Мировая торговля без прикрас и двойного счета. Экономическая политика
Мировая торговля без прикрас и двойного счета
18 Июль 2013, Анастасия Астахова

Стоимостные оценки мирового экспорта нуждаются в пересмотре, поскольку до трети его объема – фикция, возникающая из-за «двойного счета» внутри глобальных производственных цепочек. Поэтому и эффект встраивания в такие цепочки для страны не всегда удается однозначно оценить,  отмечают  эксперты ЮНКТАД  в новом «Отчете о мировых инвестициях 2013»


Рисунок 1. Пример двойного счета в глобальных цепочках создания добавленной стоимости. Источник: ЮНКТАД
Рисунок 1. Пример двойного счета в глобальных цепочках создания добавленной стоимости. Источник: ЮНКТАД


Около 60% мировой торговли приходится на товары первичной переработки и услуги, которые затем проходят различные стадии обработки в других странах, таким образом попадая в глобальные цепочки создания добавленной стоимости. В основном все эти операции координируются и осуществляются ТНК через их филиалы и контрагентов в разных странах (см. также «Мировая торговля: состояние и перспективы»).

Рисунок 2.  Добавленная стоимость в глобальной торговле, 2010 г. Источник: База данных ЮНКТАД-Еора
Рисунок 2. Добавленная стоимость в глобальной торговле, 2010 г. Источник: База данных ЮНКТАД-Еора

Однако глобальные цепочки создания добавленной стоимости создают серьезную проблему двойного счета. К примеру, сырье, извлекаемое в одной стране, может быть при помощи филиала экспортировано во вторую страну для переработки, затем в третью – для использования в производстве, и наконец, в четвертую страну для конечного потребления. Стоимость сырья учитывается один раз как вклад в ВВП страны происхождения, но несколько раз в статистике глобального экспорта (см. рис. 1).

Рисунок 4. Внутренняя добавленная стоимость в торговле у 25 крупнейших стран-экспортеров в 2010 г. Источник: База данных ЮНКТАД-Еора
Рисунок 4. Внутренняя добавленная стоимость в торговле у 25 крупнейших стран-экспортеров в 2010 г. Источник: База данных ЮНКТАД-Еора

На глобальном уровне средняя доля «двойного счета» (внешней добавленной стоимости в экспорте), составляет примерно 28% (см. рис. 2).  Это означает, что около 5 трлн долл. из 19 трлн долл. мирового объема экспорта товаров и услуг – как раз приходится на «двойной счет». Оставшиеся 14 трлн долл. составляют реальный вклад добавленной стоимости торговли в глобальную экономику. Это эквивалентно примерно одной пятой мирового ВВП.

Рисунок 3.  Доля внешней добавленной стоимости в экспорте по регионам в 2010 г. Источник: База данных ЮНКТАД-Еора
Рисунок 3. Доля внешней добавленной стоимости в экспорте по регионам в 2010 г. Источник: База данных ЮНКТАД-Еора

Показатели внешней добавленной стоимости значительно различаются в зависимости от страны и отрасли экономики. В целом, у развитых стран доля «двойного счета» в экспорте на 31% выше среднемирового уровня, поскольку их экспорт более зависим от импортируемых товаров (см. рис. 3).

Схожая логика отражает положение дел и по различным отраслям производства. Так, наибольшая величина «двойного счета» в экспорте наблюдается в сферах электроники (около 45%) и автомобилестроения (около 37%), так как их продукция делится на большое количество компонентов, которые производятся в разных странах.

Рисунок 5.  Рост подушевого ВВП в развивающихся странах в 1990-2000 гг. Страны разделены на квартили в зависимости от уровня вовлеченности в глобальные цепочки. Источник: База данных ЮНКТАД-Еора
Рисунок 5. Рост подушевого ВВП в развивающихся странах в 1990-2000 гг. Страны разделены на квартили в зависимости от уровня вовлеченности в глобальные цепочки. Источник: База данных ЮНКТАД-Еора

Второй компонент добавленной стоимости в экспорте – внутренняя добавленная стоимость, создаваемая экономикой государства. Эта доля также серьезно варьируется от страны к стране, от отрасли к отрасли (см. рис.4).  

На величину доли внутренней добавленной стоимости влияют такие факторы как величина экономики, состав экспорта и позиция страны в глобальных сетях создания добавленной стоимости, экономическая структура и экспортная модель. Так, крупные экономики (США, Япония) имеют более обширные внутренние цепочки добавленной стоимости и меньше зависят от внешних поставок.

Страны с большой долей природных ресурсов, экспортеры нефти и сырьевых товаров, такие как Россия и Саудовская Аравия, обычно обладают более высокими долями внутренней добавленной стоимости, поскольку подобный экспорт находится в самом начале глобальной цепочки.

Средняя доля «двойного счета» в мировом экспорте – 28%, однако по разным отраслям и странам этот показатель может значительно различаться

Показатели вовлеченности стран-экспортеров сырья в глобальные цепочки гораздо выше, чем можно судить по доли внешней добавленной стоимости в их экспорте. По уровню вовлеченности экономики Китай находится на 11 месте, а Россия на 13 месте среди 25 крупнейших стран-экспортеров в мире, в то время как доля внешней добавленной стоимости в этих странах составляет 30% и 9%, соответственно (см. также «Взгляд на мир через цепочки добавленной стоимости»).

Рисунок 6. Экспорт по категориям технологической «изощренности». Источник: анализ ЮНКТАД на базе данных Глобстат
Рисунок 6. Экспорт по категориям технологической «изощренности». Источник: анализ ЮНКТАД на базе данных Глобстат

Опыт последних двадцати лет показывает, что рост экономик стран, наращивающих свое участие в глобальных цепочках, ускоряется. Статистический анализ связи между участием в глобальных цепочках и темпами роста подушевого ВВП показывают значительную положительную зависимость как для развитых, так и для развивающихся стран. Иными словами, растущая вовлеченность страны в мировое производство идет рука об руку с более быстрым ростом экономики. Тридцать наиболее вовлеченных развивающихся стран показывали в последние 20 лет (1990-2010 гг.) средние темпы экономического роста в 3,3%, в то время как экономики тридцатки наименее вовлеченных стран росли в среднем на 0,7% ежегодно (см. рис. 5).

Рисунок 8.  Участие в глобальных цепочках. Репатриированные и реинвестированные доходы, 2010 г. Источник: ЮНКТАД
Рисунок 8. Участие в глобальных цепочках. Репатриированные и реинвестированные доходы, 2010 г. Источник: ЮНКТАД

Участие в международном производстве напрямую влияет на добавленную стоимость, уровень безработицы и доходы населения. Также подобное сотрудничество может принести повышение производительности через технологическое совершенствование и новые возможности для долгосрочного промышленного обновления. Так, встраивание в глобальные цепочки позволило Китаю развить высокотехнологичные экспорто-ориентированные производства. А объем экспорта наукоемких услуг с 2000 г. увеличился в восемь раз (см. рис. 6). В Коста-Рике результатом большого проекта привлечения иностранных инвестиций стал прыжок к сфере высокотехнологичного экспорта с начальной точки экспорта ресурсов.

Рисунок 7. Доля выбросов парниковых газов, произошедшая за счет встраивания в глобальные  производственные цепочки по регионам в 2010 г. Источник: ЮНКТАД
Рисунок 7. Доля выбросов парниковых газов, произошедшая за счет встраивания в глобальные производственные цепочки по регионам в 2010 г. Источник: ЮНКТАД

Однако участие в глобальных цепочках таит в себе множество рисков, поскольку трансфер технологий и повышение производительности не происходят автоматически. Возможна ситуация, когда страна оказывается заблокированной в низкодоходном сегменте глобальной цепочки. Экономика также может столкнуться с негативными эффектами ухудшения экологической обстановки. Так, экспортные производства по всему миру в 2010 г. выбросили в атмосферу 8,4 млрд т углекислого газа – 27% от общего объема (см. рис. 7). Эта доля удивительно близка в доле экспорта в глобальном ВВП (30%).

 

Тенденция к снижению уровня безработицы также может оказаться неустойчивой, поскольку встраивание в глобальные цепочки происходит в основном за счет деятельности в странах ТНК, которые прежде всего стремятся максимизировать прибыли и минимизировать собственные издержки. А это значит, что они достаточно быстро могут перенести производство в страну с более дешевой рабочей силой. Преимущественное участие в глобальных цепочках не столько самих стран, сколько филиалов ТНК создает проблему трансфертного ценообразования и вывода прибыли из «промежуточных» стран. Поэтому национальная экономика часто недополучает положительных эффектов. Однако вклад в создание добавленной стоимости местных фирм, вовлеченных в цепочки, может быть достаточно значительным, как и объем реинвестируемых доходов, проводимых филиалами ТНК в стране (см. рис. 8).

Рисунок 9. Пути развития стран внутри глобальных цепочек. Источник: ЮНКТАД
Рисунок 9. Пути развития стран внутри глобальных цепочек. Источник: ЮНКТАД
Рисунок 10. Примеры участия стран в глобальных цепочках на разных уровнях технологической «изощренности». Источник: ЮНКТАД
Рисунок 10. Примеры участия стран в глобальных цепочках на разных уровнях технологической «изощренности». Источник: ЮНКТАД

Для преодоления этих рисков необходимо разрабатывать специальные программы и даже создавать особые институты, разрабатывающие стратегии «безболезненного» встраивания. В любом случае, решение о стимулировании или приостановке участия в глобальных цепочках должно быть стратегическим и взвешенным. Однако далеко не все страны свободны в выборе между стимулированием и дестимулированием участия в глобальных цепочках. У большинства небольших развивающихся стран с ограниченных ресурсным потенциалом нет альтернативы стратегии развития, включающей в себя компонент встраивания в глобальные цепочки. Поэтому для таких стран вопрос не в том, участвовать ли, а в том, как участвовать (см. рис. 9). На самом деле абсолютное большинство стран уже в той или иной степени вовлечены в глобальные процессы. Им нужно думать о том, на какие сегменты делать упор, а из каких постараться уйти (см. рис. 10). 

 

 

 

Подготовила  Анастасия Астахова

 

По материалам «Отчета о мировых инвестициях 2013. Глобальные цепочки стоимости: инвестиции и торговля для развития» ЮНКТАД

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp