Интеграция России в Азиатско-Тихоокеанский регион. Перспективы 2020. Экономическая политика
Интеграция России в Азиатско-Тихоокеанский регион. Перспективы 2020

Обстановка в АТР в целом благоприятна для полноценного и полномасштабного включения России в интеграционные процессы в регионе. Результативность российской политики на этом направлении будет зависеть от эффективности мер по социально-экономическому, культурному и научному развитию Сибири и Дальнего Востока, отмечает главный научный сотрудник ИСКРАН, член РСМД Александр ПАНОВ


Александр Панов
<…> Курс на полноценное подключение России к политическим и экономическим процессам в регионе, на полноправное участие в деятельности всех многосторонних региональных организаций был принят еще до того, как центр экономической и финансовой активности начал смещаться в АТР, и явился стратегически правильным выбором.     

Правильный курс

Сегодня Россия имеет дружеские, фактически бесконфликтные отношения со всеми странами региона, является участницей всех многосторонних организаций и структур (исключение составляет лишь отсутствие членства в Азиатском банке развития).

Можно сказать, что закончился первый или начальный этап российской политики на азиатско-тихоокеанском направлении. Венцом предпринятых усилий и деяний явилось проведение саммита АТЭС во Владивостоке в сентябре 2012 года.

<…> Успехи внешней политики России на Востоке стали результатом не столько комплексного подхода, когда задействуются все главные ресурсы государства, а в преобладающей степени умелого использования политико-дипломатических возможностей. К сожалению, адекватного подкрепления в плане серьезного разворота в сторону наращивания экономического присутствия в регионе, прежде всего на основе динамичного развития Сибири и Дальнего Востока, политико-дипломатические усилия не получали. <…>

<…> В АТР быстрыми темпами идут процессы экономической интеграции, которые принимают различные формы. Это и многосторонние структуры, и двусторонние, и трехсторонние соглашения, в том числе о свободной торговле, и международные проекты экономического сотрудничества, например, освоение зоны реки Меконг. <…>

<…> Нынешняя обстановка в АТР в целом благоприятна для России. Региональные государства не выдвигают каких-либо препятствий, тем более непреодолимых, для движения России, прежде всего экономического, в регион. Имеется и серьезная заинтересованность в активном российском участии в обсуждении вопросов региональной безопасности и стабильности, в сотрудничестве по противодействию таким трансрегиональным угрозам, как терроризм, наркотрафик, морское пиратство, природные катастрофы, изменение климата. Нередко присутствие России в АТР рассматривается, особенно малыми и средними региональными странами, в качестве важной составляющей, необходимой для поддержания баланса сил и соответственно региональной стабильности.

Выбор оптимального вектора

После завершения первого этапа российской политики на азиатско-тихоокеанском направлении перед Москвой стоит задача определить вектор дальнейшего движения. Выбор стоит между продолжением того, что делалось до настоящего времени, но с несколько большим динамизмом, и переходом к новому этапу развертывания комплексного продвижения в регион.

Выбор в пользу первого варианта не потребует применения существенно новых подходов, это в значительной степени инерционный путь. Он способен какое-то время поддерживать определенное присутствие России в регионе и региональных процессах, однако не позволит в полной мере подключиться и воспользоваться плодами формирования ведущего мирового экономического и финансового центра. Более того, Россия может оказаться на обочине процесса стремительного экономического возвышения большинства региональных держав. <…>

Согласно большинству прогнозов, промышленное производство в ключевых государствах региона – Китай, Индия, Япония, Республика Корея, Вьетнам, Индонезия, будет в течение ближайших 10 лет возрастать достаточно высокими темпами, и спрос на ресурсы, необходимые для поддержания этого процесса, будет постоянно увеличиваться.

Территориальная близость к странам Азии и богатейший ресурсный потенциал Восточной Сибири и Дальнего Востока позволяют воспользоваться растущим спросом стран Азии и осуществить модернизацию экономики регионов на выгодных для России условиях.

Инерционная модель развития восточных регионов несет в себе значительные риски для экономики всей страны, например, в случае снижения цен на сырье в результате новой волны мирового кризиса

Однако в настоящее время поставки, например, российских энергоносителей на крупнейший в мире Тихоокеанский энергетический рынок не играют значительной роли в российском экспорте энергоносителей. Доля экспорта нефти на тихоокеанском направлении, прежде всего в Китай, Республику Корея, Японию, а также в США, составляет около 15% от российских поставок на международные рынки, нефтепродуктов – менее 10%. Поставки сжиженного природного газа (СПГ) в эти же страны не превышает 7% от суммарного экспорта газа. В российском экспорте угля доля АТР составляет 23%, алюминия – 35%, меди – 16%.

Развитие минерально-сырьевой базы восточных российских регионов Российской Федерации позволит привлечь инвестиции, направив их на строительство инфраструктуры, создание производств по выпуску продукции с высокой добавленной стоимостью, а также строительство предприятий, использующих передовые технологии для выпуска продукции машиностроения и строительной техники, необходимой для обеспечения горнодобывающих и обрабатывающих предприятий. Все это, в свою очередь, позволит радикально изменить социально-экономическую ситуацию в этих районах страны, остановить их депопуляцию. Для реализации данного варианта развития необходимо на правительственном уровне развернуть конкретные действия, стимулирующие экономический рост, в том числе прямое государственное финансирование, ввести налоговые и таможенные льготы, стимулировать привлечение в эти регионы высококвалифицированных кадров. <…>

 <…> Обозначились два принципиально отличных друг от друга подхода к решению этой проблемы. В пользу комплексного, динамичного, инновационного варианта развития восточных регионов <…> высказываются многие представители политических и научных кругов, делового сообщества. Выступая на полях Владивостокского форума АТЭС, министр по развитию Дальнего Востока Виктор Ишаев и губернатор Амурской области Олег Кожемяко отметили важность создания особых условий для развития восточных регионов, без чего невозможен их подъем. Звучали предложения освобождать всех инвесторов, независимо от того, российские они или иностранные, при создании ими новых предприятий от налога на прибыль, от налога на имущество, от налога на землю и НДС на срок окупаемости этих проектов. На встрече с членами Совета Федерации 17 сентября 2012 г. глава правительства Дмитрий  Медведев поддержал предложение о создании дифференцированных налоговых и инвестиционных режимов для Дальнего Востока и Восточной Сибири, выдвинул предложение о создании специального фонда для финансирования проектов по развитию этих регионов. Помимо создания Фонда или Банка развития Востока целесообразно создать Банк, специализирующийся на кредитовании регионального малого и среднего бизнеса. Очевидно, что в такой огромной стране, как Россия, нерационально иметь унифицированную систему ведения деловой активности, не принимая во внимание специфику региональной ситуации.

Вариант развития восточных регионов на «обычных, стандартных условиях» предполагает освоение ресурсов, опираясь, в основном, на старую технологическую и инфраструктурную основу. Такой подход позволит увеличить добычу ресурсов, однако масштабный рост будет сдерживаться недостаточным объемом инвестиций и ограничениями на доступ иностранных инвесторов к освоению новых месторождений, отсутствием надлежащей инфраструктуры, неразвитостью машиностроительных производств. Уровень инновационности экономики будет оставаться недостаточно высоким.

Можно исходить из того, что будет продолжать действовать бюджетная модель, основанная на централизации ресурсной ренты и стремлении к финансовому выравниванию регионов. Налоговый и таможенный режим останутся без изменений.

В целом экономика Восточной Сибири и Дальнего Востока будет продолжать движение по инерции. Такой медленный экономический рост может продолжаться до тех пор, пока будут сохраняться высокие цены на сырье, т.е. согласно прогнозам в течение предстоящих 10–15 лет. Однако в случае обострения конкуренции на ресурсных рынках, а также резкого снижения цен на сырье в результате новой волны мирового экономического кризиса, инерционная модель развития восточных регионов неизбежно создаст дополнительные, прежде всего финансовые, проблемы для всей экономики страны.

Следует учитывать, что обладание значительным ресурсным потенциалом, не гарантирует его постоянную востребованность на внешних рынках. Уже сейчас, например, растет конкуренция со стороны как традиционных поставщиков газа в регион (Катар, Австралия), так и новых (Мозамбик, Туркменистан, Казахстан, Канада и США – сланцевый газ). Китай и Япония вкладывают огромные средства – миллиарды долларов, в приобретение месторождений газа и их освоение в Африке и Латинской Америке. В то же время разработка новых российских месторождений в Сибири и на Сахалине запаздывает. Кроме того, ряд зарубежных производителей газа уже предлагает его на внешнем рынке по ценам ниже российских. В этой связи важное значение имеет разработка комплексной российской энергетической стратегии в АТР, которая пока отсутствует.

«Инерционный вариант» развития восточных регионов страны предусматривает серьезные ограничения на доступ иностранных инвесторов к освоению новых сырьевых месторождений.

Иностранные компании, особенно японские и южнокорейские, заинтересованы в работе на российском дальневосточном рынке, в том числе в реализации сырьевых и инфраструктурных проектов. Российский Дальний Восток мог бы стать важным поставщиком сельхозпродукции как для технических нужд, так и для пищевой промышленности. Для достижения этого потребуются не только иностранная техника, технологии и рабочая сила, но и иностранные инвестиции.

Очевидно, что без получения прибыли, без обеспечения предсказуемых стабильных условий для деятельности иностранный бизнес вряд ли будет готов работать на российском рынке. К сожалению, многие примеры последнего времени, в том числе на Дальнем Востоке, свидетельствуют о том, что российские партнеры иностранных компаний нередко без согласования меняют условия контрактов, а то и вовсе добиваются ухода зарубежных партнеров из проектов без какой-либо компенсации.

Избавляясь от разного рода фобий, следует «открыть» регион для широкого привлечения иностранного капитала. Опыт Китая убедительно показал эффективность такого подхода без ущерба для национальных интересов и бизнеса. Напротив, приход иностранных компаний будет стимулировать российские компании к модернизации, переходу на современные методы управления и организации производства, к транспарентной деятельности. В результате увеличатся и налоговые отчисления в бюджет. Появятся средства на модернизацию транспортной инфраструктуры.

Без радикального увеличения пропускной способности Транссибирской магистрали и БАМа, а также морских портов невозможно реализовать идею создания транспортного коридора АТР – Европа. Перспективным может стать использование Северного морского пути для транспортировки грузов из Европы в Азию. Однако обустройство этого маршрута и обоснование его эффективности находятся пока в самой начальной стадии.

Интеграция в АТР

В настоящее время в АТР убыстряются процессы торгово-экономической интеграции. Проявились два основных подхода.

Следует  поспешить с определением вектора подключения российской экономики к региональным интеграционным процессам в АТР с тем, чтобы не попасть в ситуацию, которая сложилась при подключении России к ВТО
 

Основу первого составляют страны-члены АСЕАН, которые в 2002 г. создали зону свободной торговли АСЕАН. Ныне этими странами ставится задача сформировать на этой основе более широкую по составу региональную зону свободной торговли с подключением Китая, Индии, Республики Корея, Японии, Новой Зеландии и Австралии.

Согласно мнению ряда экономистов, создание такой зоны непременно приведет к доминированию в ней Китая в силу его экономической мощи и ориентации асеановских стран на китайский рынок. В результате позиции Китая в АТР серьезно укрепятся.

Такое развитие событий не устраивает США, у которых нет соглашения о свободной торговле с АСЕАН и которые опасаются остаться в изоляции или на второстепенных ролях в процессах региональной торгово-экономической интеграции.<…>

<…> В отличие от концепции зоны свободной торговли АСЕАН уже согласованные положения Транстихоокеанского партнерства (ТТП) предполагают полную ликвидацию таможенных пошлин в течение 10 лет, либерализацию большинства секторов услуг, общую политику в сфере защиты прав интеллектуальной собственности.

Именно такие радикальные меры не устраивают большинство асеановских стран, опасающихся потерять контроль за развитием своих малоконкурентоспособных, но важных для обеспечения самостоятельности секторов экономики. <…>

<…>Накануне саммита АТЭС во Владивостоке министр экономического развития России Андрей  Белоусов отметил, что «в перспективе возможно присоединение России к Транстихоокеанскому партнерству». Поскольку каких-либо дальнейших разъяснений не последовало, создается впечатление, что на данном этапе в российских экономических ведомствах отсутствует четко разработанная позиция в отношении как ТТП, так и асеановской концепции зоны свободной торговли. Однако, очевидно, что следует поспешить с определением вектора подключения российской экономики к региональным интеграционным процессам с тем, чтобы не попасть в ситуацию, которая сложилась при подключении России к ВТО.

Российский Дальний Восток способен предложить странам АТР широкое научно-техническое сотрудничество. Первые шаги в этом направлении уже сделаны. На базе космодрома «Восточный» целесообразно создать научный центр по конструированию спутников, предназначенных для мониторинга сейсмической обстановки в регионе, прогнозирования изменения климата, изучения морской среды, в том числе в интересах рыболовства, обеспечения безопасного мореплавания. Соответствующих специалистов начинает готовить Дальневосточный федеральный университет, получивший новые здания с самым современным оборудованием. Научно-техническое взаимодействие с азиатско-тихоокеанскими странами представляется той сферой активности, в которой результаты могут быть достигнуты в самые короткие сроки. <…>

<…> Только подъем дальневосточных регионов Российской Федерации в сочетании с последовательной, целенаправленной дипломатической активностью в Азиатско-Тихоокеанском регионе может создать условия для утверждения России в качестве общепризнанной великой тихоокеанской державы.

 

Александр Панов  

 

Полная  версия статьи  А. Н. Панов. Интеграция России в Азиатско-Тихоокеанский регион. Перспективы 2020

Редакция экспертного канала «Экономическая политика» выражает благодарность РСМД за предоставленную возможность публикации статьи

 

Подготовила к публикации Яна Шокола

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp