Интеграция пост-советского пространства: проверка кризисом. Экономическая политика
Интеграция пост-советского пространства: проверка кризисом
1 Август 2013, Анастасия Астахова

Кризис в России быстро перекидывается на другие страны на постсоветском пространстве, в основном по каналам торговли и миграции. Вопреки данным официальной статистики численность мигрантов в кризис не уменьшилась, сократились лишь потоки денежных переводов, играющие для многих стран этого региона немалое значение, пишут авторы статьи «Мертв ли СССР? Опыт финансового и экономического кризиса 2008–2009 годов»


Экономические связи между странами бывшего СССР остаются достаточно крепкими, на что указывает скорость, с которой кризис 2008–2009 гг. распространялся внутри региона. Основными каналами воздействия кризисных явлений на экономики постсоветских стран стали падение объемов торговли и денежных переводов мигрантов на родину. При этом кризис практически не оказал дезинтеграционных эффектов – особенно в сферах миграции и прямых инвестиций. В последнем случае многие крупные проекты стали возможны именно благодаря кризису.

Быстрые шаги кризиса

Михаил Головнин
Первой страной, ощутившей на себе начало негативного тренда, стал Казахстан – в конце 2007 – начале 2008 гг. подвела высокая зависимость банковского кризиса от внешних финансов. В то же время в остальных странах бывшего СССР ни о каком кризисе еще не говорили. Наоборот, в России высокие цены на нефть поддерживали хороший рост ВВП на протяжении практически всего 2008 года. Только в четвертом квартале кризис пришел в остальные страны региона. Снижение темпов роста к концу 2008 г. перешло в экономический спад в 2009 году. По времени момент входа в кризис в странах региона различается на 3–6 месяцев, пишут авторы статьи.

К середине 2010 г. практически все страны бывшего СССР уже несколько кварталов находились в стадии роста ВВП и промышленного производства, что на тот момент позволяло сделать вывод, что рецессия окончена. Выход из кризиса произошел практически одновременно во всех странах региона, и в 2010 г. практически все экономики вернулись к докризисному уровню ВВП.

Иссякающие торговые потоки

Дарья Ушкалова
Наиболее очевидным каналом распространения кризисных явлений является снижение оборота торговли. В регионе огромную часть внутрирегиональной торговли обеспечивает технологическая и ресурсная взаимозависимость между предприятиями, которым приходится опираться на партнеров, доставшихся им еще с советских времен. В некоторых случаях смена контрагента может повлечь за собой необходимость полного технологического перевооружения предприятия.

Для оценки значимости торговли в распространении кризиса внутри региона стоит посмотреть на соотношение снижения экспорта в страны бывшего СССР и общего уменьшения объема экспорта страны. Для некоторых постсоветских стран вклад внутрирегиональной торговли в общее снижение объемов торговли очень велик. На него приходится до 40% от экспорта Азербайджана, Казахстана, Белоруссии, Узбекистана и Таджикистана. Падение объемов внутрирегионального импорта было более важным для стран Центральной Азии и Азербайджана. Серьезные проблемы по линии как экспорта, так и импорта испытала Белоруссия. Однако есть несколько особых случаев, которые нельзя не упомянуть. К примеру, Туркменистан и Кыргызстан не почувствовали никакого снижения объемов импорта из постсоветских стран, хотя доля внутрирегионального импорта в общем импорте у них достаточно велика – 30,1% и 53,7%, соответственно. Это можно объяснить особенностями отраслевой структуры торговли. Так, Туркменистан импортирует из России главным образом станки и оборудование, а такие контракты, как правило, являются долгосрочными, поэтому и кризис на них практически не влияет. Кыргызстан ввозит в основном топливо и продукты питания, если объем импорта топлива уменьшился, то последние практически не были затронуты кризисными изменениями, считают авторы. 

Экспорт Кыргызстана, в котором доля постсоветских стран составляет 47,8%, испытал только небольшое снижение. Все потому, что в 2008 г. рост объема экспорта страны был обусловлен высокими ценами на золото на внешних рынках. А в 2009 г. большая часть падения экспорта была обусловлена обратным ценовым трендом.

Интересен также пример Узбекистана, чей объем торговли в 2009 г. определялся в основном экспортом газа в Украину через территорию России. В апреле 2009 г. поставки были прерваны из-за аварии на газопроводе на территории Узбекистана.

Все это указывает на то, что оценка влияния изменений торговли на постсоветские страны недостаточна для того, чтобы доказать, что именно этот канал является наиболее значимым для распространения кризиса. Важной также является открытость экономики – если страна сталкивается с серьезным падением объемов торговли, но при этом последняя не является слишком уж важной для экономики, это падение будет не очень болезненным. Экономическая открытость, как правило, измеряется как доля внешней торговли в ВВП.

Практически все страны, на экономике которых падение объемов торговли с партнерами по бывшему СССР сказалось серьезно, имеют высокий уровень открытости международной торговле.

Рискованная миграция

Высокий уровень миграции из Таджикистана, Кыргызстана, Молдовы, Узбекистана, Армении и Украины в Россию и Казахстан определяет многие экономические процессы внутри региона. По данным Всемирного банка за 2010 г., в Таджикистане, Кыргызстане, Армении и Молдове отчисления мигрантов своим семьям составляют более 10% ВВП (в Таджикистане – более 40%). А в 2000-х гг. экономическое восстановление этих стран произошло именно благодаря возрастанию потока денежных переводов.

Наибольшие потери в кризис от падения объемов внутрирегиональной торговли понесли страны с высоким уровнем открытости экономики

Александр Либман
Согласно официальным данным властей стран СНГ, кризис серьезно повлиял на миграционные потоки и платежи. Число официально зарегистрированных мигрантов в России упало с 13,5 млн человек в 2008 г. до 4,5 млн человек в 2009 году. Соответственно упали и объемы денежных переводов из России. Согласно данным платежного баланса России снижение всех денежных переводов в постсоветские страны в IV кв. 2008 г. составило 22%. Еще на 22% упал этот показатель в первой половине 2009 года. Похожие тенденции наблюдали и в Казахстане с начала 2008 года. Кроме того, уменьшилась и средняя величина денежного перевода. В итоге падение объемов денежных отчислений, по мнению авторов статьи, стало для некоторых постсоветских стран ключевым каналом распространения кризисных явлений.

Однако есть все основания полагать, что реальная ситуация с миграцией отличалась от той, что показывала официальная статистика, которая характеризуется достаточно низким качеством данных. Вполне возможно, и даже вероятнее всего, что было именно так – кризис привел в основном к переходу части легальной миграции в нелегальную или полулегальную, что привело к снижению зарплат мигрантов. Несколько исследований, использующих данные на микроуровне, показывают, что в кризис миграция из Таджикистана, наоборот, увеличилась – снижение объемов отчислений из-за кризиса заставило еще большее число людей покинуть родную страну в поисках заработка. В то же время миграция стала гораздо более рискованной. Исследования 2010 г. показывают, что из числа мигрантов из Таджикистана, потерявших работу в России, только 3,8% работников вернулись на родину, 46,6%, наоборот, смогли найти новую работу, а 26,6% остались в России на заемные деньги, пытаясь пережить кризис, отмечают авторы.

Все это дает основания полагать, что миграция в постсоветских странах сохранила свои докризисные особенности. То же, пусть и с небольшим временным лагом, можно сказать и о денежных отчислениях.

В 2006–2008 гг. денежные потоки росли по всем направлениям миграции, а во время кризиса 2009 г. упали. В 2010 г. они вернулись к росту, превысив уровень 2006–2007 гг., но не достигнув тем не менее объемов 2008 г. (кроме Украины). Наконец, в 2011 г. денежные переводы превысили уровень 2008 г. для большинства стран. 

Кризис помог ПИИ из России

В последние предкризисные годы потоки прямых инвестиций в постсоветские страны, особенно из России и Казахстана, серьезно выросли. Даже в первой половине 2008 г. до краха фондовых бирж в сентябре 2008 г., российские компании инициировали некоторое количество амбициозных инвестиционных проектов за границей. Однако быстрое ухудшение экономического положения и падение объемов банковского кредитования побудило постсоветские ТНК к переоценке их планов экспансии. Объемы потоков ПИИ серьезно уменьшились.

Однако интерпретировать статистику ПИИ в постсоветских странах надо с осторожностью из-за активного использования компаниями этих стран офшорных юрисдикций. Поэтому имеет смысл дополнить анализ статистики рассмотрением индивидуальных случаев начала проектов российскими компаниями в постсоветском регионе.

Множество инвестиционных сделок, запланированных до кризиса, корпорациям пришлось отменить. Особенно это касается строительного сектора – от своих планов отказались ПИК, Интеко и Миракс Групп. В то же время есть, как минимум, несколько примеров больших проектов, инициированных во время кризиса и в некотором смысле ставших возможными именно благодаря ему. Два фактора помогли российской экспансии. Во-первых, крупные компании в постсоветских странах испытали большие трудности, чем российские инвесторы. Поэтому в некоторых отраслях, где раньше местные бизнес-группы блокировали проникновение российских инвесторов, во время кризиса это ограничение попросту исчезло. Во-вторых, по той же причине были устранены политические барьеры для российского капитала в постсоветских странах.

Поглощение украинского «Проминвестбанка» российским государственным Внешэкономбанком в 2009 г. – хороший пример новых возможностей для российского бизнеса во время кризиса. В 2008 г. «Проминвестбанк» был шестым банком в Украине по объему активов. Однако в октябре 2008 г. усиление кризисных явления в экономике привело к банковской панике, что заставило Национальный банк Украины начать поиск внешнего инвестора для этого банка. Причем инвестора нужно было найти как можно скорее, пишут авторы статьи. Предложения западных финансовых корпораций пришлось отклонить из-за того, что на переговоры требовалось несколько месяцев. В итоге победителем в гонке стал Внешэкономбанк, соглашения с которым удалось достичь в кратчайшие сроки.

Похожий сценарий можно было наблюдать в Казахстане, где ВТА – одна из крупнейших банковских групп – столкнулась с серьезными трудностями во время кризиса. В результате правительству Казахстана пришлось спешно выкупить 75,1% акций с целью как можно скорее их перепродать инвестору. В итоге пакет выкупил российский Сбербанк.

Таким образом, кризис привел к некоторому усилению интеграции на постсоветском пространстве, многие страны которого серьезно зависят от денежных отчислений мигрантов. В то же время крупные компании из России получили доступ на рынки, которые раньше для них были попросту закрыты.

 

Подготовила Анастасия Астахова

 

По материалам Is the USSR dead? Experience from the financial and economic crisis of 2008–2009 («Мертв ли СССР? Опыт финансового и экономического кризиса 2008–2009 годов». Авторы: Михаил Головнин, Дарья Ушкалова, Александра Якушева из Института экономики РАН, а также Александр Либман из ИЭ РАН и Франкфуртской школы финансов и менеджмента

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp