Децентрализация модернизации. Экономическая политика
Децентрализация модернизации

Регионы уже наработали некоторую практику инновационного развития. Пора трансформировать ее  в общую региональную политику, которая могла бы принести стране ощутимые дивиденды. Нужен  переход к дифференцированному управлению регионами и усилению полномочий местных властей для создания реальных стимулов  инвестиционного процесса, считает полпред президента в Сибирском федеральном округе Виктор ТОЛОКОНСКИЙ


Виктор Толоконский
Поставленная в 2008 году задача модернизации экономики, сопровождавшаяся созданием государственных венчурных фондов, программ поддержки инноваций и других институтов, не может дальше решаться федеральным центром в том же формате директив и собственных инициатив.  Очевидной  стала необходимость децентрализации полномочий и делегирование инициатив в регионы. Об этом говорил и президент Дмитрий Медведев на заседании Госсовета РФ в декабре 2011. «Можно было бы начать и с каких-то «пилотных проектов», сказал тогда глава государства. За этим дело не встало.  Отбор таких проектов на конкурсной основе Минэкономразвития планировалось начать в конце марта (Заявки в МЭР  принимались до 20 апреля 2012 г., после чего до середины мая их оценят члены рабочей группы, а также привлеченные эксперты.– Прим. ред). Первоначально речь шла о выборе 5-7 проектов.  «Если будет 8 качественных проектов, примем все», - заверил Заместитель Министра экономического развития РФ замминистра Олег Фомичев в своем выступлении на III Форуме регионов России «Институты модернизации», состоявшемся в середине марта нынешнего года в Москве.

На федеральные средства претендуют отдельные регионы и кластеры, но  «денег на поддержку обоих проектов не хватит», - признал представитель Минэкономразвития. Причем предпочтение чиновники отдают кластерам.  «Понятно, что регионы, - пояснил позицию министерства Олег Фомичев, - получив федеральные средства, будут вкладывать их в свои институты развития и  технопарки, в том время как кластеры - совокупность бизнеса, науки, образования – имеют больший потенциал развития».  На такую поддержку планируется потратить  5 млрд рублей.

В регионах наработаны отдельные практики  инновационного развития, но они не  трансформированы в общую эффективную систему, единую региональную политику, которая могла бы принести стране ощутимые дивиденды. Для этого, по мнению полномочного представителя президента в Сибирском федеральном округе Виктора Толоконского, требуется  дифференцированное управление регионами, проектный, а не ведомственный подход. Акцент при этом, по мнению полпреда, следует делать не на формулировании директив, обязательных для исполнения всеми регионами, а на создании благоприятных условий для инвесторов.  Сегодня уже неважно, сверху или снизу идет инициатива, и где генерируется процесс - в центре или субъектах. Оптимально же, когда инициативы возникают и там, и там, - резюмировал Виктор Толоконский.

III Форум регионов России Институты модернизации
«Важно еще  научиться грамотно стыковать инициативы центра и субъектов», – добавил генеральный директор «Российской венчурной компании» Игорь Агамирзян, - и не увлекаться управлением финансами». «Экономика – это не финансы, экономика -  это предпринимательство, организационные и  человеческие  ресурсы», – подчеркнул глава РВК. И добавил: «Требуется не столько смена модели  распределения полномочий, но и переход от  иерархического сознания к сетевому».

И снова о бюджете

Потенциал развития у российских регионов есть,  но в  последние 20 лет мы  просто убивали региональный и муниципальный уровень власти, - продолжил тему директор Института региональной политики Булат Столяров.  И финансы при этом – не последний вопрос. Консолидированный бюджет РФ делится  в пропорции  65 на 35 в пользу федерации. Дефицит средств в региональных бюджетах не дает им  создавать особые экономические зоны на своем уровне, присваивать университетам статус региональных – это и многое другое, по мысли Столярова, тормозит развитие субъектов РФ.  Регионам надо вернуть, как минимум, 2 трлн руб., - настаивает эксперт, - и не в  среднесрочной перспективе, а «сейчас и срочно».

Булат Столяров: «Региональным бюджетам надо вернуть 2 трлн руб. – и не в  среднесрочной перспективе, а «сейчас и срочно».

 

Результатом перекосов в системе перераспределения бюджетных доходов становится сокращение числа регионов-доноров. «Сегодня их 10-11, а если бы стало  25-27,  тогда в регионах появились бы команды, с которыми центр мог бы вести диалог о реализации программы модернизации», - заключил директор ИРП. 

Заместитель Председателя Внешэкономбанка Сергей Васильев считает, что бизнес и государство должны создавать кредитные возможности на местах. Он также подчеркнул, что бюджетные средства должны работать  в регионах с максимальной отдачей.

«Модернизация в условиях патриархального патерналистского общества невозможна вообще, - резко начал свое выступление губернатор  Кировской области Никита Белых.  - Институты развития – это епархия не только центра и регионов, в сущности, они функционируют на уровне муниципалитетов, ТСЖ, домохозяйств и персоналий». Но деньги для реализации модернизационной политики, по словам губернатора, – проблема вовсе не первостепенная.  В конце концов, децентрализация предполагает, что передаваться будут не столько финансы, сколько полномочия и ответственность, и важно понять, насколько они будут востребованы и как реализованы. Залогом успеха модернизации, по мнению Никиты Белых, является возможность граждан  стать  акционерами процесса развития, когда «креативный класс сам выступает инициатором проекта и сам его реализовывает, например, на уровне местного самоуправления».

Тему  персонального вклада в модернизацию образно обобщил Александр Аузан,  процитировавший поэта Владимира Корнилова: «…меняли шило на мыло/  и собственность на права,/ а необходимо было / Себя поменять сперва».

Риторика о необходимости социокультурного вклада в модернизацию не вытеснила вопросы перестройки бюджетной системы, как и проблемы рейтингования регионов по степени инновационной активности.

Не верь глазам своим

Большинство международных аналитиков подходит к составлению рейтингов, оценивая главным образом предпосылки, а не результаты инновационной деятельности, - отметила профессор МГУ Наталья Зубаревич. Отечественные эксперты, напротив, отталкиваются от таких параметров как количество выданных патентов, удельный вес инновационных организаций и т.д. Качество статистики при этом трудно назвать высоким.  Сомнительны цифры Федеральной службы государственной статистики и Минрегионразвития РФ, тем более, что большая ее часть недоступна (как и сведения Минэкономразвития). Контент официальных сайтов регионов, на который ссылаются составители рейтингов, - подчеркнула эксперт, - содержит большей частью саморекламу.  В итоге, максимум инновационной продукции обнаруживается у нас в Ульяновской области и Чечне – такова официальная статистика. А самая высокая  инновационная активность в 2010 г. была зафиксирована в Магаданской области.

Наталья Зубаревич: «Реальными  лидерами инновационной активности были и будут  обе столицы, а аутсайдерами – удаленные по северо-восточному направлению регионы и закавказские территории»

Единственный случай адекватной статистики связан с числом патентов на изобретения и полезные модели на 10 тыс. занятых.  Москва, Санкт- Петербург и Томск по этим показателям являются безусловными лидерами.

 «Как бы мы не мерили, но с точки зрения здравого смысла реальными  лидерами были и будут  обе столицы, а аутсайдерами - удаленные по северо-восточному направлению регионы, закавказские территории», - говорит Наталья Зубаревич. Но точно узнать, что происходит в 70-80% российских регионах невозможно никакими методами. Исправлять ситуацию можно, постепенно опрашивая бизнес, словом, переходя к адекватной статистике и социологии, - заключила эксперт.  В свою очередь руководитель проектов Московского офиса  Booz&Company Александр Жоров считает, что основываться рейтинговые исследования должны на качественных индикаторах и прямых результатах инновационной деятельности. Например, оценивать надо число только зарегистрированных патентов, а еще лучше – зарегистрированных в США, где отбор жестче. Причем критерии оценки должны быть дифференцированы – «что значимо в Томске, не играет особой роли, например,  на Урале».            

Однако почти во всех субъектах инновационные усилия направлены только на развитие стороны предложения. «А что делать со спросом?», - заметил  зав. лабораторией  экономического факультета МГУ  Виталий Тамбовцев.  Там, где инновации производятся и потребляются, по его словам, действует шесть факторов: наличие производственной, информационной и финансовой инфраструктуры, налоговых стимулов для производителей, отсутствие препятствий для создания новых предприятий, доверие между наукой и бизнесом и региональными властями, высокий уровень образования. А индексы инновационности делают упор только на первом пункте, добавляя к нему результаты – новшества и инновации. «Пока индексы инновационности в регионах похожи на плакат пожарной инспекции, хотя должны быть дружественным аудитором, а не злобным инспектором», - резюмировал экономист. Во всех официальных рейтингах отсутствует главный эмпирический показатель, - отметил управляющий директор московского офиса компании Merrill Lynch Андрей Арофикин, – число регистраций нового бизнеса: «если люди не пытаются начать в регионе свое дело, то и  инвесторам он не слишком интересен».

С идеей же о том, что инновационная активность регионов более адекватно оценивается   «невооруженным глазом», не согласился исполнительный директор «Ассоциации инновационных регионов России»  Иван Бортник. Учет некоторых факторов еще не налажен, а потому жесткого рейтингования следует пока избегать.  Но распределение регионов по классам – в соответствии с уровнем и типами инновационной активности - полезный показатель для самих региональных властей. Как ориентир для коррекции региональной политики в лучшую сторону.

 

Подготовила Ирина Ильинская

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp