Власти всерьез намерены обуздать коррупцию. Экономическая политика
Власти всерьез намерены обуздать коррупцию

Коррупция для нашей страны не просто зло, но и фактор деградации государства. Она подрывает устои общества и его представление о справедливости. Борьба с коррупцией может быть успешной лишь при условии ее системности и последовательности,  отметил  председатель Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл КАБАНОВ, презентовавший  доклад «Коррупция в Россия: время решительных действий»  в «РИА Новости»


Кирилл Кабанов
Коррупция в России – один из самых доходных видов бизнеса. Для части российской бюрократии коррупционные доходы – основной мотив для работы на госслужбе. Именно коррупция нарушает основной принцип существования общества – принцип справедливости.

В результате доминирования личных меркантильных интересов при осуществлении полномочий рядом должностных лиц (разного уровня управления) реализация ими государственных (общественно-значимых) задач извращается. Таким образом, степень управляемости бюрократическим аппаратом  снижается.

Как любой другой бизнес, корруционный имеет свои обороты, которые сегодня оцениваются примерно в  300 млрд долл. в год, отметил Кабанов. «Только за счет государственных  закупок ежегодно теряется около 1 трлн  рублей. Этот рынок формируется за счет распределения бюджета, и при его формировании закладываются так называемые «бизнес-темы». Яркий пример – история с томографами, закупка которых была предусмотрена в рамках национальной программы «Здоровье». Их цена была определена изнчально в  10 раз выше рыночной. Причем во многих случаях  в регионах, куда завозили томографы, вообще  не было условий для их работы. К примеру, в Костроме не хватало энергетического обеспечения. Но действовал такой принцип: подали заявку, значит надо освоить деньги.

Еще один яркий пример коррупции – управление различными видами собственности. Государство до сих пор не знает, чем и как оно управляет и  что оно имеет в собственности. Например, это касается земли. В кадастре реально отображено только 30% федеральных сельхозземель.

Никто никогда не оценивал, сколько стоит огромное количество предприятий ФГУПов, АО. А сегодня обсуждается программа по управлению федеральным имуществом. Ее результатом, как планируется,  станет уход государства из ГУПов к 2016 г., из АО – к 2018 году. С одной стороны, это  неплохая программа: государство должно продать земельные участки, здания, некое имущество. Но проблема в том, что в этой программе нет оценки ни материальных, ни интеллектуальных активов. Не установлен и реальный порядок (процедуры) оценки.

В  российском законодательстве отсутствует определение такого преступления как коррупция, между тем она превратилась в прямую угрозу национальной безопасности страны

Коррупция  настолько вросла в ткань общественной жизни, отметил Кирилл Кабанов, что ниши для нее прямо закладываются в законодательство, а механизм экспертизы  законопроектов и нормативных актов стал простой формальностью и не работает. К примеру, в Гражданском кодексе напрямую лоббируются интересы нотариуса: в части прохождения всех сделок с недвижимостью через нотариат.  И таких примеров множество, причем во всех сферах.

Цель подготовленного НАК доклада, как отметил  Кабанов, комплексно оценить и описать феномен коррупции в России, в том числе с учетом  исторических  его корней, восходящих, как минимум, к наследию советско-партийной хозяйственной бюрократической структуры времен заката СССР.

Но сегодня коррупция  – это не только  доходный бизнес, но и основа для  формирования нового класса в России. Класса бюрократии, который активно формируется в пространстве, лишенном прежней идеологии. В новой России мотивация личного обогащения стала проникать в управленческий аппарат, в региональные элиты, правоохранительную систему.

Коррупцию, по словам Кабанова, можно сравнить с четвертой стадии онкологии, когда врачи говорят, что теоретически она лечится, однако результат лечения зависит прежде всего от самого организма – даст он установку на выздоровление или нет. Скорее всего, даст, считает Кабанов, в том числе и потому, что российская власть настроена решительно и намерена вести борьбу с коррупцией системно и всесторонне.

Что делать

Во-первых, для борьбы с коррупцией нужны эффективная правоохранительная и, самое главное, судебная системы.

Во-вторых, нужно уменьшить роль класса бюрократии. Этот едва ли не единственный многочисленный и сплоченный класс российского общества имеет куда большие возможности для лоббирования своих классовых интересов, чем народ или общество в целом.

Коррупция – это не только доходный бизнес, но и основа для формирования нового класса в России, класса бюрократии со своими особыми интересами, не совпадающими с общественными

Что делать при этой модели нашего общественного устройства? По мнению Кабанова, уповать следует, прежде всего, на  разум и волю  руководства страны. «Кто отдаст многомиллиардный бизнес? Готова ли бюрократия отстаивать свои интересы? По ряду законов мы видим, что готова. Почему не принимается ст. 20 Конвенции ООН о противодействии  коррупции , если на самом деле это – действенный механизм против коррупции? Понятно, что здесь стоит вопрос о тех самых зарубежных активах, возможности их возвращения. Также необходимо вернуть 810-1 Указ президента 1996 г., согласно которому в течение трех дней после публикации деклараций нужно начать проверку всех фактов, и в течение двух недель в СМИ и правоохранительные органы должны прийти результаты этих проверок», – подчеркнул глава НАК.

Необходимо усилить ответственность должностных лиц за неисполнение своих обязанностей, а  также работу с обращениями граждан, которая сегодня, хотя и ведется, но, скорее, «формально, для отписки».

Следует мотивировать  граждан, госслужащих, а также сотрудников правоохранительных органов и спецлужб принимать деятельное участие в выявлении фактов коррупции. При этом властные структуры должны быть готовы предоставить защиту и, возможно, материальное поощрение таким лицам. Рассматривается и предложение о зависимости продвижения по службе и оплаты труда чиновников от качества предоставляемых услуг. А оценки качества должны базироваться на мнении граждан.

Необходимо заниматься правовым воспитанием населения, считает Кабанов.  20 лет назад идеологическая ситуация в стране сложилась так, что позитивный образ в общественном сознании таков: это молодой успешный человек, который не считается ни с чем, для которого не существует никаких этических норм. Поэтому сегодня, подчеркивается в докладе НАК,  необходимо вернуться к человеческим ценностям, таким как семья, ответственность, любовь. Каждый труд должен достойно оплачиваться. Каждая профессия должна быть важна, ответственна, почитаема. Люди должны получать по заслугам не только за то, что они сделали для себя, но и для общества, для государства.

И, наконец, надо дать юридическое определение коррупции.  Из-за того, что этого понятия в законодательстве не существует, наказание за коррупцию квалифицируется  как взятка. А появление самостоятельного юридического термина поможет ужесточить уголовное наказание за коррупционные преступления.

В конце своего выступления,  глава НАК подчеркнул, что российская власть впервые за всю новейшую историю России  предпринимает попытку фундаментального поворота в сторону системной борьбы с коррупцией, которая стала прямой угрозой национальной безопасности. 

 

Кирилл Кабанов

 

По материалам пресс-конференции Кирилла Кабанова в «РИА-Новости» 10 апреля 2013г., г. Москва

 

Подготовила к публикации Татьяна Конищева

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp