Акцент на Дальний Восток . Экономическая политика
Акцент на Дальний Восток
6 Сентябрь 2013, Эндрю Качинс

Истощение месторождений Западной Сибири заставляет власти создавать новые программы развития регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока. В центре внимания – разработка месторождений углеводородов. И хотя без партнерства с Китаем здесь не обойтись, Россия побаивается «молчаливого захвата» соседом своих малонаселенных территорий, отмечает Эндрю КАЧИНС из Центра стратегических и международных исследований


Эндрю Качинс
По многим экономическим и геостратегическим причинам Россия снова пытается предпринять попытки развивать экономику своих восточных территорий и глубже интегрироваться в экономики быстрорастущего азиатского региона, отмечает Кучин в докладе «Энергетический фактор в российском «Повороте к Азии» («The Energy Factor in Russia’s «Asia Pivot»).

В 2011 г. администрация Обамы анонсировала свой «Поворот к Азии» («Asia Pivot»). Россия обозначила начало своего поворота проведением саммита АТЭС во Владивостоке в сентябре 2012 года.

Исторически Россия была державой, более ориентированной на Европу до начала конфронтации с США во время Холодной войны. Однако Владимир Путин хорошо понимает, что глобальный экономический  баланс смещается в сторону Азии, а это значит, что соответствующая интеграция важна для успешного долгосрочного развития России.

Две трети территории России находятся именно в Азии, в то время как 50% нашей внешней торговли приходится на Европу, и только 24% – на азиатские страны. Однако это соотношение в скором времени должно измениться.

Нефть и газ как были, так и остаются основным экономическим сравнительным преимуществом России перед Западом, а энергоносители являются двигателем экономической интеграции в Азии.

Для развития Дальнего Востока необходимы, в том числе и инвестиции из Китая, однако есть опасение, что они чрезмерно усилят его влияние

Разработка месторождений углеводородов в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке имеет критическую важность по трем основным причинам. Во-первых, добыча нефти и газа на месторождениях Западной Сибири неуклонно снижается. Во-вторых, России необходимо  экономически развивать отстающие регионы Дальнего Востока (см. также Не золотом единым прирастать Магадану). В-третьих, власти опасаются, что Восточная Сибирь будет «ненасильственно» захвачена Китаем.

Первая из причин, вероятно, самая важная. Месторождения Западной Сибири исторически были основой российского нефтегазового сектора. Добыча на них стала снижаться с 2007 года. На месторождения Западной Сибири в 2009 г. приходилось 77% добычи нефти, несмотря на то, что они были истощены примерно на 60% (газовые – 65-75%). В такой ситуации остается полагаться лишь на средние и малые месторождения, а также на те, разработка которых до сих пор не велась из-за климатических условий местности или иных трудностей. Последнее невозможно без масштабных капиталовложений, как со стороны государства, так и со стороны инвесторов – российских и иностранных.

План развития восточных территорий России базируется на идее, что такие разработки можно будет начать очень быстро, чтобы компенсировать снижение добычи на старых месторождениях. Провал этого плана вкупе со снижением добычи нефти и газа на месторождениях Западной Сибири приведет к крайне негативным последствиям как для геополитического положения России, так и для ее бюджета.

В отличие от других стран, экспортирующих нефть и газ, Россия страдает от недостатка свободных мощностей. А это значит, что без существенной модернизации и развития восточных регионов страна не сможет в будущем поддерживать даже текущий уровень экспорта энергоносителей. При этом в российской энергетической стратегии заложено увеличения поставок нефти и газа на внешние рынки. Отчасти это результат желания России диверсифицировать экспортный портфель, сместив акцент с европейских рынков, где спрос на энергоресурсы по прогнозам снизится, на рынки Северо-Восточной Азии.

Именно на энергетику – отрасль, в которой доминируют государственные компании, – пал выбор при разработке плана развития экономики Дальнего Востока. Развитие этого региона и инфраструктуры может привести к снижению опасений относительно растущего влияния Китая на этот регион. В то же время развитие российско-китайских отношений в сфере энергетики требует увеличения китайских инвестиций в Дальний Восток. Однако этих инвестиций российская власть не хочет, опасаясь экономического доминирования и «молчаливого захвата» китайцами этих территорий. Для сравнения, население российского Дальнего Востока составляет меньше 6,5 млн человек. А в северо-восточных провинциях Китая и во Внутренней Монголии стандартный прирост населения с 2008 г. составил 139,9 млн человек.

Озабоченность властей по поводу развития дальневосточного региона привела к разработке централизованной стратегии развития. Споры возникли относительно того, как именно должно управляться развитие региона. Были предложены два различных подхода к этой проблеме.

Старые месторождения углеводородов истощены на 60-70%, без развития новых в Восточной Сибири экспорт энергоносителей в будущем сильно сократится

Первый состоит в создании госкорпорации для прямого стимулирования роста на Дальнем Востоке. Эта стратегия впервые была представлена Сергеем Шойгу Владимиру Путину в январе 2012 года. Шойгу утверждал, что управляемая государством корпорация лучше всех сможет справиться с задачей установления такого типа экономической среды, которая приведет к устойчивому и быстрому росту. В апреле 2012 г. произошла утечка информации о разрабатываемом для этих целей законопроекте. Госкорпорация получила бы полномочия «обходить» региональные и местные правительства в выдаче разрешений на добычу ресурсов. Корпорация была бы подотчетна напрямую Президенту, а другие государственные органы не имели бы возможности вмешиваться в принятие корпорацией решений. Для стимулирования предприятий госкорпорация получила бы доли в энергетических, ресурсных и инфраструктурных компаниях, эквивалентные 17 млрд долларов.

Бывший министр финансов Алексей Кудрин выступил с критикой этого предложения, утверждая, что это приведет к росту коррупции, не даст возможности государству предоставлять специальные преференции отдельным инвесторам, а также будет способствовать уходу из регионов частных инвесторов. Преемник Кудрина Антон Силуанов также публично выступил против плана, отметив, что нет никакой необходимости в создании госкорпорации, которая сделает бесполезными все усилия местных властей.

В итоге, было предложено и позже принято другое решение: создать отдельное министерство для стимулирования развития Дальнего Востока. Министерство было создано в мае 2012 г., возглавил его Виктор Ишаев, бывший губернатор Хабаровска. Однако уже весной 2013 г. Президент Путин обвинил министерство в невыполнении своих задач и в том, что ему не удалось эффективно возглавить экономическое развитие в регионе. Отдельной критике подвергся тот факт, что в министерстве наблюдаются серьезные фискальные потери. Недовольство Президента деятельностью министерства привело к тому, что снова стала рассматриваться идея создания государственной корпорации. В настоящий момент еще нельзя сказать, как именно будет выглядеть та структура, которую российское правительство утвердит для целей развития дальневосточного региона, и насколько эффективно она будет использовать огромные ресурсы углеводородов Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Несмотря на продолжающиеся разговоры и официальные заявления об установлении беспрецедентно гармоничных отношений между Россией и Китаем, вероятнее всего, самым важным вызовом в области внешней политики в ближайшие годы для Владимира Путина станет развитие отношений с Китаем. В последние годы Россия и Китай стали партнерами в противовес США и ЕС по таким вопросам как Иран, Сирия, расширение НАТО. Серьезно возрос и оборот торговли между двумя странами. И если в 2011 г. взаимная торговля составила 83 млрд долл., то к 2020 г. она должна достигнуть 200 млрд долларов. Сотрудничество с Китаем является очень важным, поскольку обе державы придерживаются схожих взглядов на архитектуру безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, основанную на принципах невмешательства, равенства, уважения к международному праву, сотрудничества в развитии.

 

Подготовила Анастасия Астахова

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp