Развитие центра: ключи к динамике. Экономическая политика
Развитие центра: ключи к динамике

Москва – экономический центр страны, ядро ее крупнейшей агломерации. Но можно ли Москву считать мировым глобальным городом – world (global) city – глобальным экономическим, финансовым центром, креативным, разумно управляемым, социально интегрированным городом? Рано, полагает директор региональной программы Независимого института социальной политики (НИСП) Наталья ЗУБАРЕВИЧ


Наталья Зубаревич
Классическая теория «центр-периферия», объясняющая развитие агломераций, гораздо проще, чем выросшая из нее теория глобальных городов, описанная американским социологом и экономистом, автором множества книг о процессах глобальной миграции и последствий глобализации Саскией Сассен (Saskia Sassen), которая ввела в научный оборот термин «глобальный город» (global city). По мнению этого ученого, глобальный город – это не просто город огромного размера, а стратегическое пространство, на котором разворачиваются процессы, по своей динамике выходящие за пределы компетенции одной страны. Глобальные города (Лондон, Нью-Йорк, Париж, Мумбаи, Токио) обладают огромной властью или влиянием и имеют больше общего между собой, чем с другими городами в своих собственных странах.

Еще один ключ к динамике развития – это теория пространственной диффузии инноваций. Ее автор – шведский географ Торстен Хёгерстранд (Stig Torsten Erik Hägerstrand. - См. Hägerstrand.T, 1953, Innovationsförloppet ur korologisk synpunkt, C.W.K Gleerup, Lund, Sweden, translated & reprinted as ‘Innovation diffusion as a spatial process’, 1967). Так, в  50-е годы прошлого века появилась теория «географии времени» (timegeography), в ней четко прописывается, как рожденная в центре инновация двигается в пространстве.

Направлений два: на ближайшие полупериферийные пространства и по системе городов.

То есть сначала – на ближайшую периферию, в пригороды и на полупериферийные пространства (ближняя диффузия).

Вторая диффузия (и она, как правило, доминирует) идет по иерархической системе городов. Т.е. инновация, любая, развившись в крупнейшем центре, начинает поступать в центры меньшего размера, после этого еще меньшего, и только потом – на периферию (см. рис. 1).

Рисунок 1. Распространение инноваций. Источник: Презентация автора
Рисунок 1. Распространение инноваций. Источник: Презентация автора
Чтобы развивать инновации, центр (всегда и везде) стягивает человеческие, финансовые и другие ресурсы из периферии. Только концентрация ресурсов позволяет центру создавать креативную среду и инновации. Если говорить языком автомобильной механики, то это словно двухтактный механизм: сначала двигается центр, потом он подтягивает за собой периферию.

Так развивается и организуется пространство, оно никогда и нигде не развивается равномерно, и это не апология неравенства, а естественная данность.

Но самое главное, что по этой системе двигаются модернизации образа жизни. Пока новые образы жизни не сформируются в центре, их не может быть на периферии, все чудесные пожелания  поднять какие-то окраинные территории путем запуска суперинновационных проектов  обречены. Пока не произошла диффузия – территория не готова к инновации.

Пример простейшей потребительской инновации (по показателю вводимых торговых площадей), нормально перемещающейся  в течение 7-8 лет (2001-2008 гг.) по пространству, когда нет барьера, приведен на диагр.1.

В России именно так распространялись потребительские инновации: торговые сети, Интернет, сотовая связь. То есть по некоторым параметрам у нас нормальная страна, в которой диффузия новаций образа жизни идет из центра на периферию.

По многим другим параметрам это не так (см. диагр 2). Москва концентрирует чудовищно высокую долю всего и вся, правда, за 10 лет (1998–2008 гг.) доля Москвы несколько снизилась, отчасти, из-за ближней диффузии на прилегающие территории. Не получается наращивать свою долю в основных показателях и у Санкт-Петербурга – он выбрал свой ресурс. Зато увеличилась доля городов-миллионников. Вот он, следующий шаг диффузии инноваций. Города-миллионники были успешны в наращивании своей доли в обороте торговли (выросли  доходы у населения), немного нарастили долю в строительстве  жилья – с 10 до 13%. Но как сидели они в инвестиционной яме, так и сидят – деньги на следующий уровень городов не переходят.

Перед нами очень большая проблема, обусловленная муниципальным статусом региональных центров, а также стягиванием всех денег в Москву. Роль Москвы остается очень высокой, а диффузия инвестиций – минимальна. Доля Санкт-Петербурга (взяты годы экономического роста, чтобы не микшировать картину) в общем объеме инвестиций практически не растет. Даже питерское происхождение правящей команды не меняет положение дел. Так, в инвестициях доля Москвы сократилась немного – на 4,4%, но СПб не смог аккумулировать эти дополнительные ресурсы.

Диаграмма 1. Структура предложения торговой площади гипермаркетов, %. Источник: Презентация автора.
Диаграмма 1. Структура предложения торговой площади гипермаркетов, %. Источник: Презентация автора.
Что же за город такой Москва? Он на что свои инвестиции урезал с 16% до 11% за указанное десятилетие (см. диагр. 2)? Ясно, это энергетическая держава вставала с колен и средства понадобились на освоение новых нефте- и газовых месторождений, а вовсе не на развитие крупнейших городов страны, которые есть ее каркас и основа  ее инновационного развития.

Смыслы и тупики агломерационного эффекта

Вторая группа исследователей пространственной экономики – это экономисты Пол Кругман (Paul Robin Krugman), Масахиса Фудзита (Masahisa Fujita) и Энтони Венейблс (Anthony J.Venables).См. «Пространственная экономика: города, регионы и международная торговля» – The Spatial Economy: Cities, Regionsand International Trade, 1999. Они сделали значимый вклад в развитие теории новой экономической географии – пространственной науки, позволивший объяснить, в чем экономический смысл агломерационного эффекта. Почему при определенных обстоятельствах и люди, и экономическая активность, и работники концентрируются в одних местах и покидают другие. Так на модельном уровне был объяснен агломерационный эффект.

Эти ученые указали на связь в развитии городов-центров с политическим режимом в стране: при прочих равных, чем авторитарнее и тоталитарнее режим, тем больше гипертрофированы функции центрального города.

Развитие городов-центров зависит от открытости экономики, от свободы пересечения границ, от возможности трансграничных взаимодействий, от выгод приграничного положения.

В авторитарных и тоталитарных системах города-центры всегда гипертрофированно притягивают экономику, а трансграничный и приграничный эффект не работают даже при рыночной экономике – из-за повышенной жесткости барьеров.

В нашей стране именно так и происходит. Так, Калининградской области потребовались костыли в виде особой экономической зоны, и даже они не очень помогают.

Диаграмма 2. Доля крупнейших городов РФ, %. Источник: Презентация автора.
Диаграмма 2. Доля крупнейших городов РФ, %. Источник: Презентация автора.
Реальный эффект от своего приграничного положения аккумулирует только Ленинградская область, и то он – часть агломерационного эффекта, так сказать, double-effect.

Существует еще одна важная теория – новый урбанизм, теория креативных городов. Ее автор – американский экономист Ричард Флорида (Richard Florida). См. Florida R. Cities and the Creative Class — Routledge, 2005. Согласно этой теории  креатив города формируется совместно тремя «Т»: технологии, таланты, толерантность. К Москве и в этом плане есть вопросы.

Таким образом, статус столицы априори предполагает дополнительные особые институциональные преимущества помимо естественного агломерационного эффекта, рождаемого концентрацией. Однако при некоторых режимах и в некоторых условиях эти традиционные преимущества становятся очень сильными: статусная рента  – это в первую очередь рента административная.

Гипертрофия

По сравнению с 1990-ми гг. эффект статусной ренты Москвы существенно вырос и исказил реальные преимущества ее развития. На таблице 1 – доля Москвы в ВРП  (в некоторых случаях с областью, в скобках – совокупный агломерационный эффект). И для сравнения, Санкт-Петербурга – от суммы всех валовых региональных продуктов всех субъектов РФ.

Доля Москвы, ВРП в 2009 г. – 23%. В 1990-е гг. эта доля составляла 14%, ее устойчивый рост начался в 2000-е гг.

Доля Москвы в инвестициях – 11%, с МО – 17%. В обороте розничной торговли – 20%.  Во внешней торговле – 40-42%, с МО – 48%. То есть функции внешней торговли полностью практически сконцентрированы в Москве.

Таблица 1. Сверхконцентрация экономики. Источник: Презентация автора
Таблица 1. Сверхконцентрация экономики. Источник: Презентация автора
Доля Москвы в экспорте нефти – 23%, а Тюменской области – 12%. А доля Москвы в населении – 7%. Так работают институты: преимущества достаются не тем, кто их произвел. Товарооборот торговли – каждый пятый рубль приходится на Москву и область. Ввод жилья: в лучшие для Москвы годы было намного больше, но с МО та же (сакральная цифра) 1/5-я от всего построенного в стране. По доходам бюджета до кризиса – 1/5-я.

Такое получение Москвой незаработанных денег – очевидная гипертрофия, следствие сверхцентрализации. А существование территории на статусную ренту – предпосылка для неэффективных решений по ее управлению.

Как сформирован бюджет Москвы

В структуре доходов бюджета Москвы до кризиса, в 2008 г., почти половину составлял налог на прибыль организаций. Причем, не малых или средних, а таких как Газпром, Роснефть, Сургутнефтегаз, и т.п. (см. диагр 3). Налоги на москвичей, или, если быть точным, на всех, работающих в Москве, формируют треть доходов столицы. Гигантское по цене имущество в Москве приносит всего лишь 6%. Акцизы и налоги от малого бизнеса – 2%, 3%, 4%. Город живет на ренту от прибыли, которая аккумулируется по штаб-квартирам крупных и крупнейших  компаний. В 2007 г. на этот источник (доля налога на прибыль) приходилось 55% доходов столичного бюджета. Ни в одном добывающем субъекте РФ доля налога на прибыль не бывает выше 44-45%. В Москве она была 55%, в кризис она сократилась до 33%, а в 2010 - 2011 гг. начала восстанавливаться, составив  43%.

Как расходуется рента

Если взять совокупно инвестиции из всех бюджетов субъектов РФ, то до кризиса Москва инвестировала треть от этого объема   – чудовищные гигантские расходы в виде бюджетных инвестиций. На всю остальную Россию пришлось 2/3.

Из федерального бюджета Москве дается не так уж много – 9% от всех инвестиций. Было 6-7%, с приходом Собянина стало побольше. Кто инвестировал в город? Так, от 35 до 45% всех инвестиций в город составляли расходы непосредственно из бюджета города Москвы. Такого не бывает нигде и никогда.

Диаграмма 3. Структура доходов бюджета Москвы в 2008 г. Источник: Презентация автора.
Диаграмма 3. Структура доходов бюджета Москвы в 2008 г. Источник: Презентация автора.
Неэффективное инвестирование из бюджета Москвы должно сокращаться. Иначе рентное поведение будет воспроизводиться. И сделать это совсем непросто. Можно быть очень стойким оловянным солдатиком, категорически отказываться от такого пути, но система подправит и принудит делать то, что максимизирует ренту.

 

Таким образом, Москва – столица развивающейся страны со всеми ее болячками – рентой и нерациональной инвестиционной политикой и пр., и сама собой она еще очень не скоро станет глобальным мировым городом с соответствующими такому понятию параметрами, на практике они пока не просматриваются.

Так что global city – это не про Москву. И расширение ее территории – это тоже не про global city, а всего лишь про неорганизованный мегаполис. От прироста территории город мировым экономическим и финансовым центром не сделается. Следовательно, или эту роль когда-нибудь перехватит другой российский город-миллионник, или же пока так и не будет в нашей стране такого мирового города.

 

Лекция  «Москва: город, агломерация, жители, система управления»

Н. В. Зубаревич была прочитана 20 октября 2011 г. в рамках проекта "Публичные лекции "Полит.ру". Подробнее см. здесь

См. продолжение в части 2: «Большой стиль»

 

Подготовила Наталья Гетьман

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp