куб. м), что объясняется понижением цен и сокращением объема буровых работ в США (величина доказанных запасов, которую мы публикуем, отличается от технически извлекаемых запасов). Доказанные запасы нефти в 2012 г. были на 26% выше, чем десять лет назад, и на 60% выше, чем в1992 году.

Альтернатива дорогой нефти

График 3. Цены на энергию
График 3. Цены на энергию
В последнее десятилетие наблюдался беспрецедентный рост цен на энергию (см. граф. 3), настолько значительный, что могли возникнуть ожидания сохранения такого роста и в будущем (см. также Нефть: эволюция механизма ценообразования). С поправкой на инфляцию среднегодовые цены на нефть (Брент) в последние пять лет были на 230% больше, чем в аналогичный период 10 лет назад; цены на уголь увеличились на 140%, а цены на природный газ – на 90%. За последние 5 лет также выросли различия в ценах между разными видами ископаемого топлива (см. также Парадокс нефтяных цен и Формирование цен на нефть: прошлое, настоящее и будущее).

В 2012 г. произошло некоторое замедление роста цен: цены на нефть оставались относительно стабильными, хотя и на рекордно высоком уровне. У цен на газ была различная региональная динамика: они значительно упали в США (-32%), но поднялись во всех остальных регионах мира; а цены на уголь снизились повсеместно (цены, рассчитанные по угольной корзине, упали на 20%).

Высокие цены влияют на спрос, в особенности в странах, где экономический рост менее энергоемок, а потребители не защищены субсидиями. Меняющиеся различия в ценах между видами топлива влияют на структуру глобальной топливной корзины. И в конечном итоге высокие цены вызывают ответную реакцию со стороны предложения.

2012 г. изобиловал примерами всех этих явлений. На мировом рынке продолжилось уменьшение доли нефти, самого дорогого топлива (см. граф. 4). Началось оно еще после первого ценового шока в 1973 году. В 2012 г. нефть была единственным ископаемым топливом, которое потеряло долю рынка как в странах ОЭСР, так и за ее пределами. Кроме того, различия в ценах между газом и углем вызвали конкуренцию между ними, зачастую международную.

Нефть остается доминирующим видом топлива в мире, но она теряет долю рынка уже 13 лет подряд. Эта доля опустилась до самого низкого уровня с 1965 г. (33,1%). Среднегодовая цена нефти марки Брент увеличилась лишь на 41 цент до 111,67 долл. /барр., что стало еще одной рекордно высокой номинальной ценой, но – одновременно – и самым незначительным изменением номинальной цены с 1978 года. Видимая стабильность, тем не менее, скрывала значительные изменения, которые произошли в 2012 и в нынешнем году (см. также Ревизия энергетической стратегии России неизбежна).

Темпы роста производства нефти опережают темы роста потребления

График 4. Эволюция структуры энергопотребления
График 4. Эволюция структуры энергопотребления
Мировое потребление нефти в 2012 г. увеличилось на 890 тыс. барр./сут. (0,9%), что было ниже среднего прироста даже в 2011 году. Мировое производство нефти росло в два раза быстрее, на 1,9 млн барр./сут., что было выше среднего, почти в два раза опережая рост, отмеченный в 2011 году.

Уже второй год подряд один из крупных производителей ОПЕК испытывает значительный спад производства. Добыча в Иране упала на 680 тыс. барр./сут. из-за международных санкций. В сочетании с перебоями в добыче в ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки это привело к совокупным потерям более 1 млн барр./сутки. В 2012 г., и многие из этих дестабилизирующих факторов сохранились в 2013 году.

Тем не менее, мировое производство нефти заметно выросло, при этом страны ОПЕК обеспечили около трех четвертей глобального прироста. Почти полное восстановление добычи в Ливии сопровождалось  ее значительным ростом  в Саудовской Аравии, Ираке и Кувейте.

Увеличилось производство нефти и за пределами ОПЕК – на 490 тыс. барр./сутки. В США в 2012 г. был отмечен крупнейший рост добычи нефти в мире. Нефть низкопроницаемых пластов продолжила быть главным фактором роста предложения: в прошлом году производство в Северной Дакоте и Техасе – штатах с наиболее производительными месторождениями нефти низкопроницаемых пластов – увеличилось почти на 800 тыс. барр./сутки.

Увеличение производства отмечено также в Канаде и России, но оно  не смогло компенсировать дестабилизацию добычи в Судане, Сирии и Йемене, а также продолжающийся спад в старых нефтеносных провинциях, таких как Северное море.

Последствия сланцевой революции в США

Доказанные запасы нефти в 2012 г. были на 26% выше, чем десять лет назад, и на 60% выше, чем в 1992 году

График 5. Тенденции в мировой торговле нефтью
График 5. Тенденции в мировой торговле нефтью
А в США развитие добычи сланцевого газа и нефти низкопроницаемых пластов  было подкреплено масштабной ресурсной базой и инновациями в области горизонтального бурения и гидравлических разрывов. В Северной Дакоте, например, число новых скважин, заложенных за последний год, увеличилось более чем на 50%, и на столько же выросла добыча нефти в штате, хотя число буровых установок возросло только на 10%. Рост эффективности производства стал третьим ключевым фактором быстрого роста добычи на этих месторождениях.

Пять лет назад чистый импорт нефтепродуктов США составлял около 2 млн барр./сут., в 2012 г. чистый экспорт страны составил 1 млн барр./сутки. С учетом того, что характеристики легкой нефти, производимой внутри США, совпадают с характеристиками западноафриканской нефти, импорт из африканских стран снизился за то же время приблизительно на 1,5 млн барр./сутки.

Значительный рост производства в США, совпавший со снижением потребления, резко снизил американские импортные закупки (см. граф. 5). С пика в 2005 г. чистый импорт в США уменьшился на 4,5 млн барр./сут., или на 36%. Это сокращение практически эквивалентно потреблению в 2012 г. нефти в Японии – третьем по величине потребителе в мире. За тот же период чистый импорт нефти в Китае вырос на 2,8 млн барр./сут., или на 84%. В 2005 г. США и ЕС импортировали одинаковые объемы; в 2012 г. чистый импорт США оказался на треть меньше чистого импорта Евросоюза.

На структуру торговли в 2012 г. повлияли также другие события, включая санкции против Ирана и восстановление добычи в Ливии. Поставки Ирана в Европу резко упали, и регион на более чем 500 тыс. барр./сут. увеличил импорт из Северной Африки в результате восстановления поставок из Ливии.

Азия также ограничила покупки иранской нефти, эти объемы были компенсированы импортом из Саудовской Аравии. В Китае нефтепереработка росла так быстро, что создала нишу для увеличения импорта нефти как из Ливии, так и из Саудовской Аравии.

Товарные запасы, нефтепереработка  и динамика нефтяных цен

Потребление нефти сократилось в ОЭСР на 530 тыс. барр./сут., или на 1,3% (см. граф. 6). Европа и США внесли основной вклад в это снижение, так как в дополнение к спаду в Европе в обоих регионах наблюдалась заметная реакция потребителей на устойчиво высокие цены, особенно в транспортном секторе.

График 6. Потребление нефти в 2012 г.
График 6. Потребление нефти в 2012 г.
Снижение потребления в странах ОЭСР было перекрыто продолжающимся ростом в экономиках стран за пределами ОЭСР. Там потребление возросло на 3,3% (что было ниже средних темпов за последние 10 лет), или на 1,4 млн барр./сутки. Хотя рост потребления нефти в Китае оказался ниже среднего из-за замедления экономического роста, страна, тем не менее, показала крупнейший прирост потребления нефти в мире в 12-й раз за последние 13 лет, и теперь ее потребление превышает 10 млн барр./сутки. Среди типов нефтепродуктов наиболее быстро росло потребление легких дистиллятов, что объяснялось ростом потребления бензина в развивающихся странах. В то же время в связи с экономическим спадом замедлился и упал ниже уровня тренда рост потребления средних дистиллятов.

В  последние годы одним из ключевых факторов увеличения потребления нефти в странах, не входящих в ОЭСР, выступали не только высокие темпы экономического роста, но и  увеличение автопарка, особенно в Китае. Цифры впечатляют: в1992 г. в развивающихся странах было реализовано  16% мирового объема произведенных новых транспортных средств; к 2012 г. мировые продажи новых транспортных средств выросли на 79%, при этом доля стран, не входящих в ОЭСР, увеличилась  до 52%.

И даже при высоких ценах на нефть и значительном повышении эффективности такой рост парка транспортных средств привел к устойчивому росту потребления бензина.

Почему при значительном несоответствии роста производства и потребления цены на нефть остались неизменными в 2012 году?

Ответ кроется в изменении товарных запасов. Причем анализ изменения товарных запасов в ОЭСР практически ничего не объясняет: в целом за год они увеличились приблизительно на 70 млн барр., что недостаточно для объяснения разницы между ростом предложения и спроса. Однако опыт предыдущего десятилетия говорит, что страны ОЭСР больше не являются главным актором, определяющим рост рынков нефти, и что товарные запасы развивающихся стран, которые продолжают наращиваться для поддержки растущего потребления, становятся критически важным фактором мирового нефтяного баланса.

Действительно, оценки изменений товарных запасов вне ОЭСР, хотя и являются неполными, помогают «заполнить пробелы» в анализе рынка нефти в 2012 году. По нашим оценкам, увеличение товарных запасов вне ОЭСР составляет около двух третей мирового прироста за прошлый год. Например, увеличение стратегических запасов Китая (официально остающихся государственной тайной), по оценкам, превышает рост товарных запасов всей ОЭСР. И производители, и потребители увеличивали запасы, опасаясь перебоев в поставках нефти.

В 2013 г. уровень цен был поддержан необычно холодной зимой в Северном полушарии, подтолкнувшей рост потребления. Но в последние месяцы прирост мирового производства нефти стал снова опережать прирост потребления. В результате товарные запасы в ОЭСР восстановились, и цены на нефть в нынешнем году проявили тенденцию к снижению.

Вместе с тем следует отметить, что в  2012 г. произошел ряд событий, оказавших дестабилизирующее воздействие на нефтепереработку (ураганы, банкротство Petroplus и взрыв на нефтеперерабатывающем комплексе «Парагвана» в Венесуэле).  И эти события повлекли за собой задержку в ребалансировке  в торговле сырой нефтью и нефтепродуктами и, таким образом, способствовало сохранению запасов нефтепродуктов в странах ОЭСР на низком уровне почти весь 2012 г. и в начале 2013 года.

Мировой рынок нефтепродуктов и роль США 

К 2012 г. мировые продажи новых транспортных средств выросли на 79%, при этом доля стран, не входящих в ОЭСР, увеличилась до 52%

Чистое увеличение мировых мощностей нефтепереработки составило в прошлом году 360 тыс. барр./сут., но этот общий показатель скрывает значительный рост в одних регионах и сокращение мощностей в других. Таким образом, миграция перерабатывающих мощностей со сформировавшихся рынков в 2012 г. продолжилась. Начиная с 2010г., на долю стран, не входящих в ОЭСР, приходится больше половины мировых нефтеперерабатывающих мощностей и объемов переработки. Однако  их доля в мировых неиспользованных мощностях достигла в прошлом году самого высокого уровня с 2007 года.

Китай обеспечил почти две трети прошлогоднего увеличения (на 480 тыс. барр./сут.) мировой переработки сырой нефти и почти весь чистый рост в странах, не входящих в ОЭСР (310 тыс. барр./сут.). В ОЭСР переработка сырой нефти возросла на 160 тыс. барр./сут. при сокращении переработки в Европе, АТР и Японии, которое было более чем компенсировано ростом в Северной Америке. Переработка сырой нефти в Европе упала в минувшем году на 150 тыс. барр./сут.,  продолжив тем самым тенденцию, наблюдавшуюся в предшествующие шесть лет.

Предприятия нефтепереработки США оказались в лучшем положении в связи с использованием лучших технологий,   более низкими ценами на природный газ, а в некоторых случаях и доступом к дисконтированной сырой нефти Северной Америки. Эти преимущества помогли США превратиться в крупного экспортера нефтепродуктов. Страна, вероятно, сохранит эту позицию. По крайней мере, до тех пор, пока будут действовать законодательные ограничения на экспорт сырой нефти.
 

Кристоф Рюль

 

По материалам выступления К. Рюля на Форуме «Нефтегазовый диалог» ИМЭМО РАН, Москва, 18 июня 2013 года.

 

Продолжение следует

 

Подготовила к публикации Виктория Чеботарева

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp