Парадоксы преобразований образовательной системы . Экономическая политика
Парадоксы преобразований образовательной системы
28 Май 2013, Татьяна Клячко, Наталья Типенко

Реформы образования в нашей стране порождают парадоксы, подчас неожиданные. Так, состоятельные россияне обучают детей за деньги, но выбирают при этом вуз «где подешевле». А попытки возложить на региональные бюджеты обязанность повысить зарплату в системе образования привели в ряде регионов к ее абсолютному снижению, отметили на очередном диспут-клубе АНЦЭА Татьяна КЛЯЧКО из РАНХиГС и Наталья ТИПЕНКО из ЦУП


Татьяна Клячко
Российский социум (в кои-то веки!) проявил редкое единение, когда дело коснулось реформ образования: родители учеников, мягко говоря, не в восторге от платного образования, педагоги всех уровней полагают, что проводимые реформы дискредитируют и систему образования, и их лично. Ну, а все недовольные скопом крепко стоят на почти догматическом слогане «развалили лучшее в мире образование». Но, как бы отрицательно ни относилось общество к проводимым реформам образования, как бы ни были малы ощутимые результаты этих реформ, они, тем не менее, будут идти, убеждена Татьяна Клячко (см. Клячко Т. Perpetuum mobile образовательных реформ // Экономическая политика. 2013. 3 апреля). В том числе и через парадоксы, один из которых состоит в том, что наша российская система образования и должна показывать низкие по качеству результаты, чтобы добиться выделения большего объема финансирования всей системы.

Парадоксы ЕГЭ

Таблица 1. Динамика расходов на репетиторов в 2002–2004 г. в Воронежской области
Таблица 1. Динамика расходов на репетиторов в 2002–2004 г. в Воронежской области
Но, к сожалению, единственным действенным фактором реформ, уточняет Татьяна Клячко, стал Закон об образовании 1992 года, который и заложил все текущие процессы. «Полуреформой» эксперт назвала введение ЕГЭ (Единого государственного экзамена).

Запуск ЕГЭ в 2004 г. сопровождался пожеланием ректорского сообщества найти соответствующее «противоядие». Нашлось. В Воронежской области в 2002 г., где в то время не было никакого ЕГЭ, вполне была развита практика репетиторства в вузах и школах. После введения единого экзамена в 2003 г. произошел резкий спад спроса на эти услуги. Но еще через год цены на них совершили резкий скачок вверх, что и говорит о том, что система приспособилась к реальности (см. табл. 1).

Введение ГИА (государственной итоговой аттестации) привело к тому, что родители больше половины московских школьников стали пользоваться услугами репетиторов. Население вообще все больше берет проблему в свои руки, и это, скорее всего, уже можно назвать тенденцией. Что остается тогда государству? Татьяна Клячко предполагает, что оно в таких условиях оставляет за собой право принять зачет или нет принять, то есть за государством остается функция сертификации полученных знаний.

Еще одно интересное наблюдение, связанное с ЕГЭ: дети из бедных семей, которые не попали на бесплатное отделение, т.е. не блестяще сдали ЕГЭ, крайне редко идут в престижные вузы (дорого), но практически треть студентов из семей обеспеченных учится в «дешевых» вузах (см. табл. 2).

Расходы на образование должны расти даже для того, чтобы сохранить достигнутый в стране уровень грамотности. Однако для региональных бюджетов в России это непосильная ноша

Этот феномен, когда богатые учат своих детей за деньги, выбирая при этом «что подешевле», спрогнозировать при запуске реформы было невозможно, отметила Татьяна Клячко.

Таблица 2. Стоимость обучения на платном месте в выбранном вузе в зависимости от уровня дохода семьи
Таблица 2. Стоимость обучения на платном месте в выбранном вузе в зависимости от уровня дохода семьи
А кто идет учиться в ПТУ и техникумы? С одной стороны, можно наблюдать активность абитуриентов, но это не значит, что у нас возродилось среднее профессиональное образование (СПО) как таковое. Просто сформировалась новая стратегия попадания в вуз. Сначала в техникум, а потом – по профилю – в вуз. Как к этому относиться? Например, 96% молодых финнов поступают в высшие учебные заведения, и такой высокий процент людей с высшим образованием никакого ущерба экономике страны не наносит. Однако такова ли наша российская экономика, чтобы 76% одиннадцатиклассников шли в вузы? Если российская экономики не такова, как в Финляндии, то либо экономику следует менять, либо – систему образования, считает эксперт.

Есть и психологические барьеры, важные для правильного выстраивания системы СПО. Одно дело, когда ребенок учится в институте, пусть и захудалом, другое – в техникуме. Во многих субъектах федерации для снятия этого психологического барьера техникумы делают структурными подразделениями высших учебных заведений. В частности, Пензенская технологическая академия все техникумы, которые были переданы Пензенской области с федерального уровня, включила в свои структурные подразделения, отметила Наталья Типенко. Такая политика, впрочем, кроме удовлетворения амбиций многих родителей, позволяет регионам выиграть в финансировании, ведь техникумы остаются на балансе федерального бюджета.

Но эффективны ли подобные решения, если речь идет о высококачественном образовании, к которому должны привести реформы? И соответствуют ли подобные преобразования непрерывности процесса совершенствования системы образования, которого требует современный ускоренный ритм развития цивилизации? Ведь темп современной жизни, и в этом оба дискутанта диспута АНЦЭА единодушны, никогда не позволит остановиться и с удовлетворением сказать: у нас прекрасное образование, и мы больше ничего не должны и не будем делать для его усовершенствования. Стремительное инновационное развитие не даст такой передышки.

Проблема в том, что под угрозой сегодня оказывается доступ к качественному образованию, когда каждый ребенок может его получить, а не только «передовые», охваченные модернизационным энтузиазмом. Поддержка лучших и ориентация только на них, отметила Наталья Типенко, привели к тому, что «хвосты» (они же массы) совершенно не охвачены. Могут ли решить этот вопрос деньги? И сколько их нужно?

Платить больше, чтобы удержаться на прежнем уровне

Рисунок 1. Уровень грамотности школьников и организационно-экономические характеристики системы общего образования США с 1970 по 2005 г. (по М. Барберу)
Рисунок 1. Уровень грамотности школьников и организационно-экономические характеристики системы общего образования США с 1970 по 2005 г. (по М. Барберу)
Американский гуру образовательных реформ Майкл Барбер (Michael Barber) на примере Соединенных Штатов показал, что когда расходы на одного учащегося растут, а  соотношение «учитель–ученик» падает, уровень грамотности, замеряемой в течение 35 лет, остается неизменным (см. рис. 1).

Иными словами, определяющим фактором является уровень профессионализма учителей. С другой стороны, заметила Татьяна Клячко, легкомысленно-пренебрежительное отношение к материальным ресурсам неоправданно, ведь мы не знаем, какой бы уровень грамотности был в образовании, не будь этих вложений. Таким образом, растущие расходы на одного ученика в нашей стране закономерны даже просто для того, чтобы удержаться на нынешнем уровне грамотности.

Также вряд ли удастся достигнуть результатов в качественном составе учителей без повышения их заработной платы, полагает Наталья Типенко. «Очень медленно и трудно идет замещение в системе образования людей пенсионного и предпенсионного возраста, – подчеркнула эксперт, – а доля преподавателей до 30 лет в общеобразовательных учреждениях увеличивается, но очень медленно». Такая ситуация напрямую связана не только с уровнем зарплаты учителей, но и с нерешенностью проблем пенсионного обеспечения. Учителя до последнего стараются работать (причем даже те, кто уже является пенсионером), дабы сохранить относительно приемлемый уровень жизни.

Понижение вместо повышения

Диаграмма 1. Коэффициенты роста заработной платы учителей с января 2008 года по февраль 2013 года (коэффициент роста до 2,5). Источник: презентация Н.Г. Типенко
Диаграмма 1. Коэффициенты роста заработной платы учителей с января 2008 года по февраль 2013 года (коэффициент роста до 2,5). Источник: презентация Н.Г. Типенко
В ряде субъектов уже наметились трудности с повышением заработной платы в системе образования, бюджеты регионов и так на пределе, отметила Наталья Типенко, а инициативы указа Президента по повышению заработной платы, скорее всего, работают в минус, а не в плюс, потому что они нарушают сложившиеся структуры доходов и расходов региональных бюджетов. Например, для того чтобы выполнить указы президента и довести среднюю зарплату педагогического персонала дошкольных учреждений до средней по образованию в субъекте, некоторым регионам нужно практически удвоить размеры средств, выделяемых из бюджетов на эти цели. Один из таких субъектов – Башкирия. По данным на февраль 2013 г., только 4 субъекта РФ в состоянии выполнить поставленную задачу. Между тем в реальности в некоторых регионах уже наметилась прямо обратная тенденция – абсолютного снижения заработной платы в системе образования (см. диагр. 1).

Не получая от федерального бюджета значительных средств на реализацию указов из центра, регионы реально не могут их выполнять и уж никак не могут их выполнять эффективно, отметила Наталья Типенко.

Актуален для нашей страны, как и во всем мире, такой вопрос, как статус учителя. В нашей стране он традиционно поднимается в связке с уровнем заработной платы педагогов. Однако социальный статус учителя низок и в развитых странах, отметила Татьяна Клячко. Этот тяжелый труд всюду неблагодарный, даже там, где зарплата учителя выше средней по стране, как, к примеру, в Бразилии, где учитель получает 130% от средней зарплаты. В современном мире, в отличие от ситуации в XIX веке, социальный статус учителя невысок. Автор известной книги «Кризис образования в современном мире» Филипп Кумбс (Kumbs G. Filipp, см. Кумбс Ф. Кризис образования в современном мире / Ф. Кумбс. М., 1970. 245 с.) так характеризует связь зарплаты учителя и качества педагогических кадров в современном мире: если платить учителю зарплату ниже средней по экономике, то система образования получает с рынка труда самые плохие кадры, если держать зарплату на уровне средней по стране – то средние, но если платить педагогам выше средней зарплаты, то возникнет некоторая вероятность привлечения в систему образования именно лучших. Вероятность, и не более, подчеркнула Татьяна Клячко.

 

Подготовила Ирина Ильинская

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp