Евразийский союз и миграция. Экономическая политика
Евразийский союз и миграция
6 Август 2013, Ольга Троицкая

Присоединение к Евразийскому союзу стран СНГ изменит принципы управления миграцией в регионе и увеличит приток легальных мигрантов в Россию. Это принесет немалые выгоды работодателям и иностранным работникам, но усилит риски социальной дестабилизации, отмечает эксперт РСМД Ольга ТРОИЦКАЯ


Ольга Троицкая
С 1 января 2012 г. вступили в действие Соглашения о Едином экономическом пространстве (ЕЭП) России, Казахстана и Белоруссии. По словам российских лидеров, это пространство открыто для вступления и других стран, в первую очередь – членов СНГ. Как указал Владимир Путин в статье «Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня», стратегическим приоритетом России является строительство Евразийского союза – мощного наднационального объединения, в рамках которого будет действовать пространство свободного перемещения товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

Формирование общего рынка труда – один из наиболее противоречивых вопросов региональной интеграции. Несмотря на то, что с момента распада СССР Россия поддерживала безвизовый режим со странами СНГ, в отношении рынка труда она всегда придерживалась протекционистской политики. В целях защиты занятости российских граждан правительство ограничивало численность иностранных работников квотами, размер которых в последние годы составлял не более 3% всей рабочей силы. В отношении иностранных работников были введены дополнительные требования медицинского характера и запрет заниматься определенными видами деятельности, а с конца 2012 г. планируется ввести экзамен на знание русского языка, истории России, основ законодательства Российской Федерации для трудящихся-мигрантов, за исключением высококвалифицированных специалистов.

Создание общего рынка будет означать радикальное изменение подхода к управлению иммиграцией в регионе. Россия не только лишится возможности устанавливать какие-либо институциональные ограничения на иммиграцию в рамках ЕЭП, но и возьмет на себя обязательство обеспечивать равные права на трудоустройство, оплату труда и другие социально-правовые гарантии гражданам стран-членов. Требования предоставлять медицинские справки и аттестаты будут распространяться только на выходцев из третьих стран. Каковы будут последствия этого сценария для российского рынка труда и общества?

Масштаб миграции

Формирование ЕЭП России, Белоруссии и Казахстана не повлечет за собой ощутимых изменений для российского общества и рынка труда. Граждане Белоруссии и ранее пользовались правом свободного трудоустройства в рамках Союзного государства. Приток мигрантов из Казахстана в последние годы был невелик на фоне иммиграции из других стран СНГ (см. табл. 1). В совокупности Белоруссия и Казахстан дают около 300 тыс. трудовых мигрантов в год, что составляет менее одной десятой трудовой иммиграции из СНГ (с учетом нелегальной составляющей). По уровню ВВП эти страны приближаются к российскому, что уменьшает потенциал эмиграции в Россию и усиливает возвратный характер перемещений. (По данным Всемирного банка, в 2011 г. ВВП на душу населения России составлял 10,4 тыс. долл., Казахстана – 9,1 тыс. долл., Белоруссии – 5,7 тыс. долларов).

Присоединение к общему рынку следующих наиболее вероятных кандидатов – Кыргызстана и Таджикистана – повлечет за собой гораздо более серьезные последствия. Уже сегодня эти две страны вместе с Узбекистаном поставляют в Россию более половины всех иностранных работников. ВВП на душу населения в этих странах примерно в 10 раз ниже российского и казахстанского уровней, а сама экономика функционирует во многом благодаря экспорту рабочей силы. По данным Всемирного банка, в странах региона денежные переводы составляют от одной пятой ВВП (Кыргызстан) до одной трети ВВП (Таджикистан).

Открытие российского рынка труда неизбежно приведет к увеличению легальной трудовой миграции – как за счет легализации временных трудовых мигрантов, занятых в неформальном секторе, так и за счет вовлечения в миграционные процессы большего числа жителей посылающих стран. По расчетам экспертов Евразийского банка развития, учитывающим потребности российского рынка труда, число легальных трудовых мигрантов из Казахстана может увеличиться на 50 тыс. человек, из Кыргызстана – на 360 тыс. человек, из Таджикистана – на 890 тыс. человек.

По нашему мнению, эти цифры в действительности будут ниже как минимум на треть, так как наличие легальных возможностей трудоустройства не означает, что мигранты захотят или смогут ими воспользоваться. Следует также учитывать, что Россия – не единственный центр притяжения для среднеазиатских мигрантов, и значительную часть потоков будет оттягивать на себя Казахстан. По нашим оценкам, в результате присоединения к ЕЭП легальная иммиграция из Таджикистана и Кыргызстана увеличится на 0,7-1 млн человек и еще на столько же в результате присоединения Узбекистана.

Открытые границы позволят сохранить временный характер трудовой деятельности в краткосрочной перспективе, однако, учитывая глубокий разрыв в уровне социально-экономического развития между странами региона, формирование более предсказуемых и безопасных маршрутов миграции со временем приведет к созданию устойчивых каналов для переселения. Масштаб постоянной эмиграции в Россию будет зависеть, во-первых, от динамики развития стран происхождения мигрантов, в том числе от политических и межэтнических конфликтов, гуманитарных кризисов, климатических изменений и пр.; во-вторых, от политики предоставления вида на жительство и гражданства России – чем либеральнее будут правила, тем больший масштаб приобретет постоянная иммиграция.

Положительные последствия

Положительным следствием создания общего рынка можно считать, во-первых, увеличение гибкости рынка труда и более эффективное удовлетворение спроса на рабочую силу. Уже сегодня в России, несмотря на квотные ограничения в 1,7 млн иностранных работников, находятся около 5-7 млн трудовых мигрантов: очевидно, что подобный масштаб не может не обусловливаться реальным рыночным спросом. Чрезмерно жесткое законодательство не позволяет многим работникам и работодателям легализовать свои трудовые отношения, вынуждая их прибегать к услугам посредников или к взяткам в случае проверок.

Положительным следствием создания общего рынка можно считать, во-первых, увеличение гибкости рынка труда и более эффективное удовлетворение спроса на рабочую силу

Одно из главных препятствий – получение разрешения на работу в рамках ежегодных трудовых квот. Их количество определяется по запросу работодателей примерно за год до начала работ, что затрудняет участие в этом процессе представителей малого и среднего бизнеса: просчитать потребность в одном–двух строителях или уборщике на год вперед для них весьма проблематично. Кроме того, количество заявок от работодателей проходит утверждение на региональном и федеральном уровнях, что позволяет чиновникам манипулировать цифрами по своему усмотрению, не учитывая реальные потребности рынка.

Во-вторых, легализация позволит повысить налоговые сборы и качество производимых мигрантами товаров и услуг. По оценкам Федеральной миграционной службы России, ежегодно бюджет государства теряет около 40 млрд руб. вследствие неформального характера занятости. Кроме того, переход на легальное положение позволит усилить контроль за производственным процессом и соблюдением технологических стандартов. От такого контроля выиграют как работники, так и потребители конечного продукта.

В-третьих, долгосрочным преимуществом создания общего рынка можно считать более эффективное решение демографических проблем. Иммиграция уже компенсировала примерно половину естественной убыли за прошедшие два десятилетия (около 6 млн из 13 млн человек) и, по расчетам экспертов, останется главным ресурсом поддержания баланса трудоспособного населения в будущем. До 2025 г. численность лиц трудоспособного возраста сократится на 10 млн человек, из которых мигранты, по оптимистичным подсчетам, смогут компенсировать около двух третей.

Отрицательные последствия

Очевидные риски данного сценария связаны с ростом социальной напряженности на почве ксенофобии и межэтнических конфликтов в результате официального увеличения иммиграции. Сегодня лишь 24% опрошенных поддерживают текущий уровень миграции, тогда как большинство населения считает его слишком высоким: 68% опрошенных выступают за ограничение притока мигрантов в страну. Увеличение количества легальных иностранных работников на сотни тысяч человек произведет радикализирующий эффект на группы, придерживающиеся антииммигрантских и крайне правых взглядов, и усилит поддержку антиправительственных выступлений.

Одной из причин недовольства станет ухудшение положения российских работников. По мнению экспертов, институты защиты занятости в России действуют неэффективно: жесткое трудовое законодательство компенсируется крайне слабым принуждением к его исполнению. Слабость институтов не позволит предотвратить резкое снижение заработной платы и увольнение местных работников в условиях увеличения предложения более дешевой легальной рабочей силы. Наибольший замещающий эффект иммиграция произведет в тех секторах, где трудовые отношения наименее формализованы, а работники наиболее уязвимы (это, в первую очередь, сферы торговли, сельского хозяйства, строительства и транспортных услуг).

Мишенью для критики станет также расширение доступа мигрантов к социальному обеспечению. Соглашение о правовом статусе трудящихся-мигрантов и членов их семей между Россией, Казахстаном и Белоруссией (2011 г.), которое, вероятно, будет распространено и на новых членов ЕЭП, наделяет трудящихся-мигрантов правом на получение безвозмездной скорой (неотложной) медицинской помощи, а их детей – правом на бесплатное посещение детсадов и школ (статьи 12, 13). Легальное положение также даст многим мигрантам доступ к правоохранительной и судебной системам. Повышение статуса мигрантов в обществе даст основу для многочисленных спекуляций противников либерализации на тему распределения ресурсов и этнической дискриминации.

Следует учитывать, что формирование общего рынка значительно ограничит пространство для маневра в случаях националистических проявлений или иных социальных конфликтов. Хотя Соглашение о правовом статусе трудящихся-мигрантов и членов их семей предусматривает широкий перечень случаев, когда государства могут ограничивать свободу перемещения в одностороннем порядке (согласно ст. 6, это можно сделать в целях обеспечения «безопасности, общественного порядка, нравственности, здоровья» и «социальной защиты от безработицы»), введение подобных ограничительных мер не позволит радикально остановить или обратить вспять запущенные процессы, тем более в короткие сроки.

* * *

Формирование общего рынка труда позволит эффективнее распределять рабочую силу в регионе и сделать трудовые отношения более прозрачными, что приведет к росту доходов в бюджет, снижению уровня коррупции и правонарушений. Объем легальной миграции неизменно возрастет, однако это произойдет не столько за счет увеличения фактической численности мигрантов, сколько за счет вывода из тени работников, занятых в неформальном секторе.

Ситуация изменится не столько количественно, сколько качественно. Масштабная легализация мигрантов приведет к упрочению их позиции на рынке труда, большему доступу к социальному обеспечению и укреплению механизмов отстаивания групповых интересов (профсоюзов, центров юридической помощи, религиозно-культурных центров и т.д.). Другой группой, которая получит наибольшие выгоды от либерализации, будет бизнес: работодатели получат возможность гибко управлять трудовыми ресурсами и снижать свои издержки на рабочую силу, в том числе за счет замещения российских работников иностранными.

В отличие от мигрантов и работодателей, заинтересованность общества в формировании общего рынка труда представляется менее очевидной. Повышение доходов от налогообложения, снижение уровня коррупции, усиление правопорядка, сглаживание демографических проблем можно считать общественными благами, однако выгоды от них для каждого отдельного гражданина являются более размытыми и долгосрочными. Учитывая текущие общественные настроения, а также отсутствие краткосрочных выгод от либерализации для широких групп населения, можно предположить, что в России резко возрастут риски социальной дестабилизации.

 

Полную версию статьи см.: Ольга Троицкая. Евразийский союз и миграция

Редакция экспертного канала «Экономическая политика» выражает благодарность РСМД за предоставленную возможность публикации статьи

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp