Отдать, чтобы стать сильнее. Экономическая политика
Отдать, чтобы стать сильнее
26 Июнь 2013, Елена Кузьмина

Присоединение Киргизии и Таджикистана к Таможенному союзу усилило бы российские позиции в Центральной Азии и уравновесило влияние России и Китая в регионе. Но это потребует укрепления экономик новичков, а большую часть неизбежных при этом расходов придется взять на себя России, отметила завсектором экономического развития постсоветских стран ИЭ РАН Елена КУЗЬМИНА на Апрельской конференции НИУ ВШЭ


Елена Кузьмина
Позиции России в 2009 г., после первого года мирового кризиса, в Центральной Азии значительно ослабли. Хотя она сохранила свой статус крупнейшего торгового партнера со странами региона, но товарооборот резко сократился: с Казахстаном – на 34,8%, с Киргизией – на 28,7%, с Таджикистаном – на 22%, с Узбекистаном – на 28,4%.

Торговый оборот увеличился лишь с Туркменией на 14,9%. В 2010–2011 гг. ситуацию удалось несколько исправить. Но восстановить докризисный уровень торговли России с некоторыми центральноазиатскими странами не удалось (см. табл. 1).

Транзитный интерес

Таблица 1. Внешняя торговля стран ЦА с Россией, млн долл. Источник: Минэкономразвития РФ
Таблица 1. Внешняя торговля стран ЦА с Россией, млн долл. Источник: Минэкономразвития РФ
Государства Центральной Азии в основном экспортируют природное и сельскохозяйственное сырье, а также продукцию химического производства.Импорт из России составляет главным образом готовую продукцию (продовольствие, машины, транспортное оборудование, текстиль) и частично сырье. Доля энергоносителей в товарообороте РФ и ЦА с учетом закупок газа ОАО «Газпром» увеличилась с 25,4% в 2005 г. до 33% в 2010 г. (с 3,6 млрд до 11,7 млрд долл.). Однако объем торговли в топливном секторе в натуральном выражении остается ниже, чем во времена СССР. Эти потоки имеют двусторонний характер: экспорт энергоносителей (уголь, сырая нефть, нефтепродукты и электроэнергия) из РФ в 2007–2010 гг. составлял 2,9–5,5 млрд долл., что сопоставимо с объемами импорта энергоносителей из этих стран. При этом Россия потребляет лишь часть центральноазиатского топлива, транспортируя основную его часть в Украину и Западную Европу. Основная сфера российских интересов в регионе – контроль над транспортировкой энергоресурсов.

Российское присутствие на рынке энергоресурсов ЦА постепенно нарастает. Центральноазиатский рынок важен для России с точки зрения экспорта готовой продукции. Здесь реализуется значительная доля российского экспорта продовольствия, машин и транспортного оборудования, а в последние годы и текстильной продукции. В регионе в первой половине 2000-х гг. потреблялось до 27% экспортируемых машин и транспортного оборудования. Однако доля промышленных товаров в общем объеме российского экспорта в ЦА снизилась с 66% в 2005 г. до 52% в 2010 г., уступая место сырью. Хотя в структуре экспорта доля готовой продукции выше, чем в импорте, это не меняет общей картины сырьевой ориентации торгово-экономических связей РФ со странами региона.

Бессистемные вложения

Доля высокотехнологичной продукции российского экспорта в Центральную Азию сократилась с 1997 г. по 2010 г. почти вдвое (с 19% до 10%), почти так же, как и доля среднетехнологичных товаров – с 30% в 2002 г. до 16% в 2010 г. (см. Синицина И. Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии: тенденции и перспективы. Университет Центральной Азии. Бишкек. 2012. Доклад №5). В то же время доля низкотехнологичных товаров выросла: с 16,6% в 2002 г. до 22,4% в 2009 г.

Основная сфера интересов России в Центральной Азии сегодня – контроль над транспортировкой энергоресурсов

Одна из причин сужения рынков сбыта продукции российской обрабатывающей промышленности – низкая конкурентоспособность российских товаров по отношению к продукции развитых стран.  

С другой стороны, на сокращение российского экспорта повлияли и слабые отечественные механизмы поддержки экспорта (см. Волчкова Н. проблемы российских экспортеров // Экономическая политика. 2013. 2 апреля). Существующая государственная гарантийная система относит страны Центральной Азии к самой высокой группе риска с минимальными предельными объемами гарантий. В таких условиях российские предприятия не заинтересованы инвестировать в экономику региона и ставить в список приоритетов сотрудничество с ними. В 2009 г., по данным Национального банка Казахстана, валовый приток прямых российских инвестиций уменьшился на 64,2% (до 573,9 млн долл.) по сравнению с 2008 г., также объем российских вложений в таджикскую экономику уменьшился почти на 60% (см. Национальные особенности проявления мирового финансового кризиса в постсоветских странах. Под ред. Л.Б. Вардомского. М. Институт экономики РАН. 2010).

Такое снижение связано с завершением в 2009 г. строительства и вводом в эксплуатацию Сангтудинской ГЭС-1 (ОАО «Интер РАО ЕЭС»), пятизвездочной гостиницы «Хайят» (ООО «Созидание»).

В целом инвестиционное сотрудничество со всеми странами ЦА развивается относительно стабильно: объем накопленных инвестиций (в текущих ценах) вырос за 2005–2010 гг. в 4,4 раза; увеличились и показатели совокупных инвестиций стран ЦА в российскую экономику. Однако динамика инвестиций крайне нестабильна: они растут на фоне крупных сделок или межправительственных соглашений в разы, а затем возвращаются на прежний уровень. Российский капитал сконцентрирован, прежде всего, в добыче энергоресурсов, а не в создании высокотехнологичных производств.

Источник дополнительных инвестиций

Важнейшим экономическим фактором развития отношений с государствами Центральной Азии являются крупные миграционные потоки в Россию (см. табл. 2). Больше половины работающих в России иностранцев – это выходцы из центральноазиатских стран.

Трудовая миграция носит преимущественно нелегальный характер. Сегодня сформировались сетевые структуры взаимодействия по экспорту и импорту рабочей силы, сравнимые по доходам, как минимум, с четвертью ВВП стран ЦА, но они находятся вне сферы государственного управления. Денежные переводы мигрантов играют значительную роль в экономике стран Центральной Азии. Они составляют существенную часть национальных ВВП, превышают размер прямых иностранных инвестиций, сопоставимы с объемом экспорта, являются источником дополнительных инвестиций в экономику, определяют уровень потребления населения и снижают уровень бедности.

Таблица 2. Нетто-миграция в Россию из стран Центральной Азии, тыс. человек. Источник: Статкомитет РФ.
  1992-2000 2000-2009 1992-2009
Киргизия 255 137 392
Таджикистан 297 92 389
Узбекистан 569 284 853

 

 

 

 

 

 

 

Из России в Узбекистан за 2011 г. трудовые мигранты отправили денежные переводы более чем в 1,5 раза больше, чем в 2010 г., в Таджикистан – на 38%, в Киргизию – на 43%. Об этом свидетельствуют данные Центробанка России, опубликованные 6 апреля 2012 г. (см. табл. 3) В этих цифрах не учтены наличные суммы, которые мигранты передают на родину, минуя каналы банковских переводов.

Ряд экспертов считает, что мигранты способствуют смягчению демографического кризиса в России: с их помощью сокращается дефицит рабочей силы, они обеспечивают рост экономических показателей в некоторых отраслях экономики. Вклад мигрантов еще значительнее с учетом того, что трудовые мигранты из Центральной Азии занимают те ниши на рынке труда, которые не являются привлекательными для местного населения. Другие настроены более скептически, приводя ряд аргументов: низкий образовательный уровень большей части мигрантов из ЦАР; стихийность притока, отсутствие координации предложения с реальным спросом на рабочую силу; вытеснение местного населения из некоторых сегментов рынка труда (розничная торговля, строительство и ремонт, общественное питание, коммунальное хозяйство и др.). И это, как отмечают скептически настроенные эксперты, приводит к монополизации мигрантами некоторых сфер деятельности, установлению завышенных цен. Наконец, миграция поддерживает трудовыми ресурсами теневой сектор экономики, который в свою очередь несет ответственность за налоговые недоимки и потери бюджетной системы (см. Шаталов С. Налоговые новации как условие развития // Экономическая политика. 2013. 16 апреля – ред.). Наконец, мигранты способствуют ухудшению криминогенной обстановки в нашей стране.

Минусы активных миграционных процессов, очевидно, призвана снять государственная миграционная политика. В ней пока нет необходимой четкости, комплексности и последовательности. Основой дальнейшего совершенствования российской миграционной политики должен стать переход к более цивилизованным формам подготовки и использования в РФ трудовых ресурсов из государств ЦА. Миграционная политика при этом должна быть увязана с общей стратегией взаимодействия стран на постсоветском пространстве.

Стратегия объединения

Лидирующим интеграционным проектом под эгидой России является формирование Евразийского экономического союза. Начальной стадией этого проекта стал Таможенный союз Белоруссии, Казахстана и России, который начал свою работу в 2010 г., когда вступил в силу Единый таможенный тариф (ЕТТ) и был принят Таможенный кодекс. Уже видны определенные результаты функционирования ТС. Согласно данным агентства Казахстана по статистике, в 2011 г. объем внешней его торговли со странами ТС вырос более чем на 33%. Экспортные поставки в страны Таможенного союза выросли на 37%. В 2012 г. рост товарооборота между странами – участниками ТС превысил 100 млрд долл., а рост товарооборота Казахстана с Россией и Белоруссией составил 21,7 млрд долл. (Илеуова Г. Плюсы и минусы таможенной кооперации // Независимая газета. 2012. 02 апреля).

Таблица 3. Переводы трудовых мигрантов, млн долл. Источник: Центробанк РФ.
  2009 2010 2011
Киргизия 0,9 1,1 1,6
Таджикистан 1,7 2,2 3,0
Узбекистан 2,5 2,8 4,3

 

 

 

 

 

 

 

Однако не стоит забывать, что часть роста была связана не с отменой таможенных пошлин, а с восстановлением хозяйственных связей после кризиса.

Некоторые казахстанские эксперты считают, что участие Казахстана в ТС привело, наоборот, к ухудшению социально-экономической ситуации в стране. Так, за 2010–2011 гг. в Казахстане резко подорожали товары и продукты, которые экспортируются туда из третьих стран. Другие эксперты полагают, что деятельность ТС не могла повлиять на рост цен, т.к. большинство продуктов питания завозится из стран СНГ, с которым уже второе десятилетие существует соглашение о свободной торговле, предполагающее беспошлинный ввоз товаров.

Больше половины работающих в России иностранцев – это выходцы из центральноазиатских стран, а денежные переводы мигрантов сопоставимы по доле в ВВП с доходами от внешней торговли этих стран

Вступление России в ВТО также отразилось на отношениях государств – членов ТС. В целях согласованной работы в августе 2012 г. вступил в силу договор «О функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы», в соответствии с которым скоординирована единая Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности ТС и ЕТТ. Для расширения возможности их вступления в союз подписан дополнительный протокол к договору об учреждении ЕврАзЭС, в соответствии с которым межгосударственный совет наделяется также функциями высшего органа ТС. Присоединение Киргизии и Таджикистана принципиально важно для укрепления российских позиций в Центральной Азии. При таком раскладе можно будет говорить об определенном уравновешивании позиций России и Китая в регионе. При этом России придется серьезно дотировать слаборазвитые экономики неофитов.

В 2012 г. интеграционный процесс на постсоветском пространстве не получил дополнительного рывка. На саммите ЕврАзЭС были отложены вопросы о его судьбе, а главы стран-участниц ТС решили не форсировать создание ЕЭС. Вместе с тем речь не идет о сворачивании интеграционных процессов. В 2011 г. подписан пакет документов (17 соглашений) по формированию единого экономического пространства Тройки. Среди них базовыми являются Соглашения о согласованной макроэкономической политике и о согласованных принципах валютной политики.

Дополнительный импульс для развития торговых отношений между государствами будет способствовать снижению нетарифных барьеров между странами, унификации требований и стандартов к товарам и услугам, проведению согласованной промышленной политики для того, чтобы избежать технологических разрывов и несовместимости продукции.

С 2015 г. должен начать функционировать Евразийский экономический союз, что позволит странам-участницам не только расширить рынки сбыта своей продукции, но и осуществить либерализацию внутренних, национальных рынков. Фактически у России не так много возможностей вернуть себе прежнее экономическое влияние в Центральной Азии. Она пытается укрепить свои позиции, выстраивая Таможенный союз с Белоруссией и Казахстаном, расширяя трехстороннее взаимодействие за счет формирования единого экономического пространства, а в перспективе и Евразийского экономического союза. Есть намерения вовлечь в Союз Киргизию и Таджикистан, а по возможности и другие страны СНГ. Однако этот процесс достаточно трудоемкий и долгий: должны быть учтены интересы всех стран-членов и стран-претендентов. С нашей точки зрения, реально работающий экономический союз возможно построить, но для этого понадобится значительно больше времени, чем задекларировано (к 2015 г.), даже если это будет трехсторонний формат. Если Евразийский союз будет расширен, то потребуется значительно больше времени для встраивания новых членов в объединение. Центральноазиатские претенденты на вступление – Киргизия и Таджикистан – имеют более слабые экономики, чем страны-основательницы. Для участия этих двух стран будет необходимо не только обязательное выполнение всех условий членства, но и значительные дотации от стран-членов для укрепления и даже восстановления их экономик. Россия как крупнейшая экономика должна будет взять на себя большую часть этих расходов. Но эти расходы окупятся, причем достаточно быстро.

 

Елена Кузьмина

 

Подготовила к публикации Ирина Ильинская

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp