Перспективы развития ЕЭП . Экономическая политика
Перспективы развития ЕЭП
15 Октябрь 2012, Андрей Слепнёв

Два актуальных тренда идут сегодня рука об руку: глобализация и интеграция, причем последняя все более приобретает региональный характер. В этом русле развивается и российская интеграционная повестка, отмечает министр по торговле Евразийской экономической комиссии Андрей СЛЕПНЕВ 


Андрей Слепнев
На евроазиатском пространстве возникло новое интеграционное объединение – Таможенный союз/Единое экономическое пространство с органами наднационального регулирования, полномочия которых уже сегодня существенны и будут в перспективе только расширяться.

Новая реальность интеграции потребует и новых подходов в практике взаимодействия и переговоров о взаимодействии с ЕС. Позиция России состоит в том, что такие переговоры необходимо вести не с каждой из стран-участниц ЕЭП, а на уровне ЕЭП и с участием наднациональных органов, таких как Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК), имеющих для этого необходимые полномочия. То есть, полномочия, переданные на наднациональный уровень, четко прописаны и отделены от тех, которые относятся исключительно к национальной компетенции.

Россия – как и другие страны-участницы ЕЭП – должна реализовать те возможности, которые несет в себе региональная интеграция, и получить дивиденды от будущих соглашений о свободной торговле, заключаемых на уровне объединения, а не отдельных государств. За такой позицией стоит понимание, что сформированные на пространстве СНГ объединения – гораздо более  серьезная сила, чем каждое отдельное государство. Причем как в интеграционной повестке АТР, так и в повестке переговоров с Европейским Союзом.

Антикризисная повестка

Непреодоленный глобальной экономикой кризис – серьезный стимул развитию интеграционных процессов, в которых большинство стран видят сегодня возможности найти новые пространства для развития. Но та же заинтересованность в разработке эффективной антикризисной программы требует расширения полномочий наднациональных органов там, где они уже действуют. И  создания таких наднациональных органов в рамках тех объединений, где их пока еще нет.

Развивающиеся страны подталкивают мировое сообщество к  пересмотру всей архитектуры хозяйственного устройства

Много и справедливо говорится и пишется в последнее время о новых технологических укладах, о новых условиях работы на финансовых рынках. Ширится понимание того, что проблема финансовых рынков заключается, в том числе  в  противоречии между глобальным характером самого рынка и по преимуществу национальным характером правил, ориентированных на регулирование и самого рынка, и деятельности отдельных его институтов и субъектов. Преодоление кризиса, как и выстраивание системы, способной предотвращать новые кризисы, – неизбежно потребует  совершенствования большего количества международных правил и норм в этой области, более тесного международного сотрудничества.

Но наднациональное регулирование необходимо развивать и на финансовых, и на товарных рынках. Волатильность товарных рынков внесла свой – и существенный - вклад в возникновение кризиса и в затяжной выход из него.

Развивающиеся страны, новая когорта амбициозных претендентов на включение в группу мировых лидеров, ставят на повестку дня вопросы новых дисциплин, регулирующих торгово-финансовые отношения, в частности, вопросы конкурентного права и вопросы регулирования деятельности транснациональных корпораций.

Более того, развивающиеся страны подталкивают мировое сообщество к  пересмотру всей философии хозяйственного мироустройства – экономика, бизнес и политика предъявляют запрос на более справедливое, соответствующее современным реалиям и перераспределению сил, международное регулирование хозяйственных процессов.

Тренды в развитии интеграционных процессов

Ретроспективный взгляд на историю 2000-х годов, которые сегодня называют тучными годами, с растущей благополучной мировой экономикой, с верой инвесторов, что так все и будет продолжаться, показывает, что региональная интеграция весь этот период не стояла на месте.

За последние пятнадцать–двадцать лет количество региональных торговых соглашений, преференциальных соглашений, которые в качестве подготовительных форм интеграционного процесса устанавливают между двумя странами более благоприятный друг для друга, чем для третьих стран, режим, увеличилось с 70 до 300. Спиц у колес интеграции («hub and spokes») стало значительно больше, поскольку преференциальные соглашения часто заключаются не между двумя странами, а между страной и интеграционным объединением, у которого достаточно много таких «спиц»-соглашений с отдельными странами.

Выход из кризиса и периода низких темпов роста мировой экономики предполагает введение большего количества новых международных правил и норм

Существенно  увеличивается глубина интеграционного регулирования. Так, к примеру, Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) ставит перед собой задачу к  2015 г. сформировать единый рынок, а также институты и механизмы его регулирования.  Государства Персидского залива заявили о своем намерении создать экономический союз в стандартах Европейского Союза. Хорошо просматривается и логика развития самого Европейского Союза, который признается в мире  образцовым интеграционным проектом. Логика развития ЕС требует более глубокой  унификации регулирования и политической интеграции.

Угроза возникновения новых барьеров в мирохозяйственных связях – не между государствами,  а  между клубами стран с высокой внутренней солидарностью, возрастает

Акцент на интеграционные проекты и, прежде всего, региональные, а не глобальные,  стал и ответом на вызовы нынешнего периода экономической нестабильности. Именно интеграция дает самые быстрые практические результаты. Не случайно так активно продвигается в США идея Транстихоокеанского партнерства, а Евросоюзом ­- концепция соседства и расширения системы зон свободной торговли.

Прорывы в построении новой глобальной системы или прорывы в многосторонней торговой системе в ближайшей перспективе маловероятны. Похоже, сначала должна быть выработана некая база для новых конструкций в будущем, возможно, на основе неких представительных структур. Если участники интеграционных процессов  перестанут пытаться договориться в формате  «все со всеми», а предварительно разобьются на региональные экономические группы, внутри которых и скоординируют свои позиции, то затем представителям этих групп договориться между собой будет на порядок проще. Потому что число позиций, которые нужно будет согласовывать, существенно сократится.

В частности, российская делегация в рамках переговоров Форума АТЭС предложила для  продвижения Дохийского раунда ВТО использовать механизм своеобразных партий внутри организации, партий или клубов, которые  имели бы достаточно высокий уровень внутренней дисциплины для более простого и оперативного достижения консенсуса.

Выгоды и риски регионализации

Эффекты от региональной интеграции также могут быть оценены с разных позиций. С одной стороны, углубление интеграции и повышение дисциплины внутри интеграционных объединений позитивно для их участников. С другой стороны, это создает и определенные риски протекционизма. Возникает возможность появления новых барьеров уже не между странами, а между клубами с высокой внутренней солидарностью. И  эти барьеры могут оказаться более высокими, а с учетом процедуры принятия решений устранить их будет сложнее.

Один из примеров подобных противоречий показывает обсуждение ЕС и Россией третьего энергетического пакета, который вводит искусственные ограничения для «Газпрома» и приводит к росту затрат европейских газовых компаний. Некоторые обсуждаемые при этом позиции прямо нарушают  существующие международные соглашения по инвестициям. Или, скажем, весь мир обсуждает с Европейским Союзом квоты на авиационные выбросы, но внести какие-либо коррективы будет нелегко, поскольку сами эти решения рождались в условиях сложного компромисса внутри Европейского Союза.

Поэтому очень важна работа по гармонизации, сближению и обеспечению соотносимости регулирования внутри интегрированных структур. Независимо от того, касается ли это технических аспектов регулирования или каких-то других областей. В любом случае очень важен диалог между интеграционными структурами, с тем, чтобы формирующиеся внутри них стандарты и правила были соотносимы и не приводили в дальнейшем к рождению новых и труднопреодолимых  барьеров.

Евразийская интеграция уже принесла серьезные плоды. Если  мировая торговля в 2011 г. увеличилась на 5%, то торговля стран ТС с третьими странами – на 36%, а внутри объединения – на 38%.  

В нынешнем году картина схожая. В первом квартале 2012 г., согласно статистике ВТО, мировая торговля выросла на 3%. А внешнеторговый оборот стран ТС с третьими странами – на 18%,  между странами – на  17,5%. Показательно,  что доля углеводородов во взаимной торговле в два раза ниже, чем в  торговле с третьими странами. Растет торговля  машинотехнической продукцией, ширятся взаимные инвестиции, активизируются транспортные потоки. Это означает, что эффекты интеграции уже начали  проявляться, что интеграция дает неплохие результаты даже при неблагоприятных тенденциях развития мировой экономики.

Россия между  Востоком и Западом

Для российской интеграционной повестки важно определиться в давнем споре «западников» и «ориенталистов».  Сегодня бессмысленным представляется спор о том, какие партнеры – западные или восточные – для нашей страны «главнее».

Россия свободна в выборе  торговых и деловых партнеров. И сделанный выбор в пользу «евразийской интеграции» – это и отказ от традиционной формулы, предполагающей ориентации по преимуществу в одном каком-то направлении. Сделанный политический выбор  исходит из возможности одновременного внимания к обоим центрам: Европа — ключевой партнер, но Азия – формирующийся центр роста с растущим спросом, и драйвер роста, который, безусловно, интересен как партнер.

Евразийская экономическая комиссия сегодня активно ведет разработку подходов к заключению соглашений о режиме свободной торговли, ведутся переговоры и консультации о заключении таких соглашений с целым рядом стран. На те 35 стран, которые сегодня заявили о заинтересованности в переговорах с Таможенным союзом о соглашениях о свободной торговли,  приходится  примерно 90% мировой торговли. Это означает, ТС необходимо в ближайшее время определиться со своим подходом к заключению такого рода соглашений.

Здесь уже сформировались свои приоритеты. Наибольшие перспективы видятся сегодня в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В том числе и потому, что Европейский Союз не демонстрирует готовности к диалогу с уже сложившимся объединением, а не с отдельными странами. Сегодня переговоры по новому базовому соглашению Россия и Казахстан ведут с ЕС самостоятельно. Надеемся, что со временем активизируется и белорусское направление.

Но Евразийская комиссия уверена в том, что интеграционный проект в евразийском пространстве не может рассматриваться как альтернатива формированию общего пространства с Европейским Союзом. Наоборот, евразийская интеграция – способ формирования такого пространства. Высокая плотность бизнес-интересов стран Таможенного и Европейского союзов позволяет надеяться на создание единообразных правил взаимоотношений между двумя крупными объединениями-соседями. Такие правила сделает наши взаимоотношения и более легкими, и более справедливыми.

 

По материалам доклада А.А.Слепнева на Петербургском международном экономическом форуме 21.06.2012 г.

 

Андрей Слепнев

 

Подготовил к публикации Илья Воробьев

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp