Инвестор ищет, где выгодно, удобно и безопасно. Экономическая политика
Инвестор ищет, где выгодно, удобно и безопасно

Инвестору должно быть удобно, выгодно и безопасно работать в стране. Только при таких условиях можно привлечь капитал в нашу страны, отметил сопредседатель «Деловой России» Антон ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН на II Всероссийском форуме «Сильная Россия»


Антон Данилов-Данильян
При принятии решений о ведении бизнеса в той или иной стране или регионе инвесторы прежде всего отвечают на 3 вопроса: «Выгодно? Удобно? Безопасно?» Не получив четкого ответа хотя бы на один из них, инвестор, скорее всего, возьмет паузу в переговорах. Представители бизнеса провели в последние месяцы содержательные встречи с президентом страны (23 мая 2013 г.) и с председателем правительства (26 июня). На этих встречах и обсуждалась фактически эта триада вопросов. В ходе встреч с руководителями страны «Деловая Россия» на конкретных примерах показывала, что по всем вопросам триады Россия во многом уступает другим юрисдикциям. Между тем, Россия и отдельные субъекты Федерации не исключение из общего ряда, они реально конкурируют с другими юрисдикциями мира, потенциально пригодными для инвестирования. Поэтому нам необходимо на регулярной основе самим отвечать на эти три вопроса и мониторить изменение ситуации. Иначе поведение инвесторов будет нас периодически и неприятным образом удивлять. Бывают ситуации, когда инвестировать очень выгодно, но небезопасно или совсем даже неудобно, тогда притягательность России для инвестора исчезает. А инвестиции в этом случае не только не притекают в страну в желаемых объемах, но и уходят из страны.

На первом месте в упомянутой триаде стоит выгодность. Главное при ее определении – скорость и размер получения чистой прибыли относительно сделанных инвестиций. Инвестор самым тщательным образом изучает потенциальные издержки капитального и операционного характера, акцентируя внимание на оплате труда, логистике, налогах. Остальные издержки (затраты на оборудование, стройматериалы, сырьё и пр.) обычно оцениваются по средним ценам мирового рынка.

Разные страны по-разному решали вопрос о выгодности. Кто-то, как Китай, обеспечивал ее за счет низких зарплат, отсутствия социальных взносов и минимального налога на фонд оплаты труда. Некоторые страны, наоборот, уменьшали издержки бизнеса за счёт качественной логистики и инфраструктуры, предлагали уже готовые площадки с полностью подготовленными сетями и инженерными решениями. Для других были привычными искусственные сдерживания роста тарифов и внутренних цен на сырьё (газ, электроэнергию, бензин и пр.).

Россия, к сожалению, не отличается в лучшую сторону ни по одному из вышеназванных направлений. Издержки логистики держатся у нас на довольно высоком уровне (в том числе вследствие огромных российских расстояний), социальные взносы растут, и, к сожалению, даже региональные льготы, которые могли бы быть применены для инвесторов, далеко не всегда представляют для них интерес. Возможности регионов по повышению инвестиционной привлекательности явно недостаточны для того, чтобы существенно повлиять на выгодность вложений. Послабления по налогу на землю, части налога на прибыль, налогу на имущество – этого оказывается мало по сравнению с теми условиями по выгодности, которые имеют инвесторы в других странах. Замечу, что практика работы в «Деловой России» показывает, что многие страны еще и активно продвигают информацию об условиях инвестирования. Особенно в «особых» зонах или в «специальных экономических районах». Буклеты с описанием преимуществ в последнее время стали распространяться не только на английском, но и на русском языке. Как правило, описываемые в них условия для бизнеса куда лучше, чем все то, что благодаря скромным льготам инвестор может получить даже в российских особых экономических зонах. Не говоря уже о других регионах нашей страны.

Очевидно, что если не брать в расчет добычу и первичную переработку сырья, то провинциальные города и поселения Центральной части России по первым двум компонентам издержек имеют преимущества. Прежде всего, это близость рынка сбыта и относительно низкие зарплаты. Возможность снижать налоги на имущество, землю и прибыль, развивать бизнесы с особыми льготными налоговыми режимами есть практически у всех регионов. Но этих выгод все же недостаточно.

Дальний Восток получил отдельные льготы по новому федеральному закону «О развитии Сибири и Дальнего Востока». «Выгодность» ведения бизнеса в дальневосточных регионах несколько улучшилась в сравнении со средним уровнем по России. Однако и эти особо льготные условия проигрывают тем, которые предоставляет Казахстан, не говоря уже о Китае или Таиланде.

ВставкаВозможности регионов по повышению инвестиционной привлекательности явно недостаточны для того, чтобы существенно повлиять на выгодность вложений 

Отсюда напрашивается вывод: для повышения привлекательности нашей страны для инвесторов необходимо в первую очередь повышать в целом привлекательность российской юрисдикции (см. подробнее: Точка опоры для качественного роста стран БРИКС), а не только предоставлять те или иные льготы в тех или иных регионах страны. Тогда, возможно, станет по-настоящему выгодно развивать не только сырьевые, но и перерабатывающие отрасли.

Главные направления таких улучшений, на наш взгляд, таковы:

1) уменьшение социальных взносов, возврат к единому социальному налогу, переход к единой платёжке в рамках ЕСН;

2) новый подход к налоговым льготам, когда оценивается, что больше: (а) дополнительные бюджетные доходы, которые платят получившие налоговые льготы новые/выросшие бизнесы, или (б) размер сокращения реально полученных бюджетных доходов, происходящего вследствие введения налоговых льгот; если (а) больше (б), то общего сокращения бюджетных доходов нет, и льготу можно смело вводить;

3) расширение механизмов предоставления государственных финансовых гарантий, особенно на подготовку инфраструктуры для объектов инвестирования;

4) использование «дедушкиной оговорки», которая предусматривает сохранение на срок окупаемости инвестиционных проектов тех налоговых ставок и иных режимов государственного регулирования, которые имели место при начале их реализации.

Такие «дедушкины оговорки» существуют во многих странах, конкурирующих с нами за инвестиции. У нас этого до сих пор нет. Есть, правда, закон об инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, и закон об иностранных инвестициях. В них «дедушкина оговорка» предусмотрена для так называемых «приоритетных проектов». Но за все годы действия этих законов никаких приоритетных инвестиционных проектов правительство так и не утвердило. И эти оговорки, по сути, не действуют.

Второй элемент формулы-триады – удобство. Здесь ключевой элемент – скорость, оперативность взаимодействия с административными органами и монополиями: возможность быстро получать разрешения, готовить и сдавать отчеты, проводить сделки, оформлять на работу, проходить таможенные процедуры, подключаться к инженерным сетям и иным объектам инфраструктуры и т.д. (см. подробнее: Финальный аккорд и Равнение на Ульяновск, Саранск и Владикавказ?).

Ряд правильных общефедеральных решений уже принят. Это введение процедур оценки регулирующего воздействия и пересмотр ранее принятых нормативных актов. Это уточнение функционала федеральных органов исполнительной власти. Это дорожные карты, принятые в развитие указов президента, направленных на реализацию Национальной предпринимательской инициативы.

Главный акцент здесь не региональный, а отраслевой. В частности, дорожная карта по конкуренции будет дополняться новыми отраслевыми разделами, содержащими меры по снятию барьеров, мешающих развитию отдельных видов бизнеса.

Предстоит еще очень многое сделать для обеспечения большего удобства ведения бизнеса. Например, в сфере выдачи разрешений целесообразно принять следующие меры:

1) признать в России директивы, технические регламенты и стандарты тех стран ОЭСР, где производятся заводы и цехи «под ключ», которые наша страна намерена закупать и вводить в эксплуатацию в нашей стране;

2) признать международные лицензии, сертификаты и аккредитации стран ОЭСР в качестве достаточной основы для автоматического допуска иностранных проектных организаций на российский рынок при условии, если инвестиционный проект реализуется на базе иностранных технологий и оборудования;

3) обеспечить «одно окно» для подачи заявлений, документации, расчетов и материалов, связанных с получением разрешений на реализацию инвестиционных проектов и на ввод в эксплуатацию новых объектов;

4) обеспечить европейский уровень (до 100 дней) по срокам рассмотрения всех таких документов. За сто дней государственные органы должны в полной мере не только просмотреть и что-то ответить, но должны дать разрешение на реализацию инвестиционного проекта, сколько бы мелких недочетов в нем ни было. К этому документу должны быть приложены обязательные условия, которые инвестору надо выполнить для того, чтобы разрешение вступило в силу. Такого механизма пока в России нет, и это очень ослабляет наши конкурентные позиции в борьбе за инвестиции;

5) обеспечить сплошную реализацию принципа «один продукт – один документ», описывающего и сводящиего в одно все виды разрешений на производство и обращение этого продукта на территории России.

Выгоды инвестирования в России возрастут при снижении социальных взносов, более обоснованном подходе к налоговым льготам, расширении инструментов госгарантий, особенно для создания инфраструктуры инвестпроектов

Третий элемент формулы – безопасность. Важнейшая победа здесь уже состоялась. Президент Владимир Путин на Петербургском экономическом форуме в июне говорил об амнистии для предпринимателей как о решенном вопросе. Вскоре Государственная Дума приняла соответствующее решение, хотя и в значительно усеченном варианте, и процесс освобождения предпринимателей начал набирать темп.

Тем не менее, одной амнистии мало. Есть ряд позиций, которые явно требуют усиления, потому что можно разрушить любой инвестпроект, вовсе не доводя предпринимателя до тюрьмы, просто целенаправленно мешая инвестору выйти со своей продукцией на рынок. Например, в том случае, если на рынке уже присутствует какой-то аффилированный с тем или иным чиновником предприниматель. Или потому что инвестор не хочет, что называется, «делиться». Таким образом, нам всем нужно предпринять много дополнительных действий для того, чтобы инвестировать стало по-настоящему безопасно.

На этом направлении позиция «Деловой России» состоит в том, что акцент следует сделать на следующих трех направлениях действий:

1) укрепление института омбудсмена, в том числе возможностей его региональных представителей. При этом нам, инвесторам, требуется поставлять соответствующую информацию омбудсменам для того, чтобы принимались решения, направленные на противодействие угрозам безопасности бизнеса. Если эта связка не работает, то есть или общественный, или государственный контроль где-то дают сбой, вместе что-то не складывается, то довольно сложно обеспечить инвестициям безопасность;

2) развитие системы общественных и инвестиционных советов при органах власти не только на федеральном уровне, но и в каждом округе, регионе, муниципалитете;

3) рост независимости судебной системы от влияния любых сил и интересов.

И последний момент, на который мы хотели бы обратить внимание – это промышленные площадки, индустриальные парки, а еще лучше – территориально-отраслевые кластеры. Именно их наличие и многочисленность позволяют странам эффективно отвечать на все три ключевых вопроса инвесторов. Внутри таких образований возникает мощнейшая синергия, делающая инвестиционную деятельность и выгодной, и удобной, и безопасной.

Сегодня в мире уже сформировалось очень много кластеров, все они отличаются тем, что вокруг некоторого продукта складывается целая цепочка взаимозависимых производств. Кто-то поставляет компоненты для производства продукта. Кто-то этот продукт берёт и делает из него те или иные конечные изделия. Кто-то занимается переработкой различных отходов, которые появляются на соответствующих стадиях производства и использования этого продукта, и так далее.

России, по нашим оценкам, нужно примерно 600 крупных кластеров, в среднем по 200 компаний в каждом. Тогда мы не только наполовину решим поставленную президентом задачу создания 25 млн рабочих мест, но и получим дополнительный внутренний продукт, как минимум, сравнимый по объему с продуктом топливно-энергетического комплекса России. Это абсолютно реальная задача.

Такого рода кластеры во многих странах формировались на принципах импортозамещения. Проанализировав структуры российского импорта, «Деловая Россия» выделила группы товаров, которые в принципе можно было бы выгодно производить в России. Понятно, что бананы у нас выращивать невыгодно, тем не менее, большинство импортируемых сегодня товаров, как показывает наш анализ, в России можно производить, и производить с прибылью. Особенно, если импортзамещающие производства создавать в рамках кластеров.

К нам поступили 40 предложений от предпринимателей по созданию кластеров такого рода. Семь из них были нами оценены как перспективные. «Деловая Россия» направила в Министерство экономического развития соответствующие предложения. В целом мы встретили понимание в министерстве, однако очевидно и то, что кластерный, проектный подход плохо воспринимается существующей системой государственного управления. Потребуются, как представляется, совместные усилия нашей ассоциации с рядом министерств (Минпромторгом, Минсельхозом и Минэкономразвития), чтобы выстроить новую технологию управления такого рода системами, причем на современном уровне. Эта работа получила одобрение со стороны руководства страны. Полагаем, она будет в основном завершена к середине 2014 года. Причем эта новая система управления будет органично вписана в существующие законодательные нормы, а ее реализация сможет стать практически автоматической. В случае успеха пилотных проектов этот опыт можно будет распространить на всю страну, выстроить сеть территориально-отраслевых кластеров и выполнить поставленные президентом России задачи, причем в те сроки, которые им обозначены.

 

Антон Данилов-Данильян

 

По материалам выступления А.В. Данилова-Данильяна на II Всероссийском форуме «Сильная Россия»

 

Подготовила к публикации Татьяна Конищева

Поделиться:

Партнеры
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Vedi ancea isras voprosi_econ vvv selhozcoop Международный научно-общественный журнал nisipp