Россия в глобальной экономике. Экономическая политика
Россия в глобальной экономике
8 Апрель 2013, Александр Дынкин

Несмотря на обнажившиеся проблемы и дисбалансы в мировом хозяйстве, на сбои в финансовой системе, все мировые экономические центры в ближайшее десятилетие продолжат поступательно развиваться, а глобальные структурные преобразования ускорятся, уверен директор ИМЭМО РАН, председатель Научного совета РСМД Александр ДЫНКИН. Эти мощные импульсы в глобальной экономике определят и траектории развития России


Выход глобальной экономики из кризиса и риски для России

<…>Мировой экономический кризис окажет серьезное воздействие и на количественные, и на качественные характеристики глобального развития в предстоящее десятилетие. Однако это обусловлено не столько его «шоковым» негативным влиянием на хозяйственные процессы, сколько ускорением структурных преобразований, которые в начале 2000-х годов только назревали. В частности, на новый уровень выходят процессы оптимизации и повышения эффективности производства почти во всех секторах экономики. Увеличиваются инвестиции и скорость реструктуризации в таких ключевых отраслях, как энергетика, строительство и машиностроение. По-прежнему ускоренными темпами развиваются наука, образование, здравоохранение, информатика.

В рассматриваемый период не ожидается радикальных потрясений, которые кардинально изменили бы конфигурацию мировой экономики. Даже на самом тяжелом этапе глобального кризиса ведущие страны воздержались от серьезных протекционистских мер, которые могли бы обратить вспять основные тенденции глобализации. Обсуждаемые и претворяемые сейчас в жизнь механизмы регулирования финансового сектора также не имеют ничего общего с алармистскими высказываниями о завершении очередного цикла интернационализации. Несмотря на обнажившиеся в условиях глобального финансово-экономического кризиса проблемы в хозяйственной структуре, дисбаланс в сфере занятости и сбои в механизмах регулирования финансовых рынков, все мировые экономические центры в ближайшее десятилетие продолжат поступательно развиваться.

В результате темпы роста мировой экономики в 2010-е годы останутся высокими. Таким образом, международные позиции России в период до 2020 г. будут определяться достаточно жесткими внешними экономическими условиями. К тому же нельзя забывать о постоянно продолжающемся усилении новых центров силы, в частности, Китая. Крупные развивающиеся страны быстро завоевывают доминирующие позиции на многих товарных рынках, в том числе «традиционно российских», что чревато дальнейшим углублением сырьевой направленности российского экспорта.

Весьма вероятно, что динамика мирового ВВП окажется даже выше, чем в предкризисном десятилетии, превысив 4% в год (в расчете по паритетам покупательной способности валют). С одной стороны, по оценкам ИМЭМО РАН, которые постепенно подтверждаются публикациями МВФ и других международных организаций, замедление темпов роста ВВП в Китае не будет слишком сильным, а в Индии и большинстве других крупных развивающихся стран показатели роста экономики стабилизируются или даже немного увеличатся. С другой стороны, ведущие развитые страны вследствие позитивных структурных преобразований и ряда успешных реформ также продемонстрируют ускорение экономической динамики, хотя по-прежнему на уровне ниже среднемировых темпов.

Технологический фундамент мирового развития

Важным стимулом мирового развития в 2010-е годы останутся инновации, будет происходить качественное изменение технологического фундамента мирового развития, возможно появление прорывных технологий в энергетике, биотехнологии, медицине. При этом мировое хозяйство в целом не будет испытывать ограничений роста со стороны ресурсного обеспечения (сырья, рабочей силы, капитала и технологий).

Для России проигрышной окажется любая стратегия удержания имеющихся позиций в мировой экономике без повышения своей международной конкурентоспособности на новом – инновационном фундаменте

В 2010-е годы усилятся тенденции к глобализации НИОКР и повышению наукоемкости ВВП во все большем числе стран. Перспективы хозяйственного развития в мире будут прямо зависеть от скорости появления новых разработок и дальнейшей диффузии инноваций, формирования новых отраслей и модернизации менее технологичных отраслей промышленности и сферы услуг. При этом на фоне оптимизации государственной научно-технической политики по сформулированным технологическим приоритетам вырастет дифференциация стратегий крупного наукоемкого бизнеса, в особенности транснациональных корпораций (ТНК). Ведущие западные ТНК будут стремиться к концентрации на наиболее прибыльных сегментах рынка и стадиях инновационного процесса, усиливая при этом защиту интеллектуальной собственности, а ТНК из развивающихся стран начнут двигаться от копирования зарубежных технологий и встраивания в простейшие звенья цепи создания добавленной стоимости к созданию собственного инновационного цикла. <…>

В ближайшее десятилетие продолжится трансформация организации корпоративных исследований в мире, что будет сопровождаться ростом мобильности научных кадров, широким распространением географически дисперсных глобальных команд по разработке продуктов и технологий. Вместе с тем при ставке на интернационализацию ТНК сохранят тесные связи со страной или регионом базирования своих головных штаб-квартир. Это обусловлено различными инновационными, институциональными и иными конкурентными преимуществами стран происхождения ТНК, емкими рынками и более тесными связями с национальными правительствами. Таким образом, мобильность квалифицированных специалистов в значительной мере будет представлять собой «утечку мозгов» из стран, институционально не обеспечивающих для представителей среднего класса комфортные условия занятости и проживания (включая запрос на современные общественные и политические институты, благоприятную экологическую обстановку).

В результате для России проигрышной окажется любая стратегия удержания имеющихся позиций в мировой экономике без повышения своей международной конкурентоспособности на новом – инновационном фундаменте. Однако инновационная стратегия напрямую затрагивает текущие интересы отечественной энергетической и сырьевой олигархии. Налицо сопротивление консервативной части российской элиты перераспределению доходов от сырьевого экспорта в пользу «экономики знаний».

<…> Доля трех основных товаров российского экспорта (сырая нефть, нефтепродукты, природный газ) опять увеличилась, достигнув примерно 2/3. В то же время в мировой энергетике в последнее время также произошли революционные изменения, связанные как с началом коммерческой добычи сланцевого газа, так и с быстрым прогрессом в сфере энергосбережения и производства электроэнергии на основе возобновляемых источников.

В энергетике будет активно проходить не только развитие систем альтернативной энергетики, но и внедрение более эффективных и экологически совершенных «классических» технологий электро- и теплогенерации на базе использования углеводородов. <…> К сожалению, в России пока явно недоучитывается потенциал модернизации электроэнергетики. <…>

Географический выбор партнеров для инновационной модернизации России

По характеру отношений особое место, как и раньше, в торговых и инвестиционных связях России занимают страны СНГ. Однако, например, в российском внешнеторговом товарообороте в 2011 г. их доля составила лишь 15%, в накопленной сумме экспортированных российских прямых капиталовложений – 4% (правда, без учета инвестиций через офшоры), а в привлеченных в Россию прямых инвестициях – менее 1%. Государства – члены Таможенного союза останутся основными кандидатами на развитие «глубоких» форматов интеграционного взаимодействия с учетом их территориальной, этнокультурной и исторической близости. Однако текущий технологический уровень этих стран не позволяет рассматривать сотрудничество с ними в качестве основного импульса для модернизационных процессов в России. <…>

Одной из наиболее продуктивных идей для России, на наш взгляд, может стать развитие интеграции на постсоветском пространстве при углублении связей за пределами Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана на основе реализации по сути двухвекторной экономической стратегии. Такая стратегия означает ориентацию европейской части России преимущественно на ЕС, тогда как многие азиатские регионы страны будут в большей мере развивать хозяйственные связи с Тихоокеанской Азией.

Одной из наиболее продуктивных идей для России может стать развитие интеграции на постсоветском пространстве при углублении связей за пределами Таможенного союза на основе двухвекторной экономической стратегии

Поскольку данная идея может вызвать опасения по поводу распада страны и соответствующее противодействие, политическая задача состоит в том, чтобы аргументировано снять такие опасения. Один из инструментов – вовлечение Японии, Южной Кореи и США на конкурентной основе с Китаем в развитие Восточной Сибири и Дальнего Востока. <…>

Безусловно, при любых темпах географической диверсификации российских внешнеэкономических связей в период до 2020 г. страны ЕС останутся основными торговыми партнерами России и основными поставщиками прямых иностранных инвестиций в экономику страны. <…> Вместе с тем чрезмерная ориентация на ЕС имеет ряд негативных эффектов. Прежде всего, ЕС – один из наименее динамично развивающихся регионов мира, который к тому же будет выходить из нынешнего мирового кризиса сложнее всех. Неблагоприятная ситуация в экономике, в особенности в сфере государственных финансов, будет осложнена негативными социальными процессами, преимущественно связанными с продолжающимся ростом безработицы (См.: Россия и мир: 2012. Экономика и внешняя политика. Ежегодный прогноз / Рук. проекта А.А. Дынкин, В.Г. Барановский. М.: ИМЭМО РАН, 2011. С. 56–57). В результате рынки стран ЕС не смогут динамично расширять спрос на товары российского экспорта, в особенности на энергетические товары (из-за повышения энергоэффективности экономики стран ЕС и диверсификации поставок энергоносителей).

Кроме того, зависимость России от ЕС во многом носит односторонний характер: значение России как внешнеэкономического партнера для большинства стран ЕС намного меньше, чем значение ЕС для России. Хотя Россия среди внешних торговых партнеров ЕС уступает только США и Китаю, доля нашей страны в товарном экспорте ЕС-27 составляет лишь 7%, в импорте – 12%, что создает предпосылки давления на Россию по критически важным для нее вопросам сотрудничества. Ведь большой положительный баланс в торговле с ЕС энергоносителями у России обусловлен среди прочего отсутствием адекватной альтернативы европейским покупателям. К тому же по всем остальным важным группам товаров – машинно-технической продукции, химикатам, продовольствию – у России в торговле с ЕС значительное отрицательное сальдо. <…>

Развитие сотрудничества с Тихоокеанской Азией на перспективу до 2020 г. является ключевым направлением географической диверсификации российских внешнеэкономических отношений. Для восточных регионов страны необходимость усиления торговых связей с регионом среди прочего обусловлена структурой транспортных издержек, поскольку территории к востоку от Урала объективно тяготеют к Китаю и другим странам Тихоокеанской Азии.

К сдерживающим моментам для российского экспорта на Восток относятся развернутость экспортной инфраструктуры топливно-энергетического комплекса России в европейском направлении, а также усиливающаяся конкуренция с азиатскими странами в черной металлургии, производстве минеральных удобрений и других базовых отраслях промышленности. Нельзя забывать и о политических барьерах: в частности, неурегулированность территориального вопроса в отношениях с технологическим лидером – Японией – препятствует прорывам в двусторонних отношениях.

К сожалению, слабо используются самые разные способы ослабления сырьевой специализации России. В частности, транспортные магистрали страны почти не выполняют функции логистического моста между ЕС и Тихоокеанской Азией. Кроме того, почти незадействованными оказываются схемы участия российских компаний в трансконтинентальных цепочках добавленной стоимости (например, связанных с разработкой российскими компаниями образцов продукции для европейских рынков, впоследствии массово производимой в Китае и других странах Восточной и Юго-Восточной Азии).

Отдельного внимания заслуживает развитие экономических связей России с США. Волнообразные перемены в политических отношениях двух стран, наличие мощных групп интересов, не готовых или не заинтересованных в новом качестве двусторонних отношений, влияют и на экономические связи России и США. Речь идет как о необходимости наращивания в России американских прямых инвестиций, содействующих трансферту технологий, так и о преодолении торгового протекционизма на пути расширения экспорта российской продукции на рынки Северной Америки. <…>

 

 

Александр Дынкин

 

Полный текст статьи А. Дынкина «Россия в глобальной экономике 2012–2020».

 

Редакция экспертного канала «Экономическая политика» выражает благодарность Российскому совету по международным делам за предоставленную возможность публикации статьи.

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp