Балансир пенсионной системы. Экономическая политика
Балансир пенсионной системы
13 Ноябрь 2012, Ирина Ильинская

Накопительная пенсионная система почти не ощущает сокращения работающего населения, характерного для России. При этом надо развивать и дополнять этот компонент, в том числе за счет внедрения риск ориентированного управления портфелем, новых механизмов гарантий сохранности накоплений отметил  президент ЦСР Михаил ДМИТРИЕВ  в докладе на заседании Диспут-клуба АНЦЭА


Михаил Дмитриев
Россия, как и многие страны  мира, сталкивается с проблемой старения населения, ростом числа пенсионеров и сокращением работающего населения.  Причем,  по темпам ежегодного снижения числа работающих в период до 2015 г. мы опережаем даже Японию, не говоря уже о ЕС. Причем изначально   накопительная  система  задумывалась именно как попытка решения – пусть частичного – именно этой проблемы. Сложившаяся сегодня российская пенсионная система находится далеко не на худшем месте в рейтинге устойчивости накопительных систем, чего нельзя сказать об Индии, Греции, Китае и ряде других стран (см. диагр. 1).  

Подходящий формат старения

Откуда же возник вопрос о ликвидации накопительной пенсионной системы?

Диаграмма 1.
Диаграмма 1.
Известно, что Россия сталкивается с проблемами демографии, детерминирующими сложности с пенсионной системой. Но, согласно прогнозу Центра стратегических разработок, доля пенсионеров старших (полностью нетрудоспособных) возрастов в России гораздо ниже, чем в Японии и Западной Европе. Впрочем, если до середины столетия она будет довольно  низкой, то к 2049 г. доля лиц старше 80 лет достигнет 7% (уровень современной Италии) – четверть всех пенсионеров. Для сравнения, в Японии люди, перешагнувшие 80-летний рубеж, составят половину всех пенсионеров этой страны.  Вот именно в столь преклонном возрасте речь идет о фактической нетрудоспособности, и здесь уже не  работают никакие механизмы повышения пенсионного возраста: «таких пенсионеров общество  обязано будет содержать». 

В  Европе все еще сложнее:  в Старом свете есть государства, где рост числа пенсионеров старше 80 лет составит до 400% (см. диагр. 2).  Возрастающая продолжительность жизни пенсионеров -  вот главный вызов для пенсионной системы – как для распределительной, так и для накопительной. Причем в  таких условиях обе становятся одинаково неустойчивыми. Но у нас – при нынешней средней продолжительности жизни, довольно низкой, по европейским меркам, - такой проблемы  как в ЕС и в Японии просто нет.

Доля пенсионеров старших возрастов в России гораздо ниже, чем в Японии и Западной Европе

А вот при снижении доли  работающего населения, характерном для нашей страны, в накопительной и распределительной системе возникают совершенно разные проблемы.

Первая практически не чувствует снижения численности работающих: ведь большая часть пенсионных средств может быть инвестирована в другие страны. В рамках распределительной это невозможно: ясно, что в рамках такой системы ни одно государства не платит пенсию пенсионерам другого государства.  

В  пользу этой  – распределительной  - системы,  казалось бы, говорит и отсутствие сложной схемы управления активами, и вытекающая из этого дешевизна управления пенсионными деньгами. Но всегда ли накопительная система дороже в  управлении?

В странах  центральной Европы и Латинской Америки, которые ввели обязательную накопительную систему, издержки по управлению пенсионными  накоплениями, мало того что слабо коррелировали с размерами активов,  так и еще  и были просто колоссальными в первые годы запуска системы. Однако в течение первого десятилетия по мере роста активов цена управления активами снизились до разумных размеров – менее   2% от стоимости активов ежегодно.

Сопоставление издержек российского ВЭБа, который уже аккумулировал портфель в размере более 1 трлн руб.,  с затратами наиболее крупных накопительных фондов в других странах, дает вполне благополучную картину.  В Швеции такие издержки равняются 15%  к сумме средств под управлением, в Норвегии – 7%, в России – всего 10%. Т.е. по мере роста размера активов в управлении происходит снижение относительных издержек – как в европейских странах, так и в России.

Финансирование и коэффициент замещения

Диаграмма 2.
Диаграмма 2.
Диаграмма 3.
Диаграмма 3.
У российской распределительной пенсионной системы есть и другая проблема – дефицит пенсионного фонда. То есть превышение расходов на выплату пенсий над суммами страховых взносов, поступающих в пенсионный фонд. Однако, при построении инерционной проекции нашей пенсионной системы этот  дефицит  со временем снижается (см. табл. 1). И потому главная проблема – не дефицит пенсионного фонда, а коэффициент замещения (КЗ). На сегодня он составляет 36,6% , что совсем немного, даже по меркам среднеразвитых стран.  Но этот показатель в рамках инерционного сценария развития не только не будет расти, но будет сокращаться. К середине века, согласно прогнозу ЦСР, коэффициент замещения опустится ниже  25%. Причем это произойдет даже и в том случае, если будет активно использоваться накопительная составляющая.

Собственно, главный вопрос в том, как добиться такого финансирования пенсионной системы  к 2050 г., чтобы и КЗ  достигал примерно  40%. Имеются ли у накопительной системы возможности  ответить на него?

В рамках прогноза ЦСР, к 2050 г. доля накопительных пенсий – при их нормальном развитии без  чрезмерного завышения ожидаемой реальной доходности пенсионных накоплений – будет близка к 30% от общего размера пенсий.  «От общего размера взносов  эти пенсионные накопления составляют примерно такую же величину, т.е. вклад накопительной пенсии вполне сопоставим с тем, каковы расходы, направляемые на ее финансирование», – отмечает эксперт.  Снижение ставок накопительных взносов, например, до 2%,  демонстрирует резкое убывание накопительных пенсий (см. диагр.3), а удельные административные расходы при этом растут.

Высокие  коэффициенты замещения возможны  в случае, когда процентная ставка превышает темпы роста зарплаты.  Последние 10 лет в России наблюдалось обратное соотношение: процентные ставки были низкими, а  темпы роста заработной платы достигали трехзначных уровней в номинальном выражении. Неудивительно, что накопительная пенсионная система не смогла в этих условиях проявить свои достоинства. Проекция этих условий на 20-30 лет вперед, очевидно, также не сулит радужных перспектив. Однако расчеты  ЦСР показывают, что и в этом случае пенсия у людей, участвующих в накопительных программах, будет  несколько больше, чем в случае отмены накопительной составляющей. Страны Центральной и Восточной Европы, где были введены накопительные элементы, и  которые, как и Россия отличались в последние 10 лет высокими темпами производительности и роста заработных плат, характеризовались меньшей отдачей накопительной системы по сравнению с распределительной.  Но и в этом случае проекция показывает, что темпы роста заработной платы в этих странах будут снижаться. А это значит, что в ближайшие 20-25 лет  доходность по пенсионным накоплениям, которую реалистично ожидать в таких странах, будет выше. Это – будущее и для России, считает эксперт.

Источник длинных денег

Диаграмма 4.
Диаграмма 4.
Таблица 1.
Таблица 1.
Проблема нашей  накопительной системы состоит еще и в том, что она настроена так, что не позволяет инвестировать в акции высокую долю накоплений. Доходность индекса РТС с 1 января 2002 г. по 17 октября 2012 г. в номинальном выражении составила 450%, несмотря на все  кризисные спады последних трех лет (см. диагр. 4).  То есть, вложившие свои накопления только в  индекс РТС с 1 января 2002 г. получили ежегодно доходность за вычетом инфляции порядка 13,5%.

Российский фондовый рынок при этом вполне  способен генерировать доходности, соизмеримые с теми, что наблюдаются в развитых странах.  Уровень капитализации российского рынка ценных бумаг в этом году 75%, в 2020 г. –  по официальному прогнозу правительства – 145%. Рынок облигаций сейчас равен по своему объему 16% ВВП, а к 2020 г. достигнет  26%. Доля обязательных пенсионных накоплений при сохранении нынешней ставки в процентах к ВВП поднимается с нынешних 4% до 10% к 2020 году. И этот ресурс нельзя недооценивать.

Как мотивировать людей  вкладывать средства в негосударственные пенсионные фонды? Как свидетельствуют американские исследования, софинансирование со стороны государства добровольных пенсионных накоплений практически ничего не дает. Наш российский опыт может быть дополнительным подтверждением таких выводов. В нашей стране  9 млн человек  заявили о своем участии в  добровольной программе софинансирования накопительной пенсии,  которую предложило государство. Но только 10% из них, т.е. 900 тыс. человек, регулярно выплачивают взносы.

В то же время в мире есть и другие механизмы накоплений. Так, американец – владелец жилья может сформировать пенсионные накопления с помощью закладной на дом. До выхода на пенсию закладная должна быть полностью выплачена, а затем проводится обратная закладная, которая превращает собственность на дом в источник пожизненной ренты, обеспечивающий дополнительно 40-50 пунктов к коэффициенту замещения.

Человек, который не имеет жилья, а является арендаторов, вынужден полагаться на собственные сбережения, которые дают ему 25-30 п. п. коэффициента замещения. Однако для России даже средний класс, треть экономически активного населения,  в среднем формирует накопления, равные нескольким месяцам своего текущего дохода.  Единственный актив наших граждан – жилье. Однако в стране полностью отсутствует механизм обратной ипотеки, а сдавать жилье в аренду могут только владельцы нескольких квартир.

Что реально можно сделать?

Рисунок 1.
Рисунок 1.
Таблица 2.
Таблица 2.
Накопительная пенсионная система действительно создает дополнительную устойчивость для российской накопительной системы.  Без нее распределительная система будет гораздо более уязвима, но механизмы накопительной должны быть дополнены, например, механизмом добровольного гибкого графика выхода на пенсию по примеру шведской системы. При высоком стабильном коэффициенте замещения мы получаем вполне управляемый объем расходов, который  укладывается в долгосрочные возможности российского бюджета.

Создание современных механизмов на базе  риск-ориентированного управления и принципах разумного инвестора позволит убрать недочеты накопительной системы. Необходима также консолидация регулировании и надзора, которые сейчас распылены. И, наконец, следует устранить условия, мешающие вложениям в высокодоходные активы. В частности, правило фиксации ежегодной фиксации убытков. Вкладывать средства в акции,  имея обязательства поддерживать положительную доходность ежегодно,  просто невозможно. Так что такого рода требования следует, как полагает Михаил Дмитриев, заменить созданием системы гарантирования сохранности накоплений по образцу АСВ.

 

 

Подготовила Ирина Ильинская

 

По материалам выступления М.Э. Дмитриева на заседании Диспут-клуба АНЦЭА «Узлы экономической политики». Тема заседания: «Что даст реформирование системы накопительных пенсий?», 18 октября 2012 года, Москва

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp