Россия-Южная Корея: затянувшееся ожидание инвестиционного бума. Экономическая политика
Россия-Южная Корея: затянувшееся ожидание инвестиционного бума

На фоне подъема, который переживала двусторонняя российско-южнокорейская торговля в первом десятилетии XXI века, инвестиционные обмены представляются медленно развивающейся и крайне несбалансированной сферой взаимодействия двух стран. Между тем реализация потенциала такого обмена – путь к значительному расширению торгово-экономического сотрудничества, отмечает зав. сектором ИМЭМО РАН, эксперт РСМД Александр ФЕДОРОВСКИЙ


Александр Федоровский
<…> На конец 2012 г. объем южнокорейских инвестиций в России достиг 1,9 млрд долларов. На этом фоне цифры, характеризующие поступление капиталовложений в Республику Корея из России, выглядят более чем скромно. За два десятилетия российские инвестиции в южнокорейскую экономику составили всего 148,8 млн долл. (данные 2012 г.), и они явно не оказывают какого-либо воздействия на развитие двусторонних экономических отношений. И это притом, что общий объем российских прямых зарубежных капиталовложений вырос с 2000 г. по настоящее время в 18 раз, достигнув 362 млрд долларов.

Уроки реализации первых инвестиционных проектов

<…> Пассивность российских (государственных и частных) инвесторов отмечается в большинстве стран Восточной Азии. Формированию и продвижению инвестиционных проектов в РК, как и в других странах региона, препятствовал ряд объективных обстоятельств. Среди них в первую очередь стоит отметить практически полное отсутствие опыта двусторонних торгово-экономических связей, недостаточный объем необходимой коммерческой информации, узкий круг экспертов, обладающих адекватными знаниями о возможностях деловых партнеров и о хозяйственном потенциале другой стороны.

В свою очередь, на планах южнокорейских инвесторов отрицательно сказалось трудное начало их деятельности в России в 1990-х годах. Символом этих неудач стал провал по вине российской стороны (проявившейся в организационной и правовой неразберихе) проекта создания российско-корейского индустриального парка свободной экономической зоны Находка, одобренного правительствами двух стран в 1999 году (см. подробнее: Федоровский А.Н. Государство и крупный бизнес во внешнеэкономических связях Южной Кореи. М.: ИМЭМО РАН, 2006).

Кроме того, существовавшие в двусторонних отношениях проблемы осложняло наличие долга Республике Корея, доставшегося России по наследству от СССР. Это бремя прямо или косвенно препятствовало участию южнокорейских банковско-кредитных институтов в поддержке инвестиционной активности южнокорейских компаний в России. Лишь в 2004 г. в соответствии с двусторонним соглашением об урегулировании долговой проблемы правительство РК утвердило порядок погашения российского долга (объемом 2,24 млрд долл.) южнокорейским частным кредитным учреждениям и сняло запрет на участие банков в финансовых операциях с российскими юридическими лицами. Таким образом, полноценные финансово-кредитные условия для осуществления южнокорейскими компаниями инвестиционных проектов в России были созданы лишь через 14 лет после установления двусторонних дипломатических отношений. <…>.

Стадия накопления позитивного опыта

Тем не менее, с начала 2000-х годов начался рост прямых южнокорейских капиталовложений в такие отрасли российской экономики как лесоразработка, добыча и переработка морепродуктов, пищевая промышленность, сборка электробытовых приборов, производство автомобилей, туризм. Было реализовано несколько крупных инвестиционных проектов с объемом вложений более 100 млн долл. каждый, таких как гостиничный, деловой и торговый комплекс «Lotte» в Москве, предприятия по производству бытовой техники «LG Electronics» в Московской области и «Samsung Electronics» в Калужской области, автосборочный завод «Hyundai Motor» в Санкт-Петербурге, комплекс по производству химических продуктов компании «KP Chemical» в Татарстане. Отдельно стоит упомянуть капиталовложения в российский Дальний Восток (лесоразработка, гостиничный комплекс, сельское хозяйство, автосборка). Эти инвестиции внесли свою лепту в превращение Дальневосточного федерального округа в важное звено двусторонних торгово-экономических обменов: на него приходится 41,2% российско-южнокорейского товарооборота.

В то же время встречного движения капиталов из России в РК не наблюдается. <…> В этих условиях существует реальная угроза замедления темпов развития торгово-экономических обменов между Россией и Южной Кореей <…> Потенциал товарообмена по принципу «топливо, лес, сырье и рыба в обмен на автомобили и потребительские товары» имеет свои ограничители. Россия, оказавшаяся неспособной в пореформенный период противостоять процессу деиндустриализации своей экономики, пропустила в 1990-е годы шанс включиться в промышленную кооперацию с тихоокеанскими соседями. Теперь важно попытаться встроиться в процессы структурных изменений, происходящих практически одновременно во всех странах СВА, включая Республику Корея, и связанных с расширением регионального спроса на инновационную продукцию. <…>

Перспективы расширения инвестиционных обменов

29 марта 2013 г. правительство России утвердило Государственную программу «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона». Программы такого рода подразумевают появление новых возможностей для привлечения южнокорейских капиталовложений. Однако необходима демонстрация со стороны России государственных и региональных приоритетов, а также условий (правовых, экономических, административных) их воплощения в контексте развития реального сектора экономики, производственной и социальной инфраструктуры. Только в этом случае южнокорейские компании смогут оценить целесообразность капиталовложений на Дальнем Востоке и заручиться поддержкой своей деятельности со стороны банковско-кредитной системы РК.

Для России сегодня важно встроиться в процессы структурных изменений, происходящих практически одновременно во всех странах Северо-Восточной Азии в связи с ростом регионального спроса на инновационную продукцию

Значительный потенциал российско-южнокорейского взаимодействия по-прежнему связан с освоением на двустороннем и многостороннем уровнях минеральных и энергетических ресурсов Сибири и Дальнего Востока. Накопленный опыт показывает возможность диверсификации двустороннего сотрудничества. В этом плане стоит отметить участие компании «Hyundai Heavy Industries» в реализации проекта по производству в России сельскохозяйственных продуктов. Ценность этого проекта заключается в применении инвестором интенсивных методов производства качественных товаров при снижении издержек. Южнокорейский инвестор на практике показывает, что модернизация аграрной отрасли возможна при ограниченных трудовых затратах. Для испытывающего дефицит рабочих рук Дальнего Востока это имеет особое значение, поэтому опробованная при участии «Hyundai Heavy Industries» модель привлечения южнокорейских инвестиций в сельское хозяйство заслуживает тщательного изучения и распространения.

Среди высокотехнологичных отраслей особое внимание стоит обратить на медицину. На межправительственном уровне обсуждается вопрос об участии южнокорейских компаний в создании перинатального центра на Сахалине. Для России важно переплетение социального и инновационного аспектов совместных проектов. Инновации в системе предоставления медицинских услуг потребителям носят комплексный характер, и добиться этого одной стороне зачастую довольно трудно. Актуальная проблема для российского Дальнего Востока и Сибири, а также для многих стран АТР, население которых размещается на крупных территориях, – внедрение телемедицины и других технологий, связанных с дистанционным диагностированием. Здесь в одном проекте соединяются собственно приборы медицинской диагностики, системы космической связи, наземные и воздушные средства перевозки пациентов и медицинского персонала. В случае успеха плоды российско-южнокорейского сотрудничества в этой области могли бы быть оценены не только в РК и России, но и востребованы на рынках стран АТР.

Среди других перспективных направлений следует выделить содействие взаимному «знакомству» российских регионов и южнокорейских инвесторов, включая средние и малые компании, путем проведения тематических ярмарок, выставок, деловых презентаций и т.д. Это должно способствовать расширению географии южнокорейских инвестиций в России.

Стороны не используют потенциал совместной инвестиционной активности в третьих странах, прежде всего в СНГ, а также в АТР, включая страны-члены АСЕАН (например, Вьетнам).

России придется учитывать, что страны АТР, включая РК и других соседей по Северо-Восточной Азии, заключают со своими партнерами соглашения о свободной торговле. С точки зрения интересов российского бизнеса важно иметь возможность располагать схожими условиями деятельности в регионе. Отсюда актуальность формирования в отношениях России с РК инфраструктуры сотрудничества, адекватной складывающейся в регионе. Речь идет о создании институциональных, правовых, административных и информационных условий развития экономических отношений, позволяющих бизнесу выстраивать свою региональную стратегию в соответствии с взаимно оговоренными критериями. На правительственном уровне при тесном сотрудничестве с бизнесом должны быть определены этапы и цели совместных действий. Необходимо повысить качество статистики двусторонних связей, которая до сих пор демонстрирует существенное расхождение в данных, приводимых каждой стороной. Учитывая доминирование в экономических обменах крупного бизнеса двух стран, злободневной задачей становится содействие инвестиционной активности среднего бизнеса. В связи с этим следует изучить возможность создания механизма кредитования инвестиционных проектов, инициированных средним бизнесом. Среди других возможных тем для переговоров – координация деятельности таможенных органов, выработка общих подходов в области стандартизации, правовых аспектов создания предпринимательских альянсов. Причем модернизация двусторонних отношений должна быть вписана в формирующуюся систему регионального экономического сотрудничества.

Значительный потенциал российско-южнокорейского взаимодействия по-прежнему связан с освоением на двустороннем и многостороннем уровнях минеральных и энергетических ресурсов Сибири и Дальнего Востока

Развитие российско-южнокорейских торгово-экономических связей, несомненно, получило бы дополнительный импульс в случае позитивных изменений в межкорейских отношениях. Эти изменения открыли бы возможности для реализации крупных трехсторонних проектов, прежде всего в таких областях, как транспорт и энергетика. Между тем российско-северокорейские экономические отношения уже долгое время находятся в состоянии стагнации. Дело в том, что российские государство и бизнес не могут вернуться к советскому типу отношений в силу объективных причин, а Северная Корея пока не готова строить отношения на рыночных принципах. Векторы развития отношений между Москвой и Сеулом и Москвой и Пхеньяном не совпадают. Ситуацию усугубляют регулярно возникающие политические кризисы на Корейском полуострове. В сложившихся условиях возможны лишь относительно небольшие, пробные проекты (например, в специальных экономических зонах КНДР), тогда как масштабные проекты, предполагающие долгосрочное трехстороннее сотрудничество РК, КНДР и России, остаются на уровне экспертной подготовки.

Состоявшееся в июле 2013 г. в Сеуле 13-е заседание совместной российско-корейской комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству подтвердило общую заинтересованность сторон в развитии инвестиционных обменов. Однако опубликованные по этому поводу сообщения не позволяют говорить о достижении прорывных договоренностей. По-прежнему преобладают декларативные заявления сторон.<…>

Отставание в развитии инвестиционных обменов и несбалансированность экономического сотрудничества двух стран свидетельствуют о том, что концепция стратегического партнерства между Россией и Республикой Корея по-прежнему представляет скорее продекларированную цель российско-южнокорейских отношений, чем сложившуюся реальность. Изменение нынешней ситуации потребует согласованных действий государства (включая его региональные органы) и частного бизнеса, а также информационно-аналитической поддержки со стороны СМИ и экспертного сообщества.<…>

 

Александр Федоровский

Полную версию статьи см. А.Федоровский. Затянувшееся ожидание инвестиционного бума

 

Редакция экспертного канала «Экономическая политика» выражает благодарность РСМД за предоставленную возможность публикации статьи

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp