Российское образование и вызовы глобализации. Экономическая политика
Российское образование и вызовы глобализации

Рынок образования перестал делиться на национальные, сформировался глобальный образовательный рынок. Россия пока не стала его заметной частью, но не может и игнорировать мировые тенденции в области образования. В том числе – появление новых форм, прежде всего, профессионального образования, отметил в докладе на Гайдаровском форуме 2013 ректор НИУ ВШЭ Ярослав КУЗЬМИНОВ


Ярослав Кузьминов
Младшая и средняя российская школа – где измерения, как правило, проводятся по компетенциям школьников – получают в международных рейтингах достаточно высокое место. Еще более отрадно движение вверх в международном рейтинге в плане компетенций школьников, особенно младших, которое отмечается в последние 10 лет. По практическим компетенциям старших школьников Россия находится в рейтинге PISA (Programme for International Student Assessment) во второй группе стран. Это неплохой результат.

Иная ситуация в профессиональном образовании. О качестве российского образования в этой сфере – здесь достоверных измерителей нет – можно судить по рейтингам университетов. Россия практически не присутствует в ТОП-100 (по итогам 2012 г. МГУ им. М.В. Ломоносова занял 50-е место в репутационном рейтинге TIMES. – Прим. ред.). Только 12 российских вузов входят в международные рейтинги ТОП-500. Это показывает, отметил Ярослав Кузьминов, насколько невысок за рубежом спрос на наши образовательные программы. И эти результаты настораживают. Особенно в связи с тем, насколько важным для современной экономики представляется сегодня человеческий и интеллектуальный капитал. Тем не менее, по последнему сводному рейтингу компании Пирсон (Pearson, Pearson International) Россия по качеству системы образования в целом занимает вполне почетное 20-е место. Выше только явные лидеры – Южная Корея, Финляндия и пр.

Рост в мире креативного сектора экономики вызвал появление наряду с понятием человеческого капитала понятия интеллектуальный капитал. Его отличительный признак – способность производить, отбирать и осваивать инновации. Каждая страна, осознавшая ценность интеллектуального капитала, во все возрастающей степени старается опираться не на национальную, а на глобальную систему образования: импортировать работников из других стран, из глобальных профессиональных сообществ, получать знания и умения из сети. Ключевые компетенции во многих сферах также формируются глобально, через сети рынков профессионалов. «Такой глобальной системой образования Россия не умеет пока пользоваться, – считает Ярослав Кузьминов. – И в ней у нашей страны нет своего места».

Каждая страна, осознавшая ценность интеллектуального капитала, во все возрастающей степени старается опираться не на национальную, а на глобальную систему образования

Доступу к глобальной системе образования препятствуют несколько барьеров, которые один за другим исчезают. Информационный барьер практически рухнул благодаря распространению Интернета. Языковой барьер будет снят к 2020 г. через внедрение для массового пользователя машинного перевода в сети.

Третий барьер – возможности для иностранных операторов работать на территории России. Мы вступили в ВТО, так что и этот барьер перестал быть непреодолимым. И только небольшой заинтересованностью иностранных операторов образования в нашем рынке мы обязаны тому, что пока не идет процесс вытеснения с рынка образовательных услуг отечественных производителей.

Четвертым барьером является уровень доходов, необходимых для включения в глобальные сети образования. Наконец, пятый барьер – вопрос достаточности заработной платы для импорта работников.

Последние два барьера по отношению к наиболее качественным на глобальном рынке образования профессионалам сегодня может преодолеть, как считает ректор ВШЭ, от 5 до 7% отечественных семей и фирм. К 2020 г. эта цифра может вырасти до 15%, а к 2030 г. – до трети от общего числа семей. Не только в силу роста доходов россиян и в целом наших экономических возможностей, но и благодаря появлению крупных и качественных очагов образования по доступным ценам – то есть, в «дешевых странах». В первую очередь в КНР, в арабском мире. «Выражаясь экономически, в образовании начинается вытеснение отечественного производителя с чрезмерно защищенного рынка, – полагает Я. Кузьминов. – И мы не сможем этому противостоять, если не будем инвестировать в преодоление замкнутости нашей образовательной системы.

Как не допустить вытеснения отечественного производителя

Для сохранения национальной системы образования необходим, как отметил Я. Кузьминов, целый комплекс мер. Во-первых, пора перестать бояться оттока учащихся, а также повышать адаптируемость нашей школы, внедрять международный бакалавриат, что даст возможность поступить на хорошую российскую образовательную программу студентам из-за рубежа. Для этого у наших программ должны присутствовать описания по международному образцу.

Во-вторых, необходимо ускоренно развивать новые форматы образования, такой, к примеру, как «университет в сети». В последние годы происходит настоящий взрыв присутствия в открытом доступе ведущих мировых университетов, отметил Я. Кузьминов. В сеть выкладываются практически все образовательные ресурсы. И такие ресурсы как наиболее конкурентоспособные в нашем случае элементы образования нужно интегрировать в общеобразовательную школу.

В-третьих, сейчас прослеживается и такая интересная тенденция, как формирование поствузовского профессионального образования. Суть ее в освоении через практические проекты дополнительных компетенций в наиболее профессиональной среде. Если не считать ординатуры, то аналога такой системы в России нет. Между тем она востребована.

«Вытеснение отечественного производителя образовательным импортом пойдет не по линии формальных образовательных институтов, а по линии новых форм образования, – сказал Я. Кузьминов. – И это уже происходит на рынке труда, где востребованы стажировки и получение работником внутренних корпоративных степеней».

Далее идет вопрос о ресурсном обеспечении образования. По кадровому обеспечению государство действует кардинально: эффективный контракт преподавателя, перевод учителя и профессора в средний класс по уровню дохода, восстановление дееспособных образовательных сообществ. Средняя зарплата учителя в большинстве стран мира составляет 110–120% средней зарплаты по стране, зарплата преподавателя высшей школы – от 200% до 600%. Если РФ сможет выйти на эти показатели к 2018–2020 гг., экономическое условие изменения ресурсного кадрового обеспечения будет выполнено.

Но существуют и структурные проблемы: учителей в большинстве стран выпускает магистратура, подчеркнул ректор ВШЭ, а в России до сих пор пытаются ограничиться бакалавриатом. К тому же школе необходимы не только предметники, но и школьные психологи и учителя-воспитатели. Их подготовка тоже требует вложений.

Вузы: включение в глобальный рынок труда

На уровне вузов России нужно иметь как минимум 10% преподавателей (порядка 30 тыс. чел. к 2020 г.), включенных в глобальный рынок труда и соответственно оплачиваемых, считает Я. Кузьминов.

Необходимо также уйти от провинциальной системы аттестации научных кадров и перейти к международным степеням. «Наша система допускает от 60 до 80% брака в диссертациях, – сказал Я. Кузьминов. – Это серьезный вызов для России как образованной страны».

Наконец, требуется рост числа молодых преподавателей вузов до 20–30% от общего числа. Это значит, что нужно создавать институт «постдоков», нормально оплачиваемой ординатуры с постепенным включением этих кадров в преподавательскую работу.

Гонка за высшим образованием формирует в нашей стране класс псевдообразованных людей, имеющих амбиции по доходам, но не обладающих возможностями их реализовать. И это класс недовольных людей

Реализация поручения президента по эффективному контракту в образовании (см. Перечень поручений Президента Российской Федерации от 22 декабря 2012 года №Пр-3411) не укладывается в размеры финансирования в 1% ВВП. Не соответствует поставленной задаче и график финансирования, предложенный Минфином, отметил докладчик. Сейчас по годам заложен следующий темп роста оплаты преподавателей: на 30%, затем на 35%, затем на 65%, потом 100% и 100%. «С таким слабым первоначальным ростом мы в ближайшие годы не сможем отбирать и поощрять лучших. Мы будем вынуждены в 2016–2017 гг. платить деньги недееспособным преподавателям. Это очень опасная тенденция», – сказал Я. Кузьминов. – Нам в принципе нужно перестать бояться частных расходов в образовании. Такие расходы – это мобилизация усилий семей, а когда растут вложения семей, школьники и студенты начинают более энергично учиться. Провалы в частном софинансировании образования фактически соответствуют провалам в качестве самого образования. Необходимо, по нашей оценке, в дополнение к указанному 1% ВВП привлечение ресурсов семей в размере еще 2% ВВП. Мы должны двигаться к расходам на образование в размере 7% ВВП, но эти 7% ВВП должны быть сформированы в значительной степени из частных источников. Да, нужен рост бюджетного финансирования с 4% до 5% ВВП. Но мобилизация средств семей, стимулирование их усилий, направленных на достижение определенного уровня образования у детей, будет усиливать мотивацию и самих учащихся. Это не означает отказа от бесплатного образования, для бедных семей расходы на образование замещаются социальной целевой помощью. Во всех странах вложения семей – это инвестирование в классические инструменты образования. И нам также необходимо обеспечить предложение таких инструментов».

Самая печальная ситуация с инфраструктурой образования, по которой российская образовательная система неконкурентоспособна. И отношение к ней, как отметил Я. Кузьминов, легкомысленное: главное учиться – среда не важна.

«К нам никто не поедет, если у нас не будет нормальных кампусов. Комфортный кампус – место, где студенты тоже учатся (так происходит в большинстве конкурентоспособных университетов). Возможность учиться в кампусе эквивалентна дополнительным 2-м часам занятий ежедневно. Из-за отсутствия кампусов в российских вузах за время обучения теряется 1 год из 6-ти лет обучения (4 года бакалавриата плюс 2 года магистратуры)! Это цена отсутствия современной инфраструктуры образования. Точно так же отсутствие необходимой образовательной инфраструктуры «забирает» время обучения в общеобразовательной школе», – настаивал докладчик.

Институциональные преобразования в образовании

В течение десятилетия в нашей стране предпринимались попытки устранить потери в системе образования, связанные с несоответствием структуры образования платежеспособному спросу и спросу экономки. Эта задача фактически не выполнена, считает Я. Кузьминов, но министерство образования по-прежнему пытается с этим что-то делать. Но есть другие актуальные задачи, нужно формировать новую систему профессиональных квалификаций. Она потянет за собой адаптацию системы образования гораздо легче и естественнее, чем через административное принуждение. Система квалификаций – это не только элемент рынка труда, но и сигнальная система для образования.

Далее, нужна прозрачность, обеспечение полной информации как для учащихся, так и для всех участников образовательного рынка. Очень важно создание условий для новых проектов в образовании, в дополнительном образовании, в том числе для их экономической состоятельности. Необходимо создавать специальные фонды, полагает ректор ВШЭ, которые возьмут на себя финансирование образовательных инициатив в системе дополнительного образования, в первую очередь, школьников.

В России, по мнению докладчика, существует три вида социальных ловушек в развитии системы образования. Это ловушка гонки за высшим образованием, ловушка гонки за формальными результатами и ловушка формального отношения к учебе.

Гонка за высшим образованием отражает основной социально-политический риск нашей страны: формирование недовольного, псевдообразованного класса людей, обладающих амбициями по доходам и по работе, но не имеющих возможности их реализовать. Эта реальная проблема может привести к неблагоприятным не только социальным, но и политическим последствиям. На этой основе появилась тенденция к ограничению, сжатию высшего образования, исключению неполезного высшего образования.

Это путь «в никуда», бессмысленно бороться с тягой к высшему образованию. Задача образовательной системы, как считает Я. Кузьминов, состоит в том, чтобы сформировать достойное предложение в ответ на спрос российских семей, стремящихся дать детям высшее образование. В рамках российских образовательных программ нужны продвинутые программы обучения иностранным языкам, социально-гуманитарным наукам, программы погружения молодежи в поднимающую ее социальную среду. Эти задачи, по мнению ректора ВШЭ, могут и должны решаться в течение первых двух лет обучения в высшей школе. В подавляющем большинстве стран они реализованы как 2-годичный колледж. «Мы же продолжаем финансировать 4-летнюю программу, где последние 2 года имитируются с обеих сторон. Студенты 3–4-го курса не ходят на лекции, – отметил ректор ВШЭ. – Они в эти годы уже работают. Значит, необходимо введение правовой фиксации первой ступени, «младшего бакалавриата». Проблема бакалавриата государством не решена. Дискуссии идут, но у нас уже нет на них времени, поэтому нужно принимать модель младшего колледжа или колледжа в составе университета».

Гонка за формальными результатами ярко проявляется на примере ЕГЭ. Школьников в последние годы обучения в средней школе абсолютно формальным образом натаскивают на преодоление этого барьера. Тут видится, по мнению Я. Кузьминова, только один путь: разрешить вузам в 1,5–2 раза увеличить прием на первые курсы – по аналогии с так называемой «французской моделью» – с расчетом на последующее выбывание. Плюс сетевое расширение ведущих вузов и, конечно, формирование расширенного пучка возможностей для школьника, возможность формирования его персонального портфолио, чтобы достижения были не только по линии подготовки к ЕГЭ.

Формальное образование, предполагающее экономию усилий учащегося, приводит к бесполезной потере не менее трети времени в школе и не менее 50% времени профессионального образования, констатировал Я. Кузьминов. С одной стороны, ответ на формализацию усилий – это ужесточение контроля, увеличение выхода из системы не справившихся людей. С другой стороны, это может привести к еще более усиленной гонке за формальными результатами. «Однозначного решения этой проблемы нет, – констатировал ректор ВШЭ. – Очевидно, необходимо разработать очень тонкие меры, позволяющие избежать как формального отношения к получению образования, так и ориентации на формальные успехи».

 

По материалам доклада Я.И. Кузьминова  на Гайдаровском Форуме, 18 января 2013 г., Москва

 

Подготовил Илья Воробьев

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp