Даже ВЭБ не может всё. Экономическая политика
Даже ВЭБ не может всё

Внешэкономбанк в ближайшие годы станет совсем немаленьким банком с оборотом в 2 трлн руб. Однако его возможности несопоставимы с такими его собратьями как KfW или BNDES, а также с нарастающими потребностями в инвестициях даже в самые приоритетные национальные проекты, отметил зампред Внешэкономбанка Сергей ВАСИЛЬЕВ  на заседании Диспут-клуба АНЦЭА «Узлы экономической политики»


Сергей Васильев
Созданию ВЭБ как банка развития предшествовали дискуссии по поводу выбора пути. Было принято решение создавать классический банк развития, то есть институт, по образцу успешных институтов развития в Южной Корее, Бразилии или Германии. Наши цели практически полностью совпадают с теми, которых так стремились добиться многие развивающиеся страны. Это инфраструктура, базовые отрасли промышленности, малое и среднее предпринимательство и инновации. Представлялось правильным использовать те же институты, которые показали свою эффективность для решения схожих проблем в других странах.

Особенности модели

Когда принималось принципиальное решение, была развилка – создавать институт развития  в виде банка или небанковской структуры. Ведь банк – это структура с набором очень строгих правил поведения. Решение создавать именно банк пришло не сразу. В правительстве склонялись вначале к тому, что по своему статусу институт развития, призванный решать столь масштабные задачи, должен иметь статус фонда, который предоставляет займы.

Но как тогда контролировать качество кредитов? А в банке работают годами отлаженные технологии, существуют категории качества кредитов, создаются провизии, и через резервы сразу видно качество портфеля. Представляется, что создание именно банка как института развития для решения приоритетных задач экономического развития страны оказалось правильным. Это решение блестяще сработало.

Да, Внешэкономбанк всегда находится под политическим давлением. Но даже и в этом случае предоставление кредита сопровождается оценкой последствий: провизии будут такие-то, прибыль упадет на столько-то, капитал или иные показатели деятельности ВЭБ и заемщика изменяться на столько-то.

ВЭБ в качестве банка развития по своей модели отличается, к примеру, от бразильского. В Бразилии государство обеспечивает постоянный поток инвестиций. Ресурсом для него выступает специальный налог, часть payroll, часть налога на зарплату, которая просто идет в фонд банка развития. Поэтому у бразильского банка развития нет проблем фондирования.

ВЭБ оказался в другой ситуации, ему предоставлены средства для внесения в уставной капитал. В дальнейшем ему будет необходимо привлекать средства с рынка.

Значит, ВЭБ проходит аудит международными компаниями, рейтингуется международными агентствами и от того, как выглядит его баланс, зависит цена заимствований и их возможный объем.

Выбор пути – создание банка с нуля или на месте готовой организации, сделанный в пользу последнего, имел свои плюсы и минусы. К примеру, в кризис ВЭБ операционно оказался на высоте. Банк оказался готов к очень быстрой работе по самым разным направлениям реализации программы антикризисных мероприятий. Впрочем, такой  неспецифической для банка развития деятельности, как инвестиции в предприятия в предбанкротном состоянии, в реальной работе Внешэкономбанка мало.

А минус в такой организации состоит в хроническом дисбалансе между  функциональными и линейными подразделениями. Хронически не хватает людей в инвестподразделениях, Наблюдательный совет зажимает банк по численности (численность «режут» примерно раз в два года на 10%), вследствие этого подразделения, которые должны были расти быстро, растут на деле, наоборот, медленнее. И это серьезная проблема для ВЭБа.

Политика заимствований

Зафиксированный в уставных документах Внешэкономбанка принцип – на один рубль госсредств занять еще четыре рубля с рынка – реализуется

Несмотря на очень тяжелую ситуацию на рынке в последние четыре года, ВЭБ вышел на рынок заимствований. Заимствования удалось провести на условиях, существенно лучших, чем можно было ожидать. Фактически Внешэкономбанк сумел занять на рынке столько, сколько ему требовалось.

Успеху заимствований способствовали два фактора. Первый – чрезвычайно либеральная политика западных эмиссионных центров. Она и в кризис осталась все же либеральной, хотя и стала чуть более жесткой. Второй фактор – отсутствие заимствований со стороны Минфина. Так сложилось, что ВЭБ стал главным российским субсуверенным заемщиком.

Таким образом, Внешэкономбанк получает средства для пополнения уставного капитала от государства, для пополнения кредитных ресурсов занимает деньги на рынках. Но у банка нет текущих счетов и средств населения. Это требование «не конкурировать с коммерческими банками» было сформулировано изначально и прописано в меморандуме ВЭБ.

Юридический статус

У нас много и охотно критиковали сам юридический статус госкорпораций. Внешэкономбанк стал одним из первых таких институтов. Выбор этой формы для ВЭБ оказался ситуационным. Когда проводили анализ возможных юридических форм для него, то выяснилось, что преобразование банка в акционерное общество с процедурной точки зрения просто невозможно совершить быстро. Пришлось бы проводить приватизацию и многие другие процедуры, на которые ушло бы, как минимум, полтора года. Выбор был сделан в пользу формы госкорпорации. Затем и иные структуры с участием государства получили тот же статус.

Вряд ли стоит копья ломать по поводу такой юридической формы как госкорпорация. Понятно, что это форма временная. В перспективе она исчезнет, и институты с участием государства перейдут в иные формы организации, принятые в публичном праве. Впрочем, ВЭБ, вероятно, сохранит свой особый статус. Это все-таки, по сути,  некоммерческая организация.

Внешэкономбанк, согласно закону, имеет максимальную независимость от госорганов в своей операционной деятельности. Госорганы не имеют права вмешиваться в деятельность банка. Понятно, что это положение фиксирует скорее благие намерения. Ведь Наблюдательный совет ВЭБа состоит из министров правительства, а возглавляется премьером. Так что количество политически мотивированных проектов у ВЭБ – велико. Но есть и, так сказать, заслон или ограничение – это состояние баланса ВЭБ. Статус банка оказался на деле работающим инструментом повышения эффективности расходования средств даже на политически мотивированные проекты.

ВЭБ каждый год заканчивает с прибылью, состояние его баланса, несмотря на кризисные явления, довольно хорошее.

Стратегия развития банка предусматривает, что к 2015 г. ВЭБ выйдет на возможный предел заимствований. Зафиксированный в уставных документах ВЭБА принцип –  на один рубль госсредств занять еще четыре рубля с рынка – реализуется. И вероятно, это максимум того, что Внешэкономбанк сможет сделать для пополнения своих пассивов при нынешнем размере его уставного капитала. В ближайшие четыре года он вряд ли будет увеличен.

Таким образом, ВЭБ будет немаленьким банком, но и не очень большим. Его оборот  составит около 2 трлн рублей. В сравнении с KfW, с BNDES, и, в особенности, в сопоставлении с нарастающими потребностями России в инвестициях, это немного.

ГЧП и инфраструктурные проекты

Успехи банка в реализации важных для России инфраструктурных проектов невелики. ВЭБ ориентирован на использование механизма ГЧП. Этот механизм по ряду причин пока в нашей стране работает плохо. Региональное законодательство по ГЧП очень слабое, кроме того, регионы совершенно не готовы к тем значительным усилиям (и организационным, и финансовым), которые необходимы для подготовки проектов ГЧП. В их бюджетах, как правило, нет средств на это. ГЧП – это совершенно новый механизм, который для руководителей регионов остается пока экзотическим.

Механизм ГЧП пока плохо работает в нашей стране, в том числе потому, что регионы  не готовы – ни организационно, ни финансово – к проработке проектов с участием частного бизнеса

Недавно был создан Фонд подготовки проектов для ГЧП, и есть надежда, что в ближайшие пять лет можно запустить некоторое количество региональных проектов.

Есть удачные федеральные проекты. Но и их пока немного: Западный скоростной диаметр (внутригородская скоростная магистраль Санкт-Петербурга), Пулково-3, дорога Москва – Петербург. Проектов немного, но и они не отражают наши российские приоритеты.

Согласно меморандуму ВЭБ, у него нет региональных приоритетов, но по факту есть два, сфокусированных на двух российских регионах с наиболее острыми проблемами. Для их решения созданы дочерние организации ВЭБа – «Корпорация Северного Кавказа» и «Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона».

Но никакой фонд или корпорация не могут решить проблему надежного законодательного обеспечения региональных ГЧП-проектов. К примеру, Санкт-Петербург сделал нормальное законодательство по ГЧП, и там проекты в таком формате работают. Фактически больше нигде в стране подобных условий для проектов такого рода нет.

Типы реализуемых проектов

В портфеле ВЭБа есть проекты двух типов. Это либо крупный проект политического значения, одобренный Наблюдательным советом и распиаренный в СМИ, либо это  проекты, которые возникают спонтанным образом в результате обращения в ВЭБ потенциальных клиентов.  

Опыт работы с инициативными проектами показывает, что спрос на инвестиции большой, а хороших проектов мало. Многие из инвестпроектов крайне низкого качества проработки. Из-за того, что в стране долго ничего не инвестировалось, была потеряна и не возродилась культура подготовки инвестпроектов, а в ряде отраслей практически исчезла и культура проектирования. И это одна из больших проблем, особенно остро стоящая в базовых отраслях промышленности.

Именно для решения этой проблемы в декабре 2009 г. была создана компания «ВЭБ Инжиниринг», задача которой – создать новые стандарты подготовки проектов в базовых отраслях.

ВЭБ ведет, по российским меркам, очень крупные проекты. Минимальный размер которых – 2 млрд рублей. И это, наверное, правильно для банка развития. Если бы ВЭБ вел мелкие проекты, то у него было бы такое их количество, что банк не справился бы с их управлением чисто организационно. Тем не менее ВЭБ предоставляет средства для развития малого и среднего бизнеса (МСП). Именно в этой сфере есть потенциал модернизации и инноваций, и надо что-то делать, чтобы его реализовать. ВЭБ выделил средства на развитие МСП через коммерческие банки. Эта практика достаточно успешна.

Вместе с тем необходимо и создание особого механизма поддержки для средних предприятий, специального «окна» именно для таких быстрорастущих структур, как это сделано в Бразилии.

Теоретически в России возможно создание еще одного банка развития,  специализирующегося на некоем классе задач, которые ВЭБ в одиночку решать не может. Но на практике такое решение вряд ли возможно. Деятельность банка развития связана с серьезными рисками, а для того, чтобы их принять на свой баланс, у такого банка должен быть значительный капитал. На сегодня даже капитал ВЭБ недостаточно велик для того, чтобы банк мог принять на себя некоторые виды рисков.

 

 

Подготовила Наталья Гетьман

По материалам 61-го заседания Диспут-клуба АНЦЭА «Узлы экономической политики» (от 19 января 2012 г.) на тему: «Промежуточные итоги развития институтов развития»

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp