Новая глобальная внешнеполитическая стратегия России и ее азиатский вектор. Экономическая политика
Новая глобальная внешнеполитическая стратегия России и ее азиатский вектор
11 Сентябрь 2013, Тимофей Бордачев

России давно пора переориентироваться на рынки «новой Азии», сохраняя при этом экономическую и культурную связь с Европой. Пока же Россия не входит в число тех стран, которые «азиатский экономический локомотив» тянет за собой, отметил директор Центра европейских исследований ВШЭ Тимофей БОРДАЧЕВ в докладе на Апрельской конференции НИУ ВШЭ


Тимофей Бордачев
В последние годы организация мировой экономической системы приобретает новое качество, многие эксперты говорят о начале нового этапа глобализации с вектором, направленным на Азиатско-Тихоокеанский регион, который в ближайшем будущем по экономическому и культурному развитию достигнет уровня равного Евроатлантическому. В связи с уникальным географическим положением Россия должна воспользоваться новыми течениями в мировой экономике, в том числе и для того, чтобы расширить свои геополитические возможности.

Здравый смысл и никакого чуда

Почему же стали возможными экономические и политические успехи стран Азии? Дело в том, что Восточная и Юго-Восточная Азия оказалась в начале XXI века единственным регионом мира, характеризующимся последовательным повышением качества и эффективности государственного управления. На фоне мирового экономического кризиса, начавшегося в 2008 г., практически все государства мира вернулись к политике повышения масштабов прямого и опосредованного вмешательства в экономику. Однако именно страны Азии оказались в наибольшей степени способны к осуществлению такого вмешательства.

Этому способствовали такие особенности менталитета народов стран Азии, в первую очередь – Китая, как приверженность решениям, основанным не на идеологических схемах или моделях, а на логике, здравом смысле и целесообразности. Позитивную роль играет и способность азиатских народов к творческому восприятию чужого опыта, высокая (чего не скажешь о европейцах и россиянах, в частности) степень терпимости к другим традициям и образам мышления, отсутствие убежденности в собственной эксклюзивной правоте.

Такой образ мышления – серьезный фактор коррекции, который действует, в том числе, и при использовании в странах Азии классических подходов к государственному регулированию экономической деятельности. Именно такой подход позволяет использовать полезное и отсекать ненужное или вредное. В результате, азиатский путь развития, впрочем, весьма условный, воспринявший существенную часть позитивного западного опыта и адаптирующий его применительно к национальным традициям и условиям, может рассматриваться на нынешнем этапе мирового развития как пример наиболее успешной стратегии повышения конкурентоспособности в мировой экономике. Другая важнейшая причина успеха – способность воспользоваться либерализацией мировой экономики и финансов в последние десятилетия и растущей демократизацией международных отношений, которые лишили старые крупные державы возможности навязывать свои интересы силовыми методами.

Эти стратегические достижения и преимущества не исключают, однако, того, что в будущем страны Азии будут вынуждены сами решать непростые внутренние проблемы. Например, те, которые связаны с выходом на поверхность исторических противоречий, а также те, которые возникают сегодня в связи с все более активным их участием в  региональных делах крупных мировых держав. А Россия могла бы помочь азиатским странам в разрешении этих сложностей.

Сила азиатского притяжения

Несмотря на существенную активизацию в последние несколько лет торговли России со странами Азии (прежде всего, за счет импорта), доля всех стран АТЭС (вместе с США, Канадой и Австралией) во внешнеторговом обороте РФ составляет на сегодняшний день 23,3%. Нынешняя структура экономических связей РФ с азиатским регионом создает опасные предпосылки для нарастания односторонней зависимости России от одного Китая в важных отраслях экономики, а затем и в политике.

В основе азиатской стратегии России должны лежать активизация и расширение взаимной торговли и инвестиций. Перспективным в этой связи представляется подготовка соглашения о Зоне свободной торговли Россия – АСЕАН

На Китай приходится около 23% всей торговли России со странами Азии, при этом роль Китая во внешней торговле России постепенно растет. Если в 2008 г. Китай был третьим по значимости торговым партнером РФ (после Германии и Нидерландов), то в 2010 г. занял первое место.

В экспорте России в Китай, как и в другие страны АТЭС, доминирует товарная группа «минеральные продукты» (в основном сырая нефть и нефтепродукты), древесина и, в гораздо меньших объемах, продукция химической промышленности, металлы и изделия из них. Импорт товаров из Китая формируют такие товарные группы, как машины, оборудование и транспортные средства; текстиль и изделия из него; обувь; металлы и изделия из них; продукция химической промышленности. Еще большую обеспокоенность вызывает низкий уровень взаимных инвестиций, который в существенной степени определяет степень экономической взаимозависимости партнеров (см. подробнее: Новые формы российско-китайского сотрудничества ).

Крайне пассивна Россия в развивающихся в Азии интеграционных и кооперационных процессах. Участие России в АТЭС, даже учитывая саммит 2012 г. во Владивостоке, носит пока преимущественно формальный характер. По-прежнему очевиден недостаток видения и понимания интересов России в азиатском регионе и тем более инструментов, призванных эти интересы реализовать. При этом встраивание РФ в азиатские и азиатско-тихоокеанские интеграционные и кооперационные процессы может стать мощным стимулом ее экономического развития и модернизации, как это уже происходит с большинством самих азиатских стран, а также стран, выстраивающих с экономиками азиатских стран активные отношения, прежде всего США.

Не жалеть о прошлом, искать новые ниши

Одна из главных причин недоиспользования Россией возможностей рынков новой Азии кроется в непонимании российской политико-экономической элитой потенциала этих рынков. Слабостью российской позиции является и стремление вывести на эти рынки неперспективные для них промышленные товары. И эти попытки Россия предпринимает в то самое время, когда промышленный бум в Азии буквально убивает промышленное производство по всему миру. Россия с ее высокой стоимостью рабочей силы не имеет никаких шансов выиграть в конкуренции с дешевой рабочей силой Китая и стран АСЕАН. Нам следует не оглядываться на прошлое, не жалеть о прошедших временах, а искать и создавать новые ниши для сотрудничества и продвижения российских товаров.

Назревший качественный поворот российской политики к Азии должен включать геостратегическое и экономическое измерение, программу нового освоения зауральской России – «проект Сибирь» (см. подробнее: Стратегия социально-экономического развития Сибири на период до 2020 года – прим. ред.). И даже – для их продвижения и закрепления – политико-символическое измерение – перенос части столичных функций в города Сибири и, особенно, на Дальний Восток. Такой перенос будет мощно способствовать закреплению здесь населения и перетоку активной части россиян в регион, а значит и противостоять нынешней тенденции к его депопуляции.

Целесообразно, видимо, создавать систему отношений, которые способствовали бы укреплению безопасности и суверенитета государств АСЕАН и других средних и малых держав региона. Страны данной группировки, потенциал становления которой в качестве целостного международного игрока, видимо, исчерпан, весьма серьезно относятся к перспективе оказаться «зажатыми» геополитическим соперничеством Китая и США. В  этом контексте Россия может сыграть роль независимого третьего игрока. В основе такого сближения должно находиться наращивание взаимной торговли и инвестиций, условия для чего может создать подготовка соглашения о Зоне свободной торговли Россия – АСЕАН.

Важнейшее место в новой азиатской, а по сути, глобальной внешнеполитической стратегии России, должно занимать налаживание добрососедских отношений сотрудничества с КНР в регионах «общего соседства». Во-первых, России и Китаю будет необходимо со всей серьезностью отнестись к необходимости координации политики в отношении региона Центральной Азии, в том числе в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Пока Россия, по большому счету, не мешает Китаю в его проектах в Центральной Азии, а Китай не мешает нам. Хотя подспудно страны и конкурируют. Во-вторых, все большее значение будет иметь вызов нестабильного Юга, где в качестве основной угрозы выступает Афганистан в контексте вероятного возвращения к власти талибов (или иных исламистских радикалов) после 2014 года.

Интеграционная Сибириада

Представляется насущно необходимым, чтобы Сибирь воспринималась как полноценный экономический субъект Евразийского союза (см. подробнее: Аграрное производство – ключ к развитию Сибири и Дальнего Востока ). Важно, чтобы все решения федеральных властей России по вопросу интеграции с Казахстаном принимались с учетом стратегии развития Зауралья. Также целесообразно, чтобы одним из членов формируемой Комиссии Евразийского Союза, делегируемых туда Россией, стал бы представитель Сибири. Крайне важно обеспечить, чтобы новый интеграционный проект не стал помехой для развития собственных российских территорий.

Крайне важно обеспечить, чтобы новый интеграционный проект – создание Евроазиатского союза – не стал помехой для развития собственных российских территорий, прежде всего Сибири и Дальнего Востока

Одним из приоритетных направлений инвестиций должно стать создание в России крупных логистических центров, строительство которых пока планируется и осуществляется только на китайской территории, развитие портовых центров, прежде всего во Владивостоке, Хабаровске, Находке и других портах Дальнего Востока. В 2010 г. на заседании российско-китайской группы Валдайского клуба российскими участниками был выдвинут лозунг «Три моста и одна дорога». Речь идет о строительстве трех мостов через Амур по направлениям на Благовещенск, Ленинское/Биробиджан и Хабаровск, а также автомобильной дороги из китайского Синьцзяна на российский Алтай.

Вслед за транспортной инфраструктурой необходимо и развитие телекоммуникаций. В настоящее время в Сибирском федеральном округе уровень проникновения интернета составляет 44%, а в Дальневосточном – 48% (по России этот уровень приближается к 50% - прим. Ред.). Принципиально новое звучание может приобрести в контексте ускоренного и открытого развития Сибири и Дальнего Востока вопрос сотрудничества России и других государств региона в Арктике, которая становится пока предметом псевдо конкуренции за неразведанные природные ресурсы.

В этой связи и в условиях глобального потепления стратегически важным для России становится модернизация Северного морского пути для международного коммерческого его использования. Но для этого, помимо, естественно, стабильной тенденции на сокращение ледового покрова в Северном Ледовитом океане, необходима еще и масштабная модернизация инфраструктуры. В настоящее время западная часть Севморпути до Енисея активно используется ледокольным флотом «Норильского никеля», и находится в рабочем состоянии. Восточная часть Севморпути совершенно запущена (см. подробнее: Экспорт транспортных услуг: добро пожаловать или посторонним вход воспрещен). Наконец, проблема Севморпути имеет и внешнеполитическое измерение. Практически все арктическое побережье России сейчас является погранзоной, закрытой для допуска посторонних, особенно, иностранцев, и накладывающей очень сильные ограничения на коммерческую деятельность. Для полномасштабного запуска Севморпути необходимо раскрытие погранзоны в Арктике, что, в свою очередь, требует смены ментальности и стиля работы местных властей (см. подробнее: Север России: альтернативы развития).

 

Тимофей Бордачев

 

Подготовила к публикации Ирина Ильинская

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp