Конструирование политики поддержки. Экономическая политика
Конструирование политики поддержки

Создание благоприятной среды для малого и среднего предпринимательства требует обоснованности самой концепции госполитики и выработки мер, адресованных различным целевым группам субъектов МСП с дифференциацией поддержки в соответствии с особенностями регионов и отдельных точек локации этого бизнеса, считает президент НИСИПП Александр ЧЕПУРЕНКО


Александр Чепуренко
Россия хотя и переместилась со 118-го на 112-е место в рейтинге Всемирного банка «Doing Business - 2013»,  но по-прежнему находится в группе стран с наименее благоприятными условиями для ведения предпринимательской деятельности. В рамках нашего проекта «Георейтинг: предпринимательская активность в регионах России» (2011) были проанализированы внутренние факторы, определяющие предпринимательскую активность в российских регионах. По результатам исследования отмечена слабая прямая зависимость предпринимательской активности от уровня благосостояния на душу населения. Также не прослеживается прямой связи между уровнем доступа к внешним источникам финансирования и предпринимательской активностью. Фиксируется слабая связь между оценкой населением условий для начала дела в местности проживания, достаточности собственных навыков для предпринимательской практики и соответствующей активностью.

Никакой значимой связи не было выявлено и между уровнем деловой активности в регионе и готовностью населения заниматься предпринимательством. И это важный факт, поскольку политики предполагают, что в регионах, где уже развит сектор МСП, можно ожидать от населения большей активности.

Также не отмечено значимой связи между уровнем деловой активности и безработицей. При ухудшении ситуации на рынке труда россияне уходят в неформальные виды ведения домашнего хозяйства, но своего дела не начинают.

Структура сектора и принципы конструирования госполитики

Нельзя не признать, что социально-экономическая модель нашей страны не стимулирует в массовом масштабе ни добровольного, ни вынужденного предпринимательства. Отсюда низкая предпринимательская активность населения (см. также «Дефекты ручного управления»).

Из этого, впрочем, не следует, что нет нужды думать об эффективной государственной политике поддержки МСП. Однако при выработке такой политики следует учитывать качественные изменения в структуре сектора, произошедшие за последние 20 лет.

Важнейшее из этих изменений – формирование  группы средних компаний – потенциальных и реальных лидеров инновационных кластеров МСП. Нарастает дифференциация по линии малый бизнес/средний бизнес. В этих областях разные степени успешности, разный уровень формализации хозяйственной деятельности, очень разные рыночные стратегии. Если для среднего бизнеса важны проблемы, связанные с долгосрочным развитием (доступность длинных денег, инвестиционных кредитов, кадровый голод, таможенная политика и т.п.), то микро- и значительная часть малого бизнеса обеспокоены совсем другими вопросами: можно ли получить кредит на пополнение оборотных средств, как уберечься от слишком частых проверок и вымогательства рядовых чиновников-рэкетиров? Также нарастает дифференциация между успешными и отстающими по уровню развития предпринимательской активности населения российскими регионами (см. рис. 1). Эти изменения ставят в повестку дня необходимость выработки политики господдержки, ориентированной на разные целевые группы, разные типы регионов и локаций МСП.

Рисунок 1. Разброс уровня предпринимательской активности субъектов РФ. Источник: Отчет НУЛ исследований предпринимательства НИУ ВШЭ за 2011 г.
Рисунок 1. Разброс уровня предпринимательской активности субъектов РФ. Источник: Отчет НУЛ исследований предпринимательства НИУ ВШЭ за 2011 г.
Объективно запрос на такого рода политику в отношении малого и среднего предпринимательства в России, как представляется, есть. Однако реальная политика  сегодня строится, исходя из совершенно другой логики.

МЭР предлагает некоторые прямые и косвенные меры. В числе последних – участие субъектов МСП в госзакупках и госзаказе, ограничение административных барьеров, программы партнерства госкорпораций с малым предпринимательством. Что касается привлечения малого бизнеса к реализации госзакупок и госзаказов, то такие меры были эффективными, к примеру, в деголлевской Франции в 1950-е годы. Но в нашей стране они рискуют оказаться контрпродуктивными. Прежде всего, потому, что система госзакупок в России отличается высоким уровнем коррупции. Если государство требует обеспечить долю МСП в госзакупках до 30%, то это легко будет сделано через создание аффилированных предприятий, которые на конкурсах будут бороться друг с другом. Реально работающим сегодня бизнесам такая мера вряд ли поможет, а если и поможет, то только за счет все более глубокого втягивания малого и среднего бизнеса в коррупционные схемы.

Прямые же меры господдержки оказываются далеко не столь эффективными, как это предполагалось при их разработке (см. подробнее «Почему господдержка МСП не дает прогнозируемых результатов»). И как раз потому, что концепция госполитики строится по типовым схемам, не учитывающим ни специфику регионов и территорий, ни специфику структуры МСП. Собственно средним компаниям в ней уделяется незаслуженно мало внимания.

Нынешняя госполитика в сфере МСП рассогласована: государство «правой рукой» пытается что-то сектору дать (в 2013 г., к примеру, из федерального бюджета выделено на поддержку МСП 34,5 млрд руб.), а «левой» регулярно отбирает куда больше. Только за 2013 год были введены ограничения на продажу алкоголя (в том числе пива) и табачных изделий в киосках, что привело к резкому падению их оборота. Реформа ЕСН с одновременным увеличением размера общей ставки привела к росту административных издержек. Такой же эффект дало и введение обязательного бухучета для «упрощенцев» и распространение порядка ведения кассовых операций на индивидуальных предпринимателей. Резкое повышение для ИП фиксированных социальных платежей в Пенсионный фонд и Фонд обязательного медицинского страхования отразилось снижением рентабельности. В итоге, на конец июня этого года из легальной экономики ушло, по сообщениям масс-медиа, уже около 700 тыс. индивидуальных предприятий. Это –  более трети (!) от числа действовавших на момент переписи малого бизнеса в России (2010 г.) ИП!

«Умная политика» в сфере МСП

В нашем докладе сформулировано то, что мы назвали принципами «умной политики» по отношению к предпринимательству. Первый из них состоит в том, что всем субъектам  МСП должны быть предоставлены равные условия: налоговые, в сфере регистрации, в области проверок. Таким образом, весь сектор МСП получил бы значительные облегчения в плане ведения текущей деятельности.

МСП может достаточно успешно развиваться и в России, особенно если научиться выращивать в этом секторе компетенции и бизнесы, мало или вовсе не подверженные «административным рискам»

Второй состоит в том, что для успешного развития сектора в целом необходима целевая поддержка, направленная на группы роста малого и среднего бизнеса. Причем такая политика должна включать специфический набор мер и инструментов для разных целевых групп (например, инновационные стартапы и «газели») и для разных территорий.

Поддерживать МСП следует не через госведомства и чиновников по преимуществу, а через стимулирование субъектов финансового рынка, которые сами найдут и вырастят инноваторов этого сектора. Т.е. необходимо оказать содействие самоорганизации и профессиональной деятельности ассоциаций бизнес-ангелов и венчуристов, они сами смогут найти, оценить и поддержать инновационные проекты и бизнесы лучше, чем какой-нибудь чиновник в каком-нибудь региональном фонде содействия всему хорошему.

Лучший способ создания в конкретных местностях квалифицированных рабочих мест заключается в формировании кластеров МСП. И к этому можно прийти через создание мер прямой и косвенной поддержки  средних предприятий-«газелей», которые могут сыграть ключевую роль в подъеме всего сектора. Такой подход позволит делать упор не на заимствование неприложимого к отечественным условиям зарубежного опыта, а на деятельность агентов (уже существующих в стране средних предприятий), интересы которых объективно работают на подъем региональной экономики.

Средние быстрорастущие компании создают в своем регионе дилерскую сеть. В Москве и ближнем Подмосковье работает более полутора десятка таких «газелей». Все они заняты в отраслях, встроенных в экономику мегаполиса (ЖКХ, фармацевтика, парфюмерия). Им, как правило,  не нужны квоты в госзаказе или кредиты на пополнение оборотных средств, но им остро требуются кадры (см. подробнее: «Дефицит кадров страшнее коррупции»).

В отличие от госкорпораций средние российские компании не могут создавать университеты, но готовы сотрудничать с конкретными вузами и колледжами, инвестируя в это сотрудничество не только средства, но и свои компетенции и технологии. Им мешают административные барьеры, они заинтересованы в длинных деньгах для развития (см. также: «Схема наладки системы кредитования малого бизнеса»), они боятся внимания к себе, поскольку последнее чревато потерей бизнеса. Они есть  не только в московском регионе, но их немного. Но это является в определенном смысле плюсом: не так сложно вырастить из них некую неформальную ассоциацию, которая в состоянии грамотно сформулировать свой запрос власти, совместно разработать некую дорожную карту.

Такой подход хорошо  встраивается в логику нынешней  вертикали власти с ее доминантой ручного управления. То, что не срабатывает в отношении сотен тысяч малых предприятий, может сработать в отношении относительно немногочисленных групп роста. Разные источники оценивают долю «газелей» в развитых экономиках в 6-8%, до кризиса аналогичный показатель в России был в 1,5-2 раза выше, да и сейчас, по экспертным данным, их около 10% от общей численности средних фирм. Отсюда напрашивается вывод: если выращивать компетенции, которые в малой степени или вовсе не подвержены административному риску, МСП может успешно развиваться и в России. Что необходимо для выращивания таких компетенций и такого бизнеса?

Прежде всего, поддержка со стороны местных органов власти, просто потому, что главный вопрос – это вопрос образования и выращивания людей, действующих в этой сфере. Впрочем, муниципалитеты в перспективе могли бы оказывать и финансовую поддержку МСП, на которую сегодня у них нет средств. Решение этой проблемы просматривается в намечающихся изменениях в отечественной налоговой системе, среди которых обсуждается и передача значительной части налогов от МСП на уровень местного самоуправления.

В период между  2009 г. и 2012 г. в России отмечены признаки существенного улучшения деловой среды. Об этом, в частности, свидетельствуют данные «Обзора деловой конъюнктуры и работы предприятий за 2012 год» (BEEPS-2012). Однако при этом основные проблемы бизнеса остались прежними. Это высокий уровень налоговых ставок, отсутствие квалифицированных кадров, коррупция и административные барьеры. Причем характеристики деловой среды даже в соседних российских регионах сильно разнятся (см. подробнее: «Предпринимательский климат в стране «зеленеет»; «Равнение на Ульяновск, Саранск и Владикавказ?»). И это ведет не только к тому, что в нашей стране в целом деловая среда улучшается медленнее, чем, если бы в стране действовали эффективная система внедрения лучших практик, но и к тому, что региональная мобильность малого и среднего бизнеса оказывается ограниченной относительно небольшой территорией «наибольшего благоприятствования». Проще говоря, региональная мобильность МСП остается в России низкой.

Региональная политика поддержки МСП может быть сведена к четырем различным группам типовых мер, которые можно было бы продвигать в соответствующих субъектах с оцениванием степени эффективности этих мер в режиме обратной связи (см. табл. 1).

Таблица 1. Типы политики поддержки МСП в разных субъектах РФ. Источник: автор
Таблица 1. Типы политики поддержки МСП в разных субъектах РФ. Источник: автор
А при формировании политики поддержки МСП в конкретном регионе и выбор, соответственно, того или иного набора мер следует проводить с максимальным учетом наличия в конкретном регионе тех или иных благоприятных для этого условий. Там, где нет условий и предпосылок для реализации одного варианта, должны использоваться другие меры, а также меры содействия самозанятости, пропаганды предпринимательского успеха, накопления человеческого капитала (так, согласно данным «Глобального мониторинга предпринимательства», сильное отторжение от предпринимательства вызывает низкая оценка собственных навыков).

Например, подходящие для Москвы формы поддержки могут оказаться абсолютно бессмысленными в других регионах. По уровню конкуренции и целому ряду позиций московский рынок напоминает рынок крупного американского города. Высокая конкуренция и насыщенный рынок делают эффективность подобных мер в столице  чрезвычайно низкой. Но здесь могут оказаться исключительно эффективными меры по стимулированию создания  инновационной инфраструктуры, то есть меры по использованию преимуществ Москвы, в которой есть для этого питательная среда в виде крупных исследовательских университетов и других исследовательских площадок.

Кроме того, применительно к сложившейся модели государственного управления очень важно стимулировать конкуренцию регионов через сопоставление индикаторов качества деловой среды. Если губернатор и его администрация будут знать, что этим также будут оценивать их эффективность, они будут более восприимчивы к сигналам экспертных сообществ МСП.

Наконец, для создания благоприятной для развития отечественного МСП атмосферы необходим уход от конфликта интересов, при котором один и тот же государственный орган разрабатывает политику господдержки,  формирует программу, исполняет ее и сам же оценивает ее эффективность. Должен быть принцип двух ключей, важную роль в оценке, как минимум, политики в отношении МСП, должны играть предпринимательские объединения. Чтобы это оценивание было обоснованным, нужен мониторинг, оценка эффективности политики, регулярные обследования предпринимательской активности и деловой среды, в том числе дальнейшее развитие связей с предпринимательским сообществом, которое практикуется в деятельности Агентства стратегических инициатив (см. подробнее:«Финальный аккорд»).

 

Александр Чепуренко

 

По материалам доклада на семинаре в ВШЭ «Что происходит с малым бизнесом и вокруг него?», 27 июня 2013г., Москва

 

Подготовил к публикации Илья Воробьев

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp