Вода и культура ее использования. Экономическая политика
Вода и культура ее использования

Дефицит пресной воды становится главным фактором, сдерживающим рост мировой экономики. Такая угроза актуальна и для России - экстенсивное развитие экономики страны неизбежно приведет к водному кризису, считает директор Института водных проблем РАН, член-корреспондент РАН Виктор ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН


Виктор Данилов-Данильян
Возможность удовлетворить растущий спрос на пресную и питьевую воду – это проблема для всех стран мира, особенно для развивающихся стран, где население растет. Согласно прогнозам ООН, примерно в 2050 г. рост населения, по-видимому, стабилизируется на уровне около 11, 6 млрд человек. Многие думают, что тогда все ресурсные проблемы, по крайней мере, связанные с возобновляемыми ресурсами, будут решены.

Это не так, ведь существует еще масштабная бедность и просто низкое качество жизни огромного числа людей, которые будут требовать повышения своего благосостояния. Удовлетворение этих требований  связанно с затратами ресурсов и, прежде всего – пресной и, в частности, питьевой воды.

Человечество за год потребляет больше 4 тыс. кубокилометров (кубокилометр – это 1 млрд т воды) воды только через прямой забор воды из природных водных объектов – для обеспечения потребностей жилищно-коммунального хозяйства (бытовое использование воды быстро растёт, в частности, в результате урбанизации), промышленности, аграрного сектора. Но вода используется не только таким образом.

Колоссальное количество воды должно быть в водных объектах – приемниках стоков, чтобы разбавить до приемлемых концентраций всю грязь, которую сливает в них современная цивилизация. Вода – очень важный фактор для рекреации. Наконец, водные объекты при весьма незначительном заборе воды абсолютно необходимы для гидроэлектроэнергетики, водного  транспорта, рыбного хозяйства.

По прогнозам ООН в 2050 г. в итоге своего абсолютного роста и нетто-миграции из сельской местности городское население мира достигнет 6,3 мдрд чел. против 3,4 млрд чел.  в 2009 г. (см. представляемый доклад ООН – WWDR4).

Сегодня около миллиарда человек все еще не имеют доступа к чистой питьевой воде, 1,4 млрд чел.  человек живут в домах без электричества, около миллиарда страдают от недоедания. По данным на 2010 год, 2,6 млрд чел. в мире не имеют доступа к современной канализации и улучшенным средствам санитарии.

Города с трудом справляются с наплывом населения, причем, сегодня в городах становится больше людей, не имеющих возможности пользоваться водопроводом, чем в 1990-х гг.

Великие реки, вычерпанные на полив

В огромных количествах вода разбирается на орошение. Вот лишь несколько примеров.

Одна из великих рек мира – Хуанхэ впадает в океан только в период паводка. Все остальное время по данным за последние 24 года устье этой реки стоит совершенно сухое.

Другая великая река – Инд в 1937 г., когда начиналось массовое гидростроительство, несла в океан 240 кубокилометров воды в год. Через три десятилетия после начала масштабного гидростроительства, целью которого было использование воды Инда для орошения, в океан стало попадать уже не 200, а всего 50 кубокилометров. Сейчас Инд, в зависимости от водности, которая варьирует от года к году, несет в океан всего 10 или максимум 20 кубокилометров в год. Вся остальная вода – 220-230 кубокилометров в год! – разбирается, прежде всего, на орошение в среднем и нижнем течении Инда.

Источник: WWDR4, том 2, стр. 427
Источник: WWDR4, том 2, стр. 427
На орошение, как говорится в докладе ООН, человек использует две трети забираемой из природных источников воды. Перспективы роста продовольствия в мире, а оно необходимо, чтобы накормить прирастающее земное население, связаны, прежде всего, с дальнейшим развитием орошаемого земледелия, а воды на орошение в мире осталось всего на 10-15 лет. Они пройдут, и придется констатировать, что возможности экстенсивного роста землепользования вообще закончились.

В мире еще останется довольно много неиспользуемой пресной воды, но ее вовлечение в хозяйство при нынешнем уровне развития техники весьма проблематично. Сейчас не видно даже в долгосрочной (но обозримой) перспективе возможностей значительного использования в хозяйстве тех вод, которые несут реки России и Канады в Северный Ледовитый океан. Откуда брать дополнительную воду? Или как без нее обходиться, если ресурсы исчерпаны?

Новые технологии орошения

В странах, нуждающихся в воде, особенно оросительной, некоторые ресурсы все еще есть, они – в повышении эффективности использования забранной воды. И это относится ко многим странам мира, особенно к развивающимся странам. Орошаемое земледелие используют страны Центральной Азии: Узбекистан, Туркмения, Казахстан, и богатые водными ресурсами, в отличие от трех названных, Киргизия и Таджикистан. Но вода там используется крайне неэффективно, продолжает господствовать арычная система земледелия, насчитывающая уже несколько тысяч лет. Новые технологии орошаемого земледелия пока еще почти не коснулись этих стран.

Между тем, если переходить на системы подземного капельного орошения, эффективность уже забранной воды можно повысить, по крайней мере,  в 6-7 раз.

Шире всего эти технологии применяются в Аризоне (США), причем не в лабораторных масштабах, как это некоторые думают, а на десятках тысяч гектар.

Эти системы применяются и в Израиле, где все еще остается большой потенциал для расширения их использования. Такие технологии дают много видов экономии: экономию воды, энергии, и всех средств химизации растениеводства. Они повышают качество продукции, существенно изменяют в лучшую сторону качество труда. Массовый переход к этим технологиям позволит решить не только водную, но и ряд других актуальнейших проблем.

Стандартный ответ на вопрос, что же препятствует внедрению этих технологий в странах, особенно в них нуждающихся, – очень высокая капиталоемкость таких систем. В самом деле, прокопать арык (если вода для него имеется) гораздо дешевле, чем устроить систему подземного капельного орошения.

Не пустяк, а еще один аргумент, работающий против внедрения новых технологий, например в Узбекистане, таков. Вдоль сложившейся системы арыков и  на орошаемых полях хлопчатника произрастают сорняки, которые используются местным населением как корм для овец и коз. При широком внедрении капельного орошения этого источника корма для домашней скотины не станет. И это психологическое препятствие – именно психологическое, ведь экономическая проблема обеспечения населения продуктами животноводства при широком использовании подземного капельного орошения решается достаточно просто, причем различными способами, – оказывается не менее весомым аргументом против новых технологий, чем капиталоемкость.

Лидеры по валовым запасам воды

Россия дефицита воды не испытывает. Наша страна – одна из тех трех стран мира, в которых не занятая в хозяйстве вода останется и через 15, и через 30, и, по-видимому, через 70 лет.

Две другие такие страны – это Бразилия и Канада. Первая из них по валовым запасам воды – Бразилия. Крупнейшая по водности река мира – Амазонка несет в океан более 7 тыс. кубокилометров воды в год. Для сравнения: на втором месте по водности находится река Конго, которая несет более тысячи кубокилометров воды в год. Как видим, между первым местом и вторым более чем шестикратная разница, и трудно найти прецедент с таким колоссальным разрывом между первым и вторым местом. Если сортировать реки, к примеру, по площади их бассейнов или по их длине – то такого разрыва не обнаруживаем: Амазонка даже не самая длинная река. Но по объему стока ей очень уступает и наша великая Волга (несет всего 360 кубокилометров в год), и даже Енисей (550 кубокилометров в год).

Вододефицитные прогнозы

Хотя воды в России много, она сосредоточена в основном в азиатской части страны, тогда как промышленность, население, сельское хозяйство доминируют в европейской части. В прогнозах развития народного хозяйства до 2030 г. и далее никто и не пытался понять, как дело обстоит с водой.  Все имеющиеся долгосрочные прогнозы – Минэкономики, Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, Совета по изучению производительных сил – прогнозируют обычные макроэкономические показатели: ВВП, соотношение промышленного и сельскохозяйственного производства, их соотношение с долей сферы услуг. А вопрос о том, как все это обеспечить водой, не ставится. Попытку такого прогноза сделали в Институте водных проблем РАН.

Водоемкая продукция – не сырье, а именно продукция, способна полностью заместить топливно-энергетическое сырье в нашем экспорте и обеспечить стабильность госбюджета

Специалисты посчитали, сколько потребуется воды на все, внушающие доверие сценарии. Как обычно, они разрабатываются в трех вариантах: пессимистический (инерционный), когда предполагается продолжение ориентации преимущественно на экстенсивные факторы; оптимистический – инновационный путь развития; и средний. Последний сценарий хотелось бы считать наиболее вероятным, но оснований для таких надежд немного. За последние 30 лет, начиная с 1981 г., экономика России движется по инерционной траектории и никуда с нее не сворачивает. Еще при советской власти, в первой половине 1980-х гг., 85% прироста капиталовложений приходилось на ТЭК. Примерно так и идем, зримых (т.е. надежно регистрируемых статистикой) признаков изменений нет, поэтому в центре внимания оказались именно экстенсивные прогнозы. Согласно этим прогнозам, в Европейской части РФ воды для обеспечения экстенсивных вариантов развития не хватит. Европейская часть нашей страны при продолжении развития по инерции, как показывают расчеты, окажется вододефицитной.

Главная проблема при этом – не количество воды, а ее качество. В основных реках Европейской части России качество воды в обозримой перспективе окажется столь низким, что придется тратить колоссальные деньги собственно на водоподготовку, на то, чтобы воду можно было пить, подавать в водопровод, использовать во многих технологиях, в т.ч. химической и целлюлозно-бумажной промышленности, теплоэнергетике.

Какую попало воду нельзя использовать и  в орошаемом земледелии: происходит загрязнение и деградация почвы, катастрофически падают урожаи и качество продукции растениеводства.

Таким образом, переход к инновационному пути  – единственное возможное спасение для нас, в том числе и от водного кризиса. Между тем поиск выхода на инновационную траекторию развития идет пока без учета серьезности проблем с водообеспечением. Фактически проекты, реализуемые в «Сколково» и госкорпорацией «Роснано», эту проблему игнорируют.

Возможно, нынешний доклад ООН (WWDR4) сыграет свою роль и подтолкнет руководство страны к тому, чтобы придавать водной проблеме более серьезное значение, чем это было до сих пор. Тогда Россия сможет существенно помочь не только себе, но и вододефицитным странам мира. Не сырьем, а продукцией тех отраслей, которые базируются сейчас на высоких технологиях и которые тянут все хозяйство вперед.

Роль России в решении глобальной водной проблемы

В основных реках Европейской части России качество воды в обозримой перспективе окажется столь низким, что придется тратить колоссальные деньги собственно на водоподготовку

Роль, которую Россия может сыграть в решении проблемы глобального дефицита воды, состоит не в экспорте самой воды (а в Азиатской части страны ее очень много, хотя и там загрязнение является весьма существенным), а в экспорте водоемкой продукции – ее производят энергетика, целлюлозно-бумажная и химическая промышленность, металлургия. Так, один блок современной теплоэлектростанции в один гигаватт (а мощность современной ТЭС обычно  4-5, и даже 8 ГВт) в год требует для охлаждения и пр. одного кубокилометра воды. Огромное количество воды требуется для химии и нефтехимии. По некоторым продуктам соотношение между затраченной водой и производимой продукцией по весу составляет 1:20000. То есть, чтобы сделать тонну некоторых химволокон, нужно затратить 20 тыс. т  воды.

Все названные отрасли – традиционные для нашей страны, они хорошо обеспечены всеми остальными видами необходимого для них сырья. И если должным образом отнестись к этой проблематике, то с исчерпанием нефти и газа проблемы с валютным источником для нашего бюджета вообще не возникнет, водоемкая продукция сможет полностью заместить топливно-энергетическое сырье в нашем экспорте. И надо подчеркнуть: водоемкая продукция – не сырье, а именно продукция, производство которой при современных требованиях качества возможно только на высокотехнологичном оборудовании, работниками высокой квалификации при умелом менеджменте. Инновационному конструированию и производству такого оборудования следовало бы уделить адекватное внимание нашему машиностроению и приборостроению.

В настоящее время 80% используемой воды в мире не подвергается очистке. Оросительная вода, даже будучи очень загрязненной, вообще практически не чистится, из тех 80% воды, которые не проходят очистки, почти 70% приходятся на поливное земледелие. Ясно, что проблема эта – глобальная. Как чистить эту оросительную воду? Практических предложений на эту тему у человечества нет. Проблема между тем – глобальная.

И подчеркивание этой проблемы – еще один повод, чтобы приветствовать доклад ООН о  состоянии водных ресурсов мира. Российские гидрологи, экологи, специалисты по управлению водными ресурсами и водным хозяйством готовы полностью подписаться под всеми его основными положениями.

 

Из выступления В.И. Данилова-Данильяна в связи с презентацией Доклада ООН о состоянии водных ресурсов мира («Управление водными ресурсами в условиях неопределенности и риска», WWDR4)

 

Источник рисунка: WWDR4, том 2, стр. 427.

 

 К публикации подготовила Наталья Гетьман

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp