Еврозона – инновационный эксперимент продолжается. Экономическая политика
Еврозона – инновационный эксперимент продолжается
11 Январь 2013, Владислав Белов

Еврозону необходимо сохранить в  нынешнем  составе, отказаться от приема в нее в течение 3-5 лет новых членов и продолжить начатые институциональные реформы наднациональных механизмов регулирования, особенно в области бюджетной и налоговой политики, считает руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН, эксперт РСМД Владислав БЕЛОВ


Владислав Белов
Нынешний кризис еврозоны во многом обусловлен политической ангажированностью авторов этого смелого эксперимента, а также упущенными возможностями ряда ее членов по структурному реформированию своих национальных хозяйств в 2000-е годы. Предпринимаемые сегодня меры способны предотвратить финансовую несостоятельность кризисных стран и дать им возможность реализовать необходимые реформаторские шаги, результаты которых мы увидим только через несколько лет. Многое зависит от дальнейшего совершенствования наднациональных механизмов регулирования, а также от Германии, на экономический потенциал которой опираются созданные финансовые механизмы.

Введение единой европейской валюты в конце 1990-х годов в рамках хозяйственных пространств одиннадцати стран ЕС – членов Экономического и Валютного Союза (ЭВС) вполне можно сравнить с инновационным экспериментом. Инновационность новой монетарной модели состоит в предложении отказаться от одной из важнейших частей национального суверенитета в области денежно-кредитной политики и передать ее наднациональному органу – Европейскому Центральному банку (ЕЦБ), руководство которого обязано проводить политику в отношении единой валюты согласно принятым правилам и критериям.

Экспериментальность заключается в том, что модель не была до конца экономически просчитана, обоснована и изначально предполагала точечную настройку в ходе практического апробирования. Более того, авторы сознательно исключили из нее ряд важнейших составляющих, которые на тот момент не могли быть реализованы по политическим причинам. В первую очередь, это касалось и до сих пор касается нежелания отказаться от децентрализованной экономической политики и постепенно перейти к унифицированной бюджетной и налоговой политике стран-членов ЭВС.

Политическая ангажированность эксперимента

Политические цели и установки руководства Евросоюза подавили критические мнения экспертного экономического сообщества, и модель изначально приобрела политическую ангажированность.  

В первые годы эксперимента это привело к принятию в еврозону Греции (2000 г.), которая явно не соответствовала основным требованиям к кандидатам. Затем к этому добавилось нежелание применять жесткие санкции к странам-нарушителям. По иронии судьбы, первыми среди них оказались якорные члены валютного союза – Германия и Франция (см. подробнее О. Буторина.  Кризис в зоне евро: ошибки или закономерность? // Современная Европа. 2012. № 2(50). С. 82–94).

Эксперимент есть эксперимент, особенно если он проводится не лабораторно, а в реальных условиях мирового рынка. Модель дала сбои там, где она была явно несовершенна, а именно – в финансовых механизмах регулирования. Латентный рост задолженности стран с невысокими показателями макроэкономической конкурентоспособности через десять лет закономерно привел к взрыву. Реальное финансовое положение отдельных государств и еврозоны в целом оказалось не только удручающим, но и мало управляемым. Оказалось, что у авторов модели нет заранее подготовленных инструментов, которые можно было бы задействовать при таком взрыве. Следствием стали неминуемые дискуссии и потерянное время. Вследствие политизированности модели было потеряно время для проведения глубоких структурных реформ в кризисных странах. Если Германии, начиная с 2003 г., удалось проделать работу над ошибками, причем весьма результативную и успешную, то Греция, Испания, Ирландия, Португалия, Италия такими возможностями по разным причинам не воспользовались. Свою долю ответственности за это несет руководство еврозоны и ЕС (вследствие своего невмешательства в 2000-х годах). Отсутствие солидного экономического фундамента и накопившиеся за долгие годы народнохозяйственные проблемы не позволяют рыночным механизмам в кризисных странах заработать в кратчайшие сроки. Положительные эффекты от конкретных реформ могут наступить только через несколько лет.

Быстрых результатов ожидать не стоит

Свою долю ответственности за кризис еврозоны  несет ее руководство и ЕС, не вмешавшиеся в развитие событий в 2000-х годах 

Разработанные в срочном порядке европейскими экспертами и одобренные национальными парламентами инструменты – Европейский Фонд финансовой стабильности, сменяющий его Европейский механизм стабильности, фискальный пакт, а также предложенные наднациональным регулятором меры по контролю за деятельностью кредитных институтов стран еврозоны – не способны решить структурные проблемы, которые лежат в основе нынешнего финансового кризиса. Только конкурентная экономика, опирающаяся на критическую массу эффективно конкурирующих друг с другом малых и средних предприятий, способна создать рабочие места, обеспечить внутренний спрос и экспорт товаров/услуг и, в конечном счете, наполнить государственный бюджет необходимыми средствами. Вливание внешних финансовых средств помогает только предотвратить коллапс и дает время на проведение необходимых хозяйственно-политических реформ, большинство из которых по понятным причинам не принимается электоральным сообществом. Наверное, в этом основная проблема кризисных стран еврозоны, которым в последующие годы предстоит пройти между Сциллой финансового краха (невозможность обслуживания внешнего долга) и Харибдой социально-политических взрывов, которые будут сметать правительства и оттягивать реализацию реформ.

Исходя из этого, строятся и предлагаемые рецепты. Одна часть экспертного сообщества выступает за скорейшее избавление от слабых звеньев. Зачем ждать, когда национальный корабль будет раздавлен этими скалами? Пусть он идет ко дну, но не в рамках еврозоны. Иными словами, чем раньше такие страны покинут еврозону, тем лучше для нее. Другая часть экспертов считает, что издержки такого выхода слишком велики, не исключен эффект домино, что это путь не к оздоровлению, а к развалу еврозоны, т.е. к окончанию эксперимента. Есть и те, кто выбирает среднее между этими двумя позициями. Как ни странно, все эти точки зрения имеют право на существование. Прецедентов в истории нет, и исход эксперимента неизвестен.

Выход из кризиса через меньшее зло

Мне близка следующая позиция: необходимо сохранить еврозону в нынешнем составе, отказаться принимать в нее в последующие три–пять лет новые страны (особенно из числа «младочленов») и продолжить начатые институциональные реформы наднациональных механизмов регулирования, особенно в области бюджетной и налоговой политики. Проведение этих реформ целесообразно сопровождать аккуратными финансовыми вливаниями в бюджеты кризисных стран и жестким давлением на правительства, увязывая финансовые вливания с продолжением ими реформаторского курса. В связи с этим на ведущие страны еврозоны, в первую очередь на Германию, лягут дополнительные финансовые нагрузки. За этим последуют вынужденные эмиссионные операции ЕЦБ по временному вмешательству в регулирование финансовой ситуации путем прямой скупки государственных бумаг. Возрастут страновые инфляционные риски. Однако, на мой взгляд, все это в совокупности – существенно меньшее макроэкономическое зло по сравнению с непредсказуемостью постепенного или быстрого развала еврозоны, который может оказаться неподъемным для национальных бюджетов и бюджета ЕС в целом. В первом случае ситуация в большей степени поддается регулированию, в том числе политическому, и позволяет предотвратить наступление нового глубокого кризиса, вероятность которого в рамках второго варианта гораздо выше.

Возможности Германии не безграничны

При любом варианте развития событий основную роль будет продолжать играть ФРГ. Пока ее политическому руководству, в первую очередь, в лице бундесканцлерин Ангелы Меркель и министра финансов Вольфганга Шойбле удается держать ситуацию под контролем. Но с каждым месяцем им все труднее справляться с данной задачей. Несмотря на весьма хорошее состояние немецкой экономики в последние три года и явное улучшение ситуации в сфере государственных финансов, электорат, политическая оппозиция (как системная, так и внутри правительственной коалиции) все чаще выступают с жесткой критикой широкомасштабного участия Германии в механизмах поддержки кризисных стран, справедливо указывая на объективные пределы запаса прочности национального хозяйства. В середине сентября 2012 г. Конституционный суд отклонил коллективную жалобу граждан и ряда политиков на решение бундестага от 29 июня 2012 г. о ратификации соглашения по Европейскому стабилизационному механизму (ЕСМ) и фискальному пакту, подтвердив его легитимность. В решении КС особо подчеркивается, что финансовым лимитом обязательств Германии в ЕСМ является сумма в 190 млрд евро, а его объем не может превышать 700 млрд евро. Понятно, что при определенных вариантах развития событий в еврозоне этого окажется недостаточно, что вполне может привести к подрыву социально-экономической и финансовой стабильности ФРГ. Крайним вариантом протестного обсуждения является дискуссия о необходимости выхода из еврозоны и возврата к немецкой марке.

Эксперимент есть эксперимент, особенно если он проводится не лабораторно, а в реальных условиях мирового рынка. Модель дала сбои там, где она была явно несовершенна, а именно – в финансовых механизмах регулирования 

К упомянутому решению Конституционного суда был приурочен выход фантастического триллера «Час орла» (см. Markus A. Will. Die Stunde des Adlers. Finanzbuch Verlag, München, 2012). Его автор Маркус А. Вилл описывает борьбу между пришедшей к власти Партией немецкой марки (DMP), желающей вывести Германию из еврозоны, и руководством Бундесбанка, стремящегося не допустить этого. В первых комментариях к книге немецкие эксперты отмечают содержательный анализ возможных экономических последствий такого сценария (а также причин, которые могут к нему привести) и то, что вероятность его наступления гораздо выше нуля.

На давление внутренней оппозиции накладывается растущее внешнее давление – со стороны не только МВФ, но и ряда партнеров по еврозоне (особенно южноевропейских), требующих смягчения политики ЕЦБ. Изменение позиции относительно скупки долгов его руководителя Марио Драги в начале осени 2012 г. свидетельствует о том, что они все успешнее добиваются своих целей.

В таких условиях начинается предвыборная борьба за будущие места в бундестаге – выборы в нижнюю палату немецкого парламента должны пройти в сентябре 2013 г. Тема финансового участия Германии в поддержке евро (особенно в контексте текущей и будущей национальной бюджетной политики) будет одной из основных, и успех партии ХДС, возглавляемой А. Меркель, оказывается в существенной зависимости от развития событий в еврозоне.

Еврозона сохранится

[…] Убежден,  что эксперимент будет продолжаться, причем достаточно долго (прежде чем перейдет в фазу полноценно функционирующего «продукта»). Еврозона не перестанет существовать как проект, в худшем случае она может потерять одного–двух членов. В среднесрочной перспективе расширения не произойдет. Упор будет сделан на наднациональные институциональные реформы, особенно в фискальной сфере, и на структурные реформы во всех странах-членах. Это послужит мотивацией и предпосылкой для вступления в еврозону других стран Евросоюза. До конца текущего десятилетия в еврозону могут вступить Дания, Венгрия, Латвия, Литва, Польша и Чехия. Евро останется одной из мировых резервных валют. Динамика его курса к доллару будет иметь, как и раньше, синусоидальный характер. Коридор в среднесрочной перспективе, наверное, будет лежать в пределах 1,25–1,38 долл. за евро[…].

 

Полная версия статьи В.Б. Белова «Еврозона – инновационный эксперимент продолжается»

Редакция экспертного канала «Экономическая политика» выражает благодарность РСМД за предоставленную возможность публикации статьи.

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp