Скрытые ресурсы и уроки инновационной политики. Экономическая политика
Скрытые ресурсы и уроки инновационной политики
20 Декабрь 2012, Юрий Симачёв

Есть две принципиальные проблемы, которые на нынешнем этапе мешают созданию реальных инноваций. По мнению заместителя генерального директора Межведомственного аналитического центра Юрия СИМАЧЁВА, – это нестабильность условий хозяйственной деятельности, напрямую зависящая от государства, а также излишняя бюрократизация бизнес-процессов внутри самих компаний


Юрий Симачев
Инновационная политика в современной России – главнейший из приоритетов, хотя строиться начала не сегодня. Но если сравнивать с периодом до 2005-2006 гг., когда эта политика связывалась, в первую очередь, с субъектами естественных монополий, налоговой реформой и т.д., безусловно, что уровень представления о механизмах ее действия у российских властей возрос многократно. Вообще, на протяжении последних 10 лет представления о том, в чем суть инновационной политики и как ее проводить, менялось в зависимости от экономического положения страны на каждом конкретном отрезке времени.

Таких этапов можно выделить три – предкризисный, кризисный и посткризисный. На первом (2007-2008 гг.) – принимались стратегии, программы, расширялось финансирование, один за другим вводились налоговые инструменты, создавались крупные институты развития; на втором (2009-2010 гг.) – вводились компенсационные и защитные антикризисные меры, из-за резкого повышения рисков, инновационная деятельность сосредоточилась в крупном и сверхкрупном бизнесе. На третьем (2011-2012 гг.) вводились механизмы развития сетевых связей, технологических платформ, инновационных кластеров и т.д. Каждый из этих этапов по-своему результативен. Но, несмотря на наличие множества концепций, стратегий, в т.ч. и реализованных через налоговое законодательство, несмотря на институты развития и различные финансовые инструменты, итоги инновационной политики в целом весьма скромны. Заметного прогресса достигнуть не удалось.

Неутешительные результаты

Рисунок 1. Источник: презентация автора.
Рисунок 1. Источник: презентация автора.
Возможно, на микроуровне что-то и изменилось в лучшую сторону, но никаких сдвигов на макроуровне не наблюдается. С одной стороны, есть порядка 30% предприятий, которые в той или иной степени финансируют исследования и разработки, хотя и на не очень глубоком уровне, с другой – эффекты крайне ограничены. В то же время, по данным Межведомственного аналитического центра, в настоящее время наблюдается снижение барьеров, мешающих этому процессу. И более того, число предприятий, которые отметили, что у них нет никаких препятствий для инноваций, увеличилось с 2005 по 2011 гг. с  6% до 20% (см. рис. 1, 2, 3). Анализ результатов опросов руководителей средних и крупных предприятий отраслей промышленности в 2005, 2008, 2011 годах (более 500 респондентов в каждом опросе) подтверждает, что половина из этих опрошенных компаний все равно инновационную деятельность не осуществляют.

Естественно предположить, что развитию и продвижению инноваций что-то мешает.

Налицо классические проблемы предприятий – недостаточность механизмов налогового стимулирования, отсутствие механизмов бюджетного софинансирования. Но, по нашему мнению, они не главные. Даже нехватка квалифицированных рабочих и специалистов отступает на второй план, поскольку сейчас менее значимы фронтальные процессы продвижения инноваций, связанные с увеличением занятости.

Рисунок 2. Источник: презентация автора.
Рисунок 2. Источник: презентация автора.
Основной тормоз развитию инноваций – непредсказуемость условий хозяйствования. На первом этапе, в предкризисный период, когда денег было много, необходимость в инновациях не воспринималась как что-то важное, и государство раздавало средства, что называется, очень широко.

Низкая инновационная активность бизнеса – следствие не столько неэффективной системы поддержки инноваций, сколько недостатка рыночных мотиваций у компаний

В кризис, когда у компаний в принципе были возможности занять рынки неэффективных компаний, получить доступ к квалифицированным кадрам, государство помогало неэффективным компаниям и ограничило, тем самым, успех эффективных компаний, которые, в общем-то, больше заслуживали этих ресурсов.

И наконец, на третьем этапе,  когда вроде бы и все инструменты развиты, и столько всего сделано, предсказуемость в действиях власти заметно снизилась. Огрубление оценки проводимых реформ применительно к эффективности действий самого государства сильнейшим образом провоцируется неразвитостью институтов гражданского общества и механизмов качественной независимой оценки.

Не лишним будет напомнить о существующих у нас барьерах общего порядка, таких как неразвитая конкурентная среда, проблемы с защитой прав собственности и т.д., но разработка мер для устранения этих препятствий наталкивается на реалии страны и сложившуюся в ней политическую систему с ограниченной конкуренцией. Не учитывать это было бы неконструктивно.

К ограниченным возможностям государства по администрированию сложных инициатив следует добавить проблему существования множественности инициатив. В таких условиях не доводятся до конца, иногда бросаются на полпути много проектов, много новых начинаний, и за этим следует реакция отторжения любых новых инициатив.

Существует также большое число отложенных решений, например, по налоговой реформе и по другим аспектам жизни. Все это резко увеличивает общую непредсказуемость в условиях хозяйствования.

Потенциал для перемен

В чем принципиальный дисбаланс в инновационной политике? С различными стимулами (пряниками) у нас достаточно хорошо – и очень плохо с улучшением регулирования – инвестиционного климата, с устранением избыточных отраслевых барьеров – здесь мы продвигаемся крайне медленно.

Рисунок 3. Источник: презентация автора.
Рисунок 3. Источник: презентация автора.
Есть попытки инноваций, а нет заметных сдвигов, и в результате большинство предприятий неконкурентоспособно. Необходимо выходить на экспорт, но непонятно, как это возможно при такой производительности и при таком низком уровне технологической конкурентоспособности: только 2% компаний выпускает новую продукцию для мировых рынков.

Конечно, нельзя отрицать существование сильнейшей дивергенции компаний – есть много предприятий, работающих на устаревшем оборудовании, но есть и 5-10% таких, технологический уровень которых выше, чем у зарубежных компаний. И эта дивергенция усиливается. Вопрос в том, что с этими неэффективными предприятиями ничего не происходит, коль скоро им есть страховка – некое русло т.н. социальной политики, а эффективные оказываются в русле инновационной политики. Реки этих двух политик сосуществуют независимо друг от друга. И нет особого интереса у неэффективных компаний перенимать линию инновационно активных предприятий.

И все же, в целом в последние годы происходит некоторое повышение заинтересованности предприятий в новых разработках, потому что все более очевидным становится исчерпание резервов для модернизации и улучшения существующей продукции, и все более востребованными оказываются разработки ряда новой продукции. Двигателем здесь является не государственный спрос, а спрос населения, доходы которого растут и, соответственно, растут и требования к качеству и новым свойствам продукции. Компании вынуждены на эти запросы реагировать. Рассчитывать на то, что они начнут сейчас определять спрос на фундаментальную науку, наверное, не стоит, но на инженерные услуги с их стороны спрос есть и будет возрастать.

Вопросы выбора

Рисунок 4. Источник: презентация автора.
Рисунок 4. Источник: презентация автора.
Принципиальный вопрос в том, чего хотят сами компании (см. анализ итогов опроса, слайд 14) с позиции идеальной инновационной политики. И речь не о том, что если, к примеру, 70% компаний сказали, что отдают предпочтение такой-то инновационной политике, то именно она и нужна, в том какие именно компании склоняются к тому или иному выбору.

Выбор – между созданием общей благоприятной среды или прямой государственной поддержкой инновационного проекта. Такая прямая господдержка  – это то, что предпочитают крупные компании или компании, финансирующие НИОКР. Относительно последних следует отметить, что там, действительно, требуется разделение рисков, которое не покрывается за счет налоговых стимулов. Частные компании ратуют за стабильность регулирования, потому что меньше доверяют государству, в том числе потому, что меньше информированы относительно того, какие еще решения готовят власти. Понятно, что государственным компаниям, напротив, нравится улучшение в регулировании. Но очевидно, что это может сопровождаться политикой двойных стандартов – государство, естественно, старается создать лучшие условия для «своих» компаний.

Среди применяемых инструментов стимулирования инноваций лишь малая часть связана с поддержкой динамики развития компаний. А в целом меры довольно слабо акцентированы на поддержке новых бизнесов

В России оригинальным образом сочетаются, с одной стороны, большие возможности для реализации инновационной политики, и, с другой – наличие преград в каждом из секторов. Например, имеются в наличии потенциал и финансовые ресурсы крупных компаний, прежде всего, в сырьевом секторе. Но все это остается в неприкосновенности – государство видит в них источник ресурсов и постоянно обещает им увеличить размеры отчислений в федеральный бюджет. Только эти обещания, как правило, сводятся к появлению новых льгот для этих же компаний.

В то же время в России существует и высокотехнологичный сектор, который отличается способностью быстро развиваться, горизонтально ориентирован, хорошо организован, с большим экспортным потенциалом. Но предприятия этого сектора очень восприимчивы к состоянию делового климата и для них большое значение имеет среда, условия проживания, в этом бизнесе трудятся креативные мобильные люди, нет условий – они уезжают.

Рисунок 5. Источник: презентация автора.
Рисунок 5. Источник: презентация автора.
Существенные барьеры для инноваций в России находятся вне рамок инновационной политики – в рамках других политик. И необходимо понимать, что восприятие инновационной политики у нас крайне узкое, основанное на классической теории, по сути, на непонимании полезности взаимодействия как такового, на недооценке роли труда, проблем технологической дисциплины, стимулирования рабочих качеств и т.д.

Ставится масса экспериментов: то одно попробовали, то другое, но опыта из этих экспериментов не извлекается, а процесс принятия решений мало прозрачен. Можно только догадываться, почему тот или иной эксперимент оказался успешным или не удался, почему одна мера сворачивается, а другая продолжает реализовываться.

Механизмов стимулирования много, но при странном подходе: раз не очень получается с инвестиционным климатом и не разобраться с техническим регулированием, то мы все  это компенсируем дополнительными ресурсами. И, кажется, мы подошли к пределу, когда риски уже нельзя компенсировать деньгами, как и отсутствие или недостаток согласованных действий и координации между субъектами. И на поверку выходит, что в рамках тех же инструментов стимулирования инноваций для компаний возникают дополнительные риски.

Нужно научиться ждать, программы и механизмы поддержки должны быть «длинными». Вредно устанавливать целевые численные индикаторы, связанные с использованием ресурсов, нужно ориентироваться не на них, сразу формализуя их и закладывая в контрольные проверки и т.д., ведь таким путем мы не видим ни хорошего, ни плохого. А нужно отслеживать новые эффекты и на их основании формировать новые рамки для последующей инновационной политики. Ведь нередко успех достигался не в предполагаемой вначале целевой функции, а часто рядом, в том, что не входило в эту целевую функцию.

Рисунок 6. Источник: презентация автора.
Рисунок 6. Источник: презентация автора.
Нам необходимо научиться отбирать позитивный результат, выделять его и стараться его распространять на другие сектора. Необходимо отходить от узкого понимания инновационной политики, при которой ограничиваются возможности. Универсальных решений нет, поскольку в каждом секторе есть свои преимущества и ограничения. Но сначала лучше – нейтральная политика поддержки для выявления специфики секторов и рынков, а потом специализация инструментов стимулирования. Среди применяемых инструментов стимулирования инноваций, к сожалению, лишь малая часть связана с поддержкой динамики развития компаний. А в целом меры довольно слабо акцентированы на поддержке новых бизнесов.

Таким образом, акцент в российской инновационной политике сделан на неоклассической модели, на прямом перераспределении ресурсов. Вне внимания остаются: недостаток координации субъектов, недостаток институтов для коллективного создания и распространения знаний, плохая настройка и рассинхронизация институтов  технологического развития, проблемы кодификации, недостаток стандартов и платформ, барьеры в восприимчивости, трудности одновременного использования знаний из разных источников, структура знаний плохо адаптирована для распространения.

Тем временем в последнее десятилетие глобальная конкуренция в мировой экономике приводит к сокращению жизненного цикла продукции, накладывает жесткие ограничения на сроки. Происходит усиление междисциплинарного характера инноваций. Удорожание и увеличение сроков окупаемости исследований и разработок приводит к необходимости развития кооперации (межфирменной, межгосударственной), формированию технологических альянсов. Возрастающая сложность производственных технологий затрудняет лидирование на мировых рынках даже крупных компаний, что побуждает их к специализации. Идет расширение интеграционных каналов получения и распространения знаний и технологий. Глобальный характер инновационный экономики не позволяет получить всю добавленную стоимость в масштабах только одной страны.

Ясно, что происходят сдвиги и в инновационных политиках государств –  меняются базовые взгляды на инновационную систему, возрастает роль государства в стимулировании и поддержке, и, прежде всего, стимулируется спрос на инновации, идет развитие сетей. Мы видим отход от принципа нейтральности инновационной политики, размывание границ между инновационной и промышленной политикой и расширение числа государств, применяющих широкий набор механизмов стимулирования, повышается роль межстранового трансфера этого «инструментария».

Остаться в стороне этих процессов – значит проиграть в мировой конкурентоспособности.

 

Юрий Симачёв

 

Полную презентацию автора см. на сайте Межведомственного аналитического центра здесь: http://www.iacenter.ru/publication-files/181/159.pdf
 

 

По материалам доклада «Российская инновационная политика: прогресс и уроки»

на 10-ой Конференции АНЦЭА «Российская экономика в 2010-е годы – проблемы и реформы», Москва, 5 октября 2012 г.

 

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp