Россия «не доросла» до инновационного роста. Экономическая политика
Россия «не доросла» до инновационного роста

Старые драйверы роста экономики себя исчерпали, надо искать новые – и механизмы, и источники финансирования.  Они лежат в плоскости модернизации, а не инновационного роста, к которому экономика страны еще не готова. России необходимы  модернизация всех государственных институтов и  нормальный инвестиционный климат,  считает  президент и председатель правления Сберегательного банка Российской Федерации Герман ГРЕФ

Восстановительный рост закончился

Герман Греф
Какие модели экономического роста сегодня представляются возможными? Для ответа на этот вопрос следует проанализировать природу экономического роста в России в начале 2000-х годов. Очевидно, что он носил восстановительный характер и, в основном, сопровождался повышением загрузки существующих мощностей. По мере того, как страну простимулировали очень серьезные реформы, экономический рост постепенно превращался в инвестиционный.

С середины 2000-х годов мы уже видели расцвет России. В 2006 г. приток инвестиций составил 41 млрд долл., в 2007 г. – 82 млрд долл. Это был апогей урожая плодов верной экономической политики с начала десятилетия.  Россия в течение нескольких лет  была модной страной для инвестиций. Их структура была очень здоровой.  23% из них (по данным на 2007 г.) были прямыми инвестициями либо долгосрочными финансовыми вложениями. О  таком притоке средств в 2011 г. никто уже и не мечтал. Отток  капитала составил почти 83 млрд долл., то есть ежеквартально экономика России теряла по 20 млрд долл. Хочется надеяться, что потолок оттока капитала  достигнут.

Три темы представляются главными при обсуждении перспектив дальнейшего развития. Первая -  источники инвестиций. Очевидно, что Россия исчерпала возможности  восстановительного роста. Но и говорить о массовой инвестиционной деятельности тоже еще рано. Российская экономика не доросла до инновационного роста.

Второй вопрос – чрезвычайно сложная демографическая ситуация.

И третий -  потенциальные возможности и риски наших ресурсных секторов.

С точки зрения финансирования ситуация очень сложная. Сегодня экономика страны не может расти на  7-8% в год, как это было в середине 2000-х годов. Остался в прошлом бум потребительского кредитования и период стремительного расширения потребительского спроса. Значит должны быть другие источники финансирования роста. Где их взять?

Модернизация и источники финансирования роста

Внутренние источники длинных денег в нашей стране – это  3% ВВП.  В  восточноевропейских странах, таких как Чехия, Польша, –  20-30% ВВП, а в США – более 100%

Россия вынуждена начать модернизацию. Без нее средств для финансирования экономического роста не будет. Увеличение налогов губительно. Даже разговоры об этом вызывают неблагоприятные ожидания и  отток капитала.
Нам нужна модернизация всех государственных институтов, нормальный инвестиционный климат. В последние годы модернизационных стимулов было очень мало. Прогнозные возможности правительства РФ слабые. Но критиковать собственное правительство за слабую динамику по инвестициям и движение в сторону модернизации не стоит. В кризис власти любой страны поступали и поступают так же.

Надо принимать непопулярные меры. Бенефициаров у необходимых для экономики страны реформ нет,  модернизационных стимулов нет. Конечно, есть в мировой истории примеры, когда модернизация и в  таких обстоятельствах проходит успешно. Но редко.

У каждой реформы есть серьезные развилки, проходить которые нужно филигранно, с мощной командой управленцев. Без них в фазу реформ и входить не стоит. Иначе можно дискредитировать саму идею реформ. Но где эта команда управленцев? Где толковый менеджмент?

Вторая проблема – где ресурсы? Что может стать источником модернизации? Мы видим, что происходит с внешним финансовым сектором, с Европой вообще. Надеяться на инвестиции европейских банков больше не приходится. Даже для заемщиков с такой высокой репутаций, как Сбербанк, европейские и даже американские рынки закрыты. Можно говорить лишь о привлечении 2-3 млрд долл., в масштабах страны это мизер. И эта тенденция сохранится в течение нескольких лет. Внутренние источники длинных денег, пенсионные накопления у нас сегодня составляют 3% ВВП. Даже в восточноевропейских странах, таких как Чехия, Польша, – это 20-30% ВВП.  А в США этот показатель превышает 100%. У нас не создана система генерирования длинных внутренних денег. И эта проблема заслуживает серьезного обсуждения.

Прежде – при притоке нефтедолларов – ЦБ проводил особый тип политики. Сегодня этих инструментов финансирования недостаточно для того, чтобы обеспечить нормальную, секьюритизированную долгосрочную систему ликвидности для финансового сектора. Поэтому Центральному банку придется переходить к регулированию ликвидности на финансовом рынке посредством процентной ставки.

Демография как двигатель прогресса

Ситуацию усугубляет трансформация демографической структуры РФ, которая – вследствие изменения качества рабочей силы – ведет за собой изменение типа экономики. Поколение «бэби-бумеров» 50-х годов (людей, родившихся в 50-е прошлого столетия), сменяется появившимися на свет в 80-х годах. А это уже совершенно другое качество среднего класса.

Когда в Сбербанке поменяли технологии, в организации поменялись лица, появились молодые ребята.  И они предъявляют новые требования к руководству. Через 6-8 лет таких же перемен следует ждать во всей экономике. Уйдут традиционные слесари, монтажники, придут специалисты с компьютерами, айпэдами, более образованные. Им понадобятся новые стимулы и новые возможности для самореализации. Новое поколение создаст качественно другую экономику.
Конечно, иногда «требования снизу», если судить по событиям на Болотной площади, приводят к оскорблениям первых лиц государства. Это недопустимо. Даешь советы, оцениваешь всех по Гамбургскому счету, а все ли у тебя самого в хозяйстве в порядке?

Мир ушел далеко вперед, разработаны хорошие технологии, их нужно внедрять. Для этого нужны люди с большим потенциалом ответственности, прежде всего, перед самим собой.

 

Российская экономика не созрела для инновационного роста

Третье. Да, мы самодостаточная страна, имеем уникальные ресурсы. Но как мы к ним относимся? Одно из важнейших – сельское хозяйство. В советские времена в эту отрасль неэффективно вбухали миллиарды рублей, что, в числе прочих причин, и привело к развалу СССР. Так же нерационален был советский ВПК.

Громадную опасность у нас таит энергетический сектор, риски в этом секторе колоссальные. Перспективы развития российской газовой промышленности вызывают уже откровенный страх. В США идет быстрый процесс перехода транспорта на газ, цены на него снижаются. Эта технология применяется массово. А мы все еще строим трубопроводы. Охраняем монополию на добычу. Вот что требует нового понимания и конкурентного вмешательства. Главное средство борьбы и выхода экономики на новую траекторию развития – свободная рыночная экономика и конкуренция.

Не бывает безошибочного способа в макроэкономической политике, но двигаться нужно всегда в намеченном направлении. Да, реальность всегда сложнее планов и намерений. Вроде нет в экспертной среде противников идей свободной рыночной конкуренции.

Вот известный экономист, ректор РАНХ и ГС Владимир Мау прекрасно пишет о  конкуренции. Но ведь как только среди вузов ее объявишь, кто противится? Сами ректоры!

И все же модернизационные стимулы стоят на пороге – на площадях. И нет оснований не верить в возможность модернизации российской экономики. В  конце концов, где еще предпринимателям можно успешно делать бизнес?

 

 

По материалам доклада Германа Грефа на Гайдаровском форуме «Россия и мир: 2012– 2020», январь 2012 г.

 

Подготовила Виктория Чеботарёва

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp